Русская линия
Московский комсомолец Сергей Бычков25.02.2003 

Молитвенник Всея Руси
Сквозь войны и концлагеря

Как и многие его сверстники, он рос спортивным мальчиком: мечтал стать мотогонщиком, профессионально занимался греблей, играл в шахматы. Он мог погибнуть, когда ему исполнилось 10 лет. В 1939 г. Красная армия вошла в свободную Прибалтику. Так началась военная эпопея его жизни, которая длилась с небольшими перерывами 6 лет. Его отец стал священником в 1940 г., а он с детства прислуживал в храме и также мечтал стать священником. Его мечта исполнилась. Он стал не только священником, но и епископом. А в 1990 г. был избран патриархом. Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II сегодня исполняется 74 года.
Его жизнь вполне могла бы послужить материалом для романа. Его дед по матери, полковник Осип Писарев, офицер белой армии, был расстрелян большевиками в Терриоках, под Питером. Второй — правовед, потомственный дворянин Александр Ридигер, успел вывезти семью из Петрограда в последний момент, в конце лета 1917 г. Они обосновались в буржуазной Эстонии. Отцу после окончания гимназии пришлось рыть канавы. Позже устроился бухгалтером на фанерную фабрику в Таллине, где познакомился с будущей женой Еленой Писаревой.
Это было счастливое время: собирались съезды христианской молодежи, в Эстонию приезжали профессора Свято-Сергиевского богословского института из Парижа. Духовной жизнью молодежи руководил священник Сергий Четвериков. Казалось, что советская власть вот-вот рухнет и тогда России будут нужны молодые специалисты. И молодежь эмиграции деятельно готовилась вернуться на Родину, чтобы способствовать ее возрождению. Однако шли годы, советская власть набирала силу. Семью Ридигеров должны были арестовать еще в 1939-м, когда Красная армия вошла в Таллин. Спасло чудо: в ту ночь, когда за ними пришли, они ночевали в сарае. А вскоре в Эстонию вошли немцы. Во время войны бомба попала в дом, где они жили. Женщина, присматривавшая за домом, погибла. А они ночевали в другом месте. Юношей он помогал отцу, который служил в лагерях для советских военнопленных. Они выезжали на оккупированную территорию, чтобы крестить детей и взрослых, венчать и отпевать. Это была их миссионерская деятельность. За годы советской власти люди забыли, как выглядит священник.
Позже патриарх вспоминал: «Я никогда в своей жизни не видел столько горя, страданий и трагедий, сосредоточенных на малом пятачке земли. Заключенных содержали в нечеловеческих условиях. Обращение к вере, духовная поддержка священников им были необходимы. Мы собирали продукты, одежду, лекарства для забитых, голодных людей. В бараке нам выделяли комнату или отгораживали закуток. Особенно жаль было детей. Нам удалось спасти 15-летнего Васю Ермакова и его сестренку. Пришлось подделать документы и приписать их к семье священника. Отец сумел выхлопотать освобождение священника и его семьи из лагеря». А органы МГБ расценивали миссионерское служение как пособничество нацистам. И тем не менее после войны их миновали и тюрьма, и лагерь.
Он уже прожил ровно столько, сколько просуществовала советская власть. 13-й год он несет тяжелое бремя патриаршества. Многое сделано за это непростое время. Его упрекают в том, что он недостаточно решителен, порой слишком снисходителен. Но он — первосвятитель Русской церкви и смотрит на жизнь не с сельской колокольни, а как всероссийский пастырь. Самое главное — своей жизнью он стремится зажечь епископат и священников на духовное служение. И не его вина, если порой они теплохладны и не могут понять, чего от них ожидает в это ответственное время Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru