Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец27.11.2006 

Государственник

В последнее время упоминаний в печати о деятельности главы ОАО «Российские железные дороги» Владимире Ивановиче Якунине становится все больше. Причем имя его все более связывается если не прямо с «проблемой-2008», то, во всяком случае, в прямой связи с ней, когда речь в принципе идет если не о преемнике Владимира Путина, то о команде, способной взять — по крайней мере, временно — руль государства в свои руки. Кто же такой Владимир Якунин?

Вот краткая справка о его карьере, представленная газетой «Московские новости» (17−23 ноября 2006 г.) в разделе «Досье»:

«Владимиру Якунину — 58 лет. Окончил Ленинградский механический институт, инженер-механик. Начинал младшим научным сотрудником Государственного института прикладной химии. После службы в армии работал инженером, старшим инженером Управления Госкомитета Совмина СССР по внешнеэкономическим связям, начальником отдела Физико-технического института им. Иоффе АН СССР. С 1985 по 1991 г. — на дипломатической работе (второй, затем первый секретарь Постоянного представительства СССР при ООН). Далее — председатель совета директоров АОЗТ „Международный центр делового сотрудничества“, начальник Северо-Западной окружной инспекции Главного контрольного управления президента Российской Федерации. С октября 2000 г. — замминистра транспорта Российской Федерации. С февраля 2002 г. — первый замминистра путей сообщения. С октября 2003 г. — первый вице-президент ОАО „Российские железные дороги“. С 14 июня 2005 г. — президент ОАО „РЖД“. Председатель Попечительского совета Центра национальной славы (ЦНСР) и Фонда Андрея Первозванного».

Вот что можно к этому добавить. В статье «Железный дорожник. Владимир Якунин, наконец, возглавил ОАО РЖД» («Коммерсантъ», 16.05.05) Рената Ямбаева, наряду с уже изложенным послужным списком, указывает некоторые любопытные данные о Якунине, в частности, такие: «Родился 30 июня 1948 года в городе Меленки Владимирской области. Отец — летчик погранвойск, мать бухгалтер». То есть из военной семьи, что, как правило, говорит в пользу человека. Но самое интересное другое. Город — точнее, городок — Меленки, находящийся точно на полдороге между Вековкой и Муромом в глухих лесах на границе Владимирской Мещеры, известен как традиционно старообрядческий (там и сейчас действует храм Белокриницкого согласия). «Всяк живый» в тех местах так или иначе пронизан духом старой Руси, ее преданий и поверий — даже сейчас (автор этих строк, часто посещающий те места, может это подтвердить), не говоря уже о почти шести десятилетиях назад. Не могу ничего сказать в связи со старообрядчеством как таковым, но то, что Владимир Иванович всячески подчеркивает свою связь с Русской Православной Церковью, общеизвестно. И второе, на что указывает Рената Ямбаева: «По данным газет La Reppublica и „Русская мысль“ (русскоязычный левохристианский парижский еженедельник — В.К.), был кадровым офицером разведки». На последнее указывает и Владимир Федорин в статье «КГБ — Вокзал — Россия» («Ведомости», 20.06.05). Но бывших разведчиков, как известно, не бывает.

Эти три обстоятельства — родовые корни, авиация, разведка — плюс православная воцерковленность — делают Якунина причастным к наиболее органическим стихиям русской (и советской) жизни, создают ту невидимую силу, которая сама как бы способствует его выживаемости в российском пространстве и, более того, способности им управлять.

Судя по послужному списку, никакого отношения к распаду СССР Владимир Якунин не имел, более того, по мере возможности стремился сохранить то, что сохранить было возможно. Руки у него чисты, предательством не запятнаны. В связях с транснациональной интеллигенцией, публичными политиками и шоуменами не замечен — ему все это, судя по всему, просто не интересно.

Чиновник? Можно сказать и так. Но можно иначе — служилый, тяглый человек, на каких всегда стояла Россия — и царская, и советская. Государственник.

При этом совершенно не коммунист — хотя в КПСС, конечно, состоял (не мог не состоять) — и способен воспринимать условия капитализма и работать в них. Госкапиталистическая, протекционистская экономика — стихия подобных людей.

О разведывательной работе Якунина мы не знаем, да и не должны ничего знать. Можно лишь предполагать, что тот переворот от власти транснационалов к власти российских спецслужб, который произошел на рубеже веков, переворот, к сожалению, так и не доведенный до конца, захлебнувшийся, коснулся его самым прямым образом.

Об этом — то есть, о вовлеченности Владимира Якунина в реконструкцию государства при Владимире Путине с одной стороны и о сопротивлении, которое встречает эта реконструкция, — с другой, свидетельствует и печать. В частности, 15.06.05 газета «Газета» писала: «В разговорах о кадровых перспективах Якунина его прочили на место главы президентской администрации. Назначение не состоялось, однако уже через полгода Якунин возник среди возможных преемников Михаила Касьянова. Последний раз слухи о скором „повышении“ Якунина возникли около полугода назад, и госканалы начали активно освещать все акции Фонда апостола Андрея Первозванного, попечительский совет которого возглавлял Владимир Якунин». Ситуация очень характерная. Более того, характеризующая огромную зависимость Владимира Путина от внешних по отношению к нему факторов, причем, по-видимому, внешних в самом прямом смысле слова.

Сам Якунин, разумеется, изображает — не может не изображать — все это в несколько иных тонах. В интервью газете «Коммерсантъ» от 20.06.05 на вопрос «Когда Вы поняли, что возглавите РЖД?» он ответил: «В одной из бесед Владимир Владимирович Путин сказал, на мой взгляд, замечательную фразу о его личной кадровой работе. Смысл замечания в том, что людей, назначаемых на высокие должности, необходимо выращивать. И начиная с 1997 года происходил, как я сейчас это понимаю, процесс постепенного и очень неласкового выращивания Владимира Ивановича Якунина как управленца». При этом Якунин подчеркивает, что никогда не играл свою собственную игру, подчеркивает отсутствие собственных политических амбиций. В уже упоминавшейся статье Владимира Федорина «КГБ — Вокзал — Россия» говорится: «„Владимир Якунин не есть самостоятельная величина“, — заявлял он о себе четыре года назад, еще будучи заместителем министра транспорта Сергея Франка». Это высказывание, как и предыдущее, впрочем, как и манера говорить о себе в третьем лице, характеризует Якунина как лицо с орденским сознанием с одной стороны и с сознанием тягловым, традиционно-старорусским — с другой. Таковы выборные на московские земские соборы, рассматривавшие свои полномочия не как права, а как обязанности, но таковы же были и сами старомосковские «цари-мужики», по выражению Ивана Солоневича, видевшие свое «царение» как часть общего делания — литургии, но только в широком смысле. Это взгляд государственного человека, служащего государству, в котором никто никогда не мог помыслить о том, что «государство — это я». И в то же время Якунин и человек, который себя не обидит, свое возьмет. Есть в нем что-то похожее даже на волжского купца Николу Бугрова — что ж, староверские Меленки… Но это хорошо. «Нужны богатые русские», — писал кто-то, не помню, кто, в начале ХХ века, в пору уже сложившегося засилья инородческого и иноверческого капитала. Сегодня они нужны еще больше. Не «новые русские», а «новые старые русские». Характерно, что возвышение Якунина началось в пору второй попытки «государственного реванша» на самом верху — когда началась борьба с Ходорковским, Невзлиным и присными. Все в той же статье в «Ведомостях» Владимир Федорин писал: «В конце октября 2003 г. по Москве поползли слухи об отставке главного кремлевского администратора Александра Волошина. Говорили, будто бывший помощник машиниста электровоза не выдержал заточения Михаила Ходорковского, а на волошинское место уже подобран железный питерец, первый замминистра путей сообщения Владимир Якунин». Вместо администрации Президента оказались «Российские железные дороги», однако вывод Владимира Федорина (сделанный в июне 2005 г.) был — именно в связи с вхождением Якунина в железнодорожное дело — весьма интересен: «Если Якунин оправдает ожидания бизнеса, к президентским выборам 2008 года он и его друзья в Кремле подойдут в отличной финансовой форме. И, хотя в отличие от Николая Аксененко (министр путей сообщения в последние годы правления Бориса Ельцина — В.К.) Якунин харизмой не страдает, в шорт-листе путинских преемников будет и его фамилия».

Как бы то ни было, в настоящее время за железнодорожный транспорт сегодня, действительно, взялись. Вот что сказал сам Якунин в интервью газете «Московские новости» (17−23.11.06), отвечая на вопрос о том, как продвинулась реформа железнодорожного транспорта: «Во-первых, компания является единственным публичным перевозчиком в стране и крупнейшим игроком на операторском рынке, хотя и перестала быть монополистом во многих его сегментах: частные компании давно лидируют в области перевозок нефти, металлов, минеральных удобрений. Во-вторых, согласно программе реформирования, ОАО „РЖД“ как 100-процентной государственной компании (выделено нами — В.К.) всегда будет принадлежать инфраструктура железных дорог. К концу третьего этапа реформирования компания станет большим многофункциональным холдингом, основной деятельностью которого станет предоставление услуг железнодорожной инфраструктуры. То есть в настоящее время компания решает двойственную задачу. С одной стороны, мы должны содержать государственную собственность — инфраструктуру, развивать ее, зарабатывать деньги на эти цели, обеспечивать потребности экономики в перевозках, быть „донором“ бюджета. С другой — создавать такие условия работы операторов, при которых станет возможным развитие конкуренции между ними. Причем к этим операторам будут относиться и „дочки“ ОАО „РЖД“. Поэтому сегодня перед нашей компанией стоит несколько основных задач. Прежде всего, это переход к фазе инвестиционного роста, обеспечение расширенного воспроизводства основных фондов, повышение капитализации холдинга ОАО „РЖД“. Решить эту задачу планируется в том числе и за счет эффективного вывода акций дочерних компаний ОАО „РЖД“ на фондовый рынок и формирования на этой основе дополнительных источников инвестиций для развития железнодорожной инфраструктуры, которая, повторюсь, является государственной собственностью. Во-вторых, для успешной экспансии на мировые транспортные рынки необходимо повышение глобальной конкурентоспособности ОАО „РЖД“. Важность этой задачи, думаю, объяснять не стоит. Приведу лишь один пример: по территории нашей страны проходит кратчайший путь между Европой и Азией, и не использовать это преимущество — безответственное расточительство. Поэтому мы создаем совместные логистические компании, например, с немецкими, белорусскими и польскими коллегами. В-третьих, важно повысить внутреннюю эффективность финансово-хозяйственной деятельности ОАО „РЖД“: повысить рентабельность капитала, увеличить прибыль на основе эффективного управления затратами и снижения себестоимости, повышать доходы компании за счет увеличения ее доли в высокорентабельных сегментах грузовых перевозок».

Нетрудно видеть, что во всем проекте сочетается советский опыт железнодорожного и вообще хозяйственного строительства — особо заметный в связи с полностью государственным характером ОАО «РЖД» — с современными методами управления и рыночного регулирования. Это, безусловно, возрождение. За которым следует и возрождение производства.

Владимир Якунин (в интервью «МН»): «С распадом СССР за пределами России остались заводы по производству грузовых электровозов постоянного тока, магистральных тепловозов, а также значительной части комплектующего оборудования, главным образом — электротехнического. Тем не менее новая продукция уже появляется и в России. В частности, на Брянском машиностроительном заводе построен первый экземпляр тепловоза „Витязь“ с асинхронным двигателем переменного тока. По расчетам специалистов, этот локомотив обеспечит потребности компании в технике на ближайшие 20 лет. В машине использовано много новых технологических решений. ОАО „РЖД“ поставило задачу перед российскими производителями — подготовить проект нового электровоза, условно названного ЭП20, к 2008 году. В целом компании необходим минимум 230 единиц ЭП20. Заниматься проектом будет „Трансмашхолдинг“, который в ближайшее время проводит тендер по поиску иностранного партнера для создания совместного предприятия по производству ЭП20».

Добавим также, что именно при Якунине уже вошло в обычай строительство часовен при вокзалах. А только что ОАО «РЖД» запретило на железнодорожном транспорте и в местах его пребывания какую-либо игорную деятельность. Мелочь? Возможно. Но мелочь, носящая знаковый характер. Указывающая на то, каким должно быть и государство, — ведь компания государственная.

Средства массовой информации, равно как и политологи, в последнее время все чаще обращают внимание на Владимира Якунина. И если пространное интервью с ним, опубликованное «Московскими новостями», достойно характеризует как самого Якунина, так и газету, представляющую его читателям и лишний раз свидетельствует об уме, добросовестности и достоинстве Виталия Третьякова, то этого не скажешь о профессиональном провокаторе и мастере грязной кухни Белковском, в очередной раз подтвердившем свою репутацию. Речь идет о недавно опубликованной на сайтах АПН и Назлобу.ру статье «Братство товарища Волка», посвященной, разумеется, «проблеме-2008». Белковский, напомним, является главным политическим консультантом и куратором основного ставленника США М. Касьянова и в то же время поддерживает псевдорусских псевдонационалистов (в основном областнического и сепаратистского толка, а также склонных к известного рода символике). Говоря о так называемом «Проекте Медведев» (как относиться к данному проекту, мы в данном случае не обсуждаем — это иная тема), Белковский пишет: «В основании его (проекта) лежит реформаторская концепция наименьшего зла из возможных („совсем маленького зла“, СМЗ). Идеологом медведевщины (а главным из таковых считается все тот же незаменимый Волошин) намерены консолидировать элиты вокруг тезиса о возвращении в „золотой век“ постсоветской России, а именно в 2000—2002 годы, когда нефтяные цены уже напропалую росли, рассветная стабильность уже била изо всех щелей, однако кровавые сечиночекистские будни с показательной поркой ЮКОСа еще и не думали начинаться». Далее, характеризуя других представителей тех, кого на сайтах Белковского обычно именуют «кремлядь», мастер стула на грязной кухне (или стула в медицинском смысле) продолжает: «Впрочем, Владислав Сурков может сидеть в своем суверенно-демократическом кресле еще долго. Ведь у него есть важное и интересное дело в рамках проекта „Медведев“ — так называемая „Пятая империя“. Смысл дела прозрачен и прост. Из патриотического еженедельника „Завтра“, добровольно согласившегося стать главным рупором „Пятой империи“, легко можно узнать, что якобы есть на свете некая разветвленная и крепкая Партия Третьего Срока (ПТС) Владимира Путина. Члены ПТС — изверги-силовики типа Игоря Сечина или Владимира Якунина (выделено нами — В.К.), подпольные оборонщики и невидимые инженеры, националисты и антисемиты, погромщики и скинхеды, другие разнокопытные ветераны труда и отдыха. Все эти люди, спаянные одной цепью жизненно важных интересов, очень хотят уговорить Путина плюнуть на Конституцию и обязательства перед евроатлантической цивилизацией, взять да и пойти на третий срок».

Итак, налицо просто взять и обмазать «вторичным продуктом», непревзойденным мастером которого является наш полногубый фавн (впрочем, «фавн» для него — комплимент!). Логика Белковского проста: раз русский — значит «антисемит», значит «скинхед» и враг «евроатлантической цивилизации». Ату его!

Разве после этого не очевидно, зачем был тогда Белковскому нужен «Русский марш» с Поткиным и Демушкиным, зачем постоянно нужны «националисты», типа Паши Святенкова и Вовы Голышева? Конечно, не ради их самих. Ради выстраивания контекста, в который можно вписать людей типа Владимира Якунина и который можно предъявить «евроатлантической цивилизации».

Вот только никакой Якунин не «антисемит», да и волосы на голове носит. Но сказано все это еще и вот для чего. Показать, что у «партии третьего срока» (то есть всех последовательных государственников, сторонников преемства и укрепления российской политики) нет никакой экономической программы (как будто она есть у «Другой России», кроме того, что скажут за океаном). Белковский пишет: «На самом же деле ПТС не существует. То есть всякоразные люди — от Игоря Сечина до Рамзана Кадырова — были бы, несомненно, удовлетворены, если б Путин остался бы еще на срок-другой. Но никакой общей и единой аппаратно-экономической теории, способной осуществить третий срок, у них нет, да и всеобщий раздрай в среде „третьесрочников“ слишком велик».

На самом деле такая программа у «партии русских государственников» в высших эшелонах власти есть. Ее не дают осуществлять, ее всячески тормозят, в том числе неожиданно высаживаясь на «заблудившемся самолете» во Внукове с вызовом на ковер (простите, на трап) российского Президента. Где она, эта программа, эта «аппаратно-экономическая теория»? Из интервью Владимира Якунина газете «Московские новости» она ясна, как и ясно, какие разработки как еще советского, так и новейшего, времени, впрочем, как и зарубежный опыт, за ней стоят. И это программа не принадлежит лично Владимиру Якунину. Вспомним: «Владимир Якунин не есть самостоятельная величина» (Владимир Якунин).

Это последнее, повторим, надо понимать не в уничижительном, а в самом высоком, традиционном, смысле. Метафизическом, если угодно.
И в этом смысле совершенно не важно, кем будет Якунин до или после 2008 года.

Приходят те люди, которые должны придти.

Существует прежде всего неотменимый ход русской истории.

http://www.pravaya.ru/look/9895


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru