Русская линия
День (Киев) П. Кралюк10.01.2003 

«Житие княгини Ольги» как памятник украинского общественного мнения ХVII в.

Анонимное «Жит¦¤ свято§, р¦вноапостольно§ велико§ княгин¦ русько§ Ольги, у свят¦м хрещенн¦ ґлени, баби святого великого князя Володимира» известно по списку конца ХVII — начала ХVIII в. Мы не будем останавливаться на реалиях украинской жизни того времени, а обратим внимание только на некоторые культурные явления, которые имели значение для литературного творчества.
Украинская культура того времени в значительной степени еще оставалась средневековой. Образованную часть населения представляли преимущественно духовные лица. Не удивительно, что литературой, которой пользовались в те времена образованные украинцы, были произведения религиозного характера — библейские тексты, писания церковных авторитетов, богословские (в частности, полемические) произведения и тому подобное. Далеко не последнее место занимала здесь и житийная литература. Так, довольно популярным произведением в Украине того времени был Киево-Печерский патерик.
Ведя речь об украинской культуре (прежде всего литературе) ХVII в., стоит отметить, что она оставалась преимущественно анонимной. Это тоже реликт Средневековья. В традиционных обществах, где слабая общественная динамика, автора ценят не за оригинальность, а за то, что он умеет отобрать наиболее ценные традиционные взгляды, идеи и изложить их. Такой автор не создает ничего нового, а только повторяет старое и, как правило, не афиширует свое имя. Собственно, «средневековый автор» не является автором в современном понимании этого слова. В эпоху Средневековья в Украине, как и в других землях Европы, афиширование авторства считалось своеобразной гордыней.
Однако было бы неправильно рассматривать украинскую культуру ХVII в. как в полной мере средневековую. В ней довольно четко прослеживались тенденции Нового времени, связанные прежде всего с европейскими ренессансными влияниями; получают распространение произведения светского характера. А среди них художественно-литературные тексты, в которых прослеживается интерес к интимной жизни человека. Начинают появляться и авторские произведения. Например, литературная полемика, которая проводилась в Украине и Белоруссии в 20-е гг. ХVII в. в связи с унией и восстановлением православной иерархии, имела преимущественно открытый характер, и авторы полемических произведений фактически афишировали свои имена. Вышеуказанные особенности развития украинской культуры в ХVII в. нашли отражение в «Житии княгини Ольги». С одной стороны мы имеем, во всяком случае по форме, чисто средневековое литературное произведение — агиографический текст, который к тому же является анонимным. Однако по содержанию это произведение довольно близко к художественно-литературным произведениям ренессансного направления.
Составлено Житие не на основании религиозных, а светских источников. Прежде всего это древнерусские летописи и производные от них тексты, в т. ч. и ренессансного направления. Так, автор дважды в Житии ссылается на польского ренессансного историка Марцина Кромера. Похоже, он использовал «Хронику…» этого автора, в которой подавалось немало сведений по истории Украины. Такая база источников делала Житие произведением не столько религиозного, сколько светского характера.
К ренессансным моментам произведения стоит отнести и то, что в нем большое внимание уделяется интимным эпизодам в жизни княгини. Первым таким эпизодом является ее встреча с будущим мужем, князем Игорем. Князь будто однажды охотился на Псковщине, где родилась и жила Ольга. Здесь они и познакомились. Игорю нужно было пересечь реку. Он увидел, что по ней плывет кто-то в лодке и попросил, чтобы его перевезли. В лодке оказался не юноша, а красивая девушка. Это и была Ольга. Молодой князь «запалився блудною пох¦ттю» и «почав до не§ слова невстидли⦧ мовити». Однако девушка, поняв, какие намерения у князя, «його мову припинила сво¤ю мовою». Она говорит, что не подобает князю, который судит других людей, совершать зло. А в конце предупреждает, что скорее погибнет, нежели чистоту своего девичества утратит. Князь, выслушав Ольгу, застыдился. Он не тронул девушку. А когда наступило время ему жениться, послал за ней и с надлежащей честью взял ее за жену.
Второй эпизод из интимной жизни княгини Ольги, описанный в произведении, — это сватанье к ней византийского императора, известен еще из «Повести временных лет…» После смерти князя Игоря Ольга едет в Константинополь, чтобы принять христианство. Здесь она встречается с верховным правителем империи и «…коли побачив цар, що красою й мудр¦стю сто§ ть вона вище ¦нших ж¦нок, вражений красою §§, захот¦в мати §§ соб¦ за жону, бо був цар молодий ¦ не мав ще жони». Однако Ольга перехитрила царя. Она попросила, чтобы он стал ее крестным отцом. Это было сделано, крещение состоялось. И вот тогда император предложил Ольге стать его женой. А она ответила, что не может, согласно христианских обычаев, выйти замуж за своего крестного отца. Императору ничего не осталось, как отпустить Ольгу с миром и наделить ее великими дарами.
Автор обращает внимание и на ее высоконравственное поведение, которое согласовывается с христианскими нормами. Он подчеркивает, что Ольга действовала по-христиански еще до того, как стала христианкой. Например, когда шла речь о встрече будущей княгини с Игорем, автор специально заметил: «Такий добрий був початок блаженно§ Ольги, яка ще не знала ан¦ бога, ан¦ запов¦дей його не чула, а таку знайшла в¦д бога премудр¦сть, щоб зберегти чистоту».
Автор Жития, используя древнерусские летописные источники, не мог обойти стороной такой эпизод в биографии Ольги, как ее месть древлянам за убитого мужа Игоря. Ведь в «Повести временных лет» он фактически занимает центральное место в жизнеописании княгини. Однако осмысление этого эпизода в «Повести…» и Житии разное.
В «Повести…», описывая месть княгини, летописец хотел, во-первых, показать, что Ольга имела качества (ум, волю, решительность…), которые давали ей возможность находиться на княжеском столе. Ведь княжение, с точки зрения наших далеких предков, дело не женское. И поэтому необходимо было как-то обосновать этот исключительный случай. Во-вторых, летописец, руководствуясь своеобразным «киевоцентризмом», пытался унизить древлян как конкурентов-соседей полянского племени. Фактически он проводил следующую мысль: мол, древляне настолько нерасторопные, что даже женщине удалось их обмануть и подчинить своей власти.
Рассказ о мести Ольги древлянам выглядит очень по-язычески. Очевидно, это понимал автор христианского Жития. Он не уделяет так уж много внимания этому эпизоду, как летописец. В то же время старается подчеркнуть, что месть княгини имела «воспитательное» значение, тем самым обеспечивала порядок и стабильность в обществе. Такое понимание четко проявляется в словах, которые автор Жития вкладывает в уста княгини. «Винищ¦ть на земл¦ вс¦х бунт¦вник¦в ¦ уби¦ць мужа мого, — говорит она своим слугам, — нехай противленц¦ панам сво§ м (п¦днесли-бо руки на пана свого!) й ¦нш¦ свав¦льники в Рус¦, почувши про § хню загибель, боялися ¦ не важилися б пан¦в сво§ х губити, а з¦ страхом служити ¦ корилися». Подобная интерпретация уже может быть осмыслена в контексте христианской идеологии, в частности, слов апостола Павла, который призывает рабов повиноваться своим господам.
Автор Жития (и это вполне понятно) старался постоянно подчеркивать христианскость княгини Ольги. Она специально едет в Константинополь креститься; ведет себя там еще более по-христиански, нежели сам император. После крещения Ольга в посту и молитвах проводит день и ночь, дает щедрую милостыню нищим людям, хранит чистоту телесную и духовную.
В Житии специально акцентируется внимание на мировоззренческо-конфессиональном конфликте между Ольгой и ее сыном Святославом. Стоит отметить, что «Повесть временных лет…» упоминает об этом конфликте как о незначительном эпизоде. А в Житии он фактически становится кульминацией рассказа и получает ярко выраженное драматическое звучание. В уста княгини Ольги автор вкладывает своеобразное поучение. Она с осуждением говорит, что Святослав идет искать счастье в чужие земли, а о своих забывает. Такое неразумное поведение она связывает с его идолопоклонством. Ольга умоляет сына не идти воевать на чужбину, пока она не умрет. Не могут не растрогать такие ее слова, обращенные к Святославу: «Тож прошу тебе, не йди н¦куди, поки я не помру, а коли в¦ддаси мо¤ гр¦шне т¦ло земл¦, то йди, куди хочеш. По смерт¦ мо§ й не чини над¦ мною н¦чого з обряд¦в та забобон¦в поганських, але священик м¦й нехай похова¤ т¦ло мо¤ гр¦шне за звича¤м християнським. I могили над¦ мною не треба насипати, н¦ тризни чинити. Але пошли золота багато до Царгорода, до святого патр¦арха, ¦ хай той за душу мою гр¦шну помолиться господу богу ¦ накаже служби бож¦ ¦ншим священикам за мене служити ¦ ¦ншим милостиню дасть». Эти слова создают образ христианства как чего-то «домашнего», «семейного». Такой образ явно противоречил образу «агрессивно-миссионерского христианства», которое на украинские земли в то время несли отцы-иезуиты.
В целом можем констатировать, что христианство, представленное в Житии княгини Ольги, имеет ренессансную окраску. Смысл его видится не в аскетическом поведении, как это мы большей частью наблюдаем в агиографической литературе, например, в популярных в Украине Житии Феодосия Печерского, других агиографических произведениях Киево-Печерского патерика. Смысл христианства — в высоконравственном поведении, сохранении чистоты духовной и телесной. На этом постоянно акцентировали внимание ренессансные гуманисты, в частности социнианы, учение которых имело значительное влияние на Украине. Также христианство в Житии княгини Ольги имеет терпимый, неагрессивный характер, что также соответствовало духу ренессансного гуманизма.
В то же время христианство Жития имеет (можно так сказать) «лирически-печальное звучание». Особенно это проявляется в предсмертном завещании княгини, когда она просит сына Святослава, чтобы тот похоронил ее по-христиански. Этот печальный лиризм, который звучит в словах княгини, автор Жития усиливает еще таким предложением: «Це чуючи, Святослав вельми плакав ¦ все наказане об¦цяв виконати, т¦льки в¦рити у Христа не схот¦в». Этот печальный лиризм в целом не присущ ренессансному гуманизму. Вероятно, он является своеобразным отражением ментальности украинцев. Возможно, также, что религиозно-мировоззренческий конфликт матери и сына, описанный в Житии, — это неосознанное отражение конфессиональных конфликтов в семьях — явления, которое было очень распространено в Украине ХVII в. В целом можем констатировать, что Житие княгини Ольги — памятник украинской культуры ХVII в., которая очень интересно передает мировосприятие, взгляды наших предков, живших в то непростое время.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru