Русская линия
Прочие периодические издания М. Рощин09.01.2003 

Время новостей
Классический ваххабизм вполне респектабелен

Те, кого в России и, в частности, на Северном Кавказе называют ваххабитами, на мой взгляд, являются типичными представителями мусульманского фундаментализма. Сами себя они называют сторонниками салафии, то есть возврата к истокам или основам ислама. Фундаменталисты отрицают все исторические напластования традиционного ислама, накопившиеся в течение его более чем тысячелетнего развития. Особенно негативно сторонники салафии относятся к суфизму. По их мнению, наличие шейха (духовного наставника) в качестве посредника между Богом и человеком, обязательное для суфистов, противоречит фундаментальным основам мусульманской веры.
В самом слове «ваххабизм», на мой взгляд, ничего обидного и презрительного нет. Классический ваххабизм — вполне респектабельное течение в исламе. Вопрос, насколько он совпадает с российским «ваххабизмом», еще предстоит выяснить. То, что труды основателя классического ваххабизма, саудовца Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, российскими «ваххабитами» оцениваются высоко, это очевидно. Неслучайно в 1997 году в Баку ими был издан перевод его «Книги единобожия». Характерно, что на обложке издания он указан как Мухаммад ибн Сулейман ат-Тамими, и только в кратком слове об авторе, предваряющем книгу, можно узнать его «полузапретное» ныне в странах бывшего СССР полное имя.
Среди современных мусульманских авторов, особенно ценящихся российскими «ваххабитами», отмечу известного пакистанского мыслителя Абу аль-Аля Маудуди. Приведу одно из его характерных высказываний: «Ни человек, ни клан, ни класс, ни группа, ни даже народ в целом не имеют оснований претендовать на обладание суверенитетом. Аллах — единственный суверен, все остальные — его подданные». Примерно то же самое говорил мне в июле 1997 года в Кизилюрте лидер дагестанских «ваххабитов» Багаутдин Магомедов, когда я спросил его, что он думает по поводу дагестанских властей, которые отказывались регистрировать «ваххабитские» мечети и общины (джамааты). Багаутдин отвечал, что для него это не имеет принципиального значения: «Мы уже зарегистрированы Аллахом. Мы не хотим брать власть в свои руки, мы хотим, чтобы власть была в руках Аллаха».
К другим популярным среди российских «ваххабитов» мыслителей относятся основатель движения «Братьев-мусульман» в Египте Хасан аль-Банна и его преемник Сейнд Кутб, главные свои труды написавший в тюрьме, где он практически постоянно сидел при режиме Гамаля Абд-аль-Насера. Сейнд Кутб сформулировал концепцию о том, что правящие режимы большинства мусульманских стран возвращаются в состояние «джахилийи», то есть невежества, существовавшего до принятия ислама. Он призывал к реисламизации мусульманского мира.
На мой взгляд, приведенные примеры показывают, что так называемые ваххабиты в России опираются на различные, не всегда совпадающие источники. Среди российских «ваххабитов» есть и радикалы, и умеренные, диалог с которыми не только возможен, но и необходим. Лидер последних, дагестанский врач Ахмад-кади Ахтаев, даже развивал концепцию, согласно которой ислам и православие в российской цивилизации взаимно дополняют друг друга.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru