Русская линия
Патриархия.Ru+Патриарх Константинопольский Варфоломей (Архондонис)25.11.2006 

«Мы не желаем оскорблять Пророка так же, как и не хотим, чтобы оскорбляли Иисуса Христа»

Турцию ждет еще одно испытание. Споры накануне визита Бенедикта XVI, кажется, сосредоточились вокруг одного единственного вопроса: о том, что принцип светскости подвергается угрозе со стороны религиозности. На самом же деле визит Папы вынудит Турцию столкнуться с еще большей трудностью, в которой религии будут всего лишь частью проблемы.

Турция ждет Папу, но не готовится к его приезду. Понтифик непопулярен. Его не любят, потому что, будучи кардиналом, он критиковал идею присоединения Турции к ЕС, его не любят исламисты после его лекции в Регенсбурге, и его не любят националисты, потому что Папа вынудил их признать существование Вселенского Патриархата: Анкара не признает его и считает Варфоломея I простым турецким гражданином. Правительство распространило программу визита, где указаны только встреча с президентом, визит к мавзолею Ататюрка и встреча с Бардакоглу, главой отдела по вопросам религии. Всего остального как бы не существует, в том числе и поездки Папы в Эфес, где он отслужит мессу, и в Стамбул, где помолится с Патриархом и католиками города.

В тронном зале Фанара Патриарх Константинопольский Варфоломей I размышляет о визите Папы и говорит, сколь важным это событие станет для Турции, столкнувшейся с трудностями на пороге Европейского Союза.

— Ваше Святейшество, чего ожидают от визита Бенедикта XVI?

— Думаю, что Папа подтвердит свою точку зрения в пользу религиозной свободы и прав человека. Речь идет о принципах, которые должны соблюдаться всеми народами и правительствами, но они обретают особое значение для демократических правительств большой европейской семьи.

— Вселенский Патриархат не признан юридическим лицом, и Вы считаетесь в Анкаре обычным турецким гражданином. Среди условий, которые должна выполнить Турция для вступления Европу, Европейский Союз потребовал признать Вас и вновь открыть богословскую школу. Можно говорить о дискриминации в отношении христиан?

— Мы не можем скрывать, что есть проблемы. Мы не располагаем полными правами, как турецкие граждане. Да, можно говорить о дискриминации против нас как меньшинства. Мы много раз объясняли наши проблемы турецким властям. Мы написали много писем правительству Анкары, но, к сожалению, не получили ни одного ответа по существу. И все же я верю, что в контексте движения Турции к Европейскому Союзу эти вопросы будут решены. А пока мы повторяем девиз Папы Бенедикта XVI в Баварии: «Кто верует, тот никогда не одинок».

— Думаете, что Папа будет обсуждать тему меньшинств?

— Я надеюсь, что Бенедикт XVI выскажется в защиту живущих здесь католиков, а также всех меньшинств, которые являются для страны не угрозой, а богатством. Христианские меньшинства, вместе с иудеями, составляют 0,01 процент населения Турции. Ноль. О какой угрозе может идти речь? Мы только просим о возможности жить и чувствовать себя частью турецкого общества.

Мы живем на этих землях на протяжении 17 веков, но нас не желают признавать юридическим лицом, у нас конфискуются десятки и десятки объектов собственности, многие из которых являются бесценными с религиозной, исторической и культурной точки зрения. Во время Оттоманской империи таких проблем не существовало. В 1923-м, на заре Республики, в Турции проживало 180 000 православных. Сегодня нас осталось чуть более 4 000 человек. Почему?

— Вселенский Патриарх должен быть, согласно закону, турецким гражданином. Это может создать для Вас проблемы в будущем?

— Конечно. Православных турок мало, и таким образом ограничивается наш выбор. И потом, у нас больше нет богословской школы, чтобы готовить молодежь. Вселенский Патриархат — это первый православный Престол в мире, а также единственный, не имеющий своей школы, потому что турецкое правительство препятствует нам в этом. Но ведь нужно готовить богословов… Это неприемлемо. Речь идет о самой настоящей несправедливости.

— Вы просили разрешения избрать Патриархом иностранного гражданина?

— Да, но не получили ответа. И в любом случае — это было бы не впервые: Великий Патриарх Афинагор I, принявший здесь 25 июля 1967 года Павла VI, был американским гражданином на момент избрания в 1948 году. Затем ему было дано турецкое гражданство. То же самое происходит с египетским Патриархатом, вторым православным Престолом мира, где Патриарх может быть избран из православных любой национальности, и лишь потом он получает египетское гражданство, как это предусмотрено законом страны.

— Вы встретились с немецким канцлером Ангелой Меркель, которая затем, выступив в Вашу защиту, оказала давление на турецкое правительство.

— Мы не просили Германию о защите. Но мы считаем, что Германия, великая светская демократия, является примером толерантности и религиозной свободы для всей Европы, а следовательно — и для Турции, с которой у нее отличные отношения. В Германии живет большая турецкая община, которая имеет право строить мечети и обучать мусульманской религии, и, кроме того, там есть более 350 000 православных греков, объединенных в митрополию. Все европейские правительства, члены Союза, должны потребовать от Анкары, пытающейся вступить в ЕС, соблюдения права на религиозную свободу, как это имеет место на всем остальном континенте. В противном случае, следует говорить о дискриминации, а это может стать препятствием желанию Турции быть принятой в европейскую семью.

— За два дня Вы трижды увидитесь с Папой и подпишете совместную декларацию. В каком состоянии находятся экуменические отношения?

— Прервавшийся почти на шесть лет, диалог был вновь начат в сентябре этого года в Белграде. Мы вернулись к богословской повестке дня, в частности, к вопросу о примате Петра. Никто не отрицает, что в единой Церкви епископ Рима был первым. Затем положение изменилось. Сегодня католики и православные должны спросить себя, что они могут уступить друг другу в вопросе примата. Каждый должен стараться сохранить свои традиции, и, одновременно с этим, искать сближения.

— Каково будущее этого диалога?

— Я не могу сказать, что нас ждет в будущем. Это зависит от доброй воли, от искренности и мужества обеих сторон. С Иоанном Павлом II мы продвинулись вперед на этом пути. В начале своего понтификата он приехал сюда, чтобы встретиться с моим предшественником Димитрием. Ближе к концу понтификата он вернул нам мощи двух Великих Патриархов Константинополя.

Я с волнением вспоминаю церемонию в соборе святого Петра. Это был способ исправить несправедливость, допущенную западным христианством по отношению к восточному, во время крестовых походов. Бенедикт XVI продемонстрировал уважение и почитание христианскому Востоку сразу после своего избрания и пожелал возобновить экуменический диалог. Я считаю, что сегодня в нем настал решительный момент. Поэтому я говорю, что требуется мужество, чтобы идти вперед.

— Это первый визит Папы в мусульманскую страну после лекции в университете Регенсбурга…

— Я уверен, что Папа не имел никакого намерения оскорбить ислам. Сегодняшнему миру не нужно нового столкновения между религиями. Предшественники Бенедикта XVI, Павел VI и Иоанн Павел II, приезжали сюда без проблем. И если сейчас они возникли из-за лекции в Регенсбурге, тогда этот визит становится еще более важным, чтобы устранить любое недопонимание. На земле есть место для всех, и поэтому нет необходимости раздувать вражду, ни с какой стороны.

Мы не желаем оскорблять Пророка так же, как и не хотим, чтобы оскорбляли Иисуса Христа. Важным является то, что ни турецкое правительство, ни Святой Престол, несмотря на реакцию на регенсбургскую лекцию, не пожелали отложить этот визит в Турцию.

Agnuz/Патриархия.ru

http://www.patriarchia.ru/db/text/164 524.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru