Русская линия
Вечерний Новосибирск24.11.2006 

В Новосибирске объявились враги Церкви?
Сторонники канонизации царя Ивана Грозного выступают против церковного предания

Многим новосибирским верующим знакомы красочно изданные небольшие иконы и книги, которые чуть ли не мешками раздают некие доброхоты, периодически появляющиеся то в одном, то в другом храме. Полиэтиленовые кульки с полиграфической продукцией незаметно оставляют в помещении храма либо раздают её всем желающим, встав на паперти после службы. Вроде бы ничего крамольного в этом нет, если бы не несколько настораживающих деталей. Среди канонических образов православных святых попадаются невесть кем написанные «иконы» царя Ивана Грозного и «старца Григория Нового», более известного как Гришка Распутин. Книги же, хотя и имеют конкретного автора, в большинстве случаев изданы без благословения священноначалия, что в православии не принято. Оставим на совести автора, являющегося прихожанином новосибирских храмов, нежелание ставить епархию в известность о своих околоцерковных изданиях и обратим внимание на так называемые иконы, в частности, на образ «святого царя», тем более что повод для этого есть.

«От православного царя умученный…»

21 ноября исполнилось 420 лет событию, значение которого ещё до конца не оценено историками, изучающими истоки трагизма российской государственности XVI и XVII веков. 8 ноября (по старому стилю) 1568 года в Успенский собор Кремля во время Божественной литургии ворвались царские опричники. Прервав службу, они зачитали указ Ивана Грозного о пожизненном заточении митрополита Московского и всея Руси Филиппа, после чего сорвали с него архиерейское облачение, одели в рубище, грубо вытолкали из храма и увезли на простых дровнях. Опального митрополита, осмелившегося выступить с обличением разоряющей Русь опричнины, долго томили в подвалах московских монастырей, держа в оковах с накинутой на шею тяжёлой цепью. Затем отвезли на поселение в Тверской монастырь, где год спустя святитель Филипп принял мученическую смерть от главного царского опричника Малюты Скуратова.

Оценивая правление царя Ивана Грозного, одни исследователи сравнивали время его царствования, а точнее — вторую его половину, с монголо-татарским игом, считая, что в конце царствования Русь была истощена и разграблена. Другие, в частности историки сталинской эпохи С. Бахрушин и И. Смирнов, видели в терроре опричнины единственное средство сохранения для потомков сильного государства. Споры среди историков продолжаются до сих пор, а когда несколько лет назад неожиданно началась кампания по канонизации царя Иоанна Грозного, споры эти переместились в церковную среду.

Затеянная кампания взбудоражила православных, разделив их на два лагеря сторонников и противников канонизации. Приведём их аргументы и контраргументы.

Злодей или праведник: аргументы «за» и «против»

Сторонники канонизации: Царь Иоанн Грозный — собиратель России. Во время его царствования к Москве были присоединены Астраханское, Казанское, Сибирское ханства и Ногайская Орда.

Противники канонизации: Бесспорно, эти военные действия можно записать в копилку положительных деяний русского царя, но не стоит забывать, что начатая в 1558 году затяжная Ливонская война в конце концов привела к потере русских земель. Но судить о достижениях или неудачах политических деятелей прошедших времён — дело неблагодарное, к тому же Церковь канонизирует не политиков, а святых.

Сторонники: Русский народ свято чтит святого царя, о чём свидетельствуют росписи Грановитой палаты Кремля, где он изображён с нимбом святого.

Противники: Нимб в подобной живописи — это не только знак личной святости, но и знак святости того служения, которое нёс изображаемый человек. Подобные фрески существуют в Архангельском соборе, где все погребённые в нём до 1508 года великие князья изображены с нимбами. Как можно заметить, подпись на фреске гласит: «благоверный князь» без необходимого в таком случае дополнения: «святой». Надгробные эпитафии многих князей также содержат титул «благоверный».

Сторонники: В поминальном синодике святого царя записано всего три тысячи имён казнённых, за которых он молился Богу. Если разделить это число на все годы его правления, то получится смешная цифра. А в это же время (в 1572 году) накануне праздника святого Варфоломея по приказу Карла IX Валуа и его матери Марии Медичи было уничтожено только за одну ночь 30 тысяч человек.

Противники: В свой синодик царь записывал известных людей, не учитывая простолюдинов. А по приказу царя вместе с опальными боярами казнили всю их челядь, которой явно не нашлось места в царском поминальном списке. Не попали в список и тысячи простых людей Новгорода и Твери, которых убивали, топили и жгли по приказу царя в 1570 году. К тому же сама позиция, когда мера святости соизмеряется с количеством загубленных душ, кажется весьма странной.

Сторонники: На святого царя клеветали в течение столетий. Так, его обвиняют в смерти святого митрополита Филиппа. А на самом деле царь Иоанн раскаялся в допущенной несправедливости по отношению к руководителю русской Церкви и направил своего друга Малюту Скуратова испрашивать у ссыльного митрополита прощения. Прослышав об этом, тайные царские враги, опередив главного опричника на несколько часов, погубили святителя. Малюте осталось лишь закрыть глаза убитому и вернуться к царю со скорбной вестью.

Противники: Версия, что святителя Филиппа задушили жидомасоны, появилась сравнительно недавно. До этого никто не оспаривал факт убийства митрополита Филиппа по приказу Ивана Грозного, так же как и убийство царём святого преподобного Корнилия Печерского. И всё потому, что верующие люди руководствуются церковным преданием, которое об этих случаях свидетельствует.

Сторонники: Во-первых, убив Корнилия в пылу кратковременного всплеска гнева, царь тут же раскаялся и плакал над обезглавленным телом. Во-вторых, казнив его, государь Иоанн Грозный спас его для жизни вечной, не допустив полного падения его в прелесть, чем и обеспечил возможность Церкви в будущем причислить настоятеля Псково-Печерского монастыря к лику святых.

Противники: Возможно, убийство это было действительно следствием кратковременного всплеска гнева, за которым последовало раскаяние. Но, к сожалению, судя по продолжающимся казням и пыткам, раскаяние это было также кратковременным. Следуя же логике второго аргумента, после царя Ивана Грозного следующим кандидатом в святые будет царь Ирод, умертвивший в Вифлееме и его окрестностях 40 000 младенцев, которые отошли в мир иной невинными и потому безгрешными.

Сторонники: Святого царя незаслуженно зовут многожёнцем. А ведь Церковь благословила его на четвёртый брак по причине смерти третьей жены, которая так и не вступила с Государем в брачную связь и умерла почти сразу после свадьбы невинной. Всех остальных жён по условиям тех времён жёнами считать нельзя, так как на то не было церковного благословения.

Противники: Действительно, Церковь вынуждена была разрешить Грозному четвёртый брак, но отлучила его от святого причастия, и это отлучение действовало до конца его жизни. Что касается остальных браков, в которые он вступал без всякого разрешения церковной власти, то, если их браками не считать, это не что иное, как прелюбодеяние. Но прелюбодеяние никогда не считалось критерием святости.

Сторонники:
В церковной истории немало примеров, когда святыми становились грешные люди, искренне раскаявшиеся в своих деяниях. Иоанн Васильевич в конце своей жизни отдавался только молитве и перед смертью принял монашеский постриг в великую схиму.

Противники: Последние годы жизни царя нельзя считать жизнью христианина-праведника. За год до смерти, имея беременную жену, он сватался за родственницу английской королевы — графиню Марию Гастингс, которая, узнав о зверствах её жениха, поспешила отказаться от такого предложения. Царь же вскоре заболел странной болезнью, которой страшился и потому окружил себя ворожеями. Умер же Иван Грозный за игрой в шахматы, так что чин пострижения в схиму совершался, вероятно, уже над бездыханным телом.

В святые с чёрного хода

Можно по-разному относиться к аргументам «за» и «против», но для верующих главным авторитетом является соборное решение священноначалия. А синодальная комиссия, которую возглавил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, изучив проблему, объявила кампанию в поддержку канонизации царя Ивана Грозного «разнузданно-громогласной по форме и совершенно невразумительной по существу». Этой же комиссией были приведены следующие слова Патриарха Алексия II, сказанные им на епархиальном собрании города Москвы 15 декабря 2001 года: «В последнее время появилось довольно много, с позволения сказать, икон царя Иоанна Грозного, печально известного Григория Распутина и других тёмных исторических личностей… Какая-то группа псевдоревнителей православия и самодержавия пытается самочинно, „с чёрного хода“ канонизировать тиранов и авантюристов, приучить не очень осведомлённых людей к их почитанию… Если признать святыми царя Иоанна Грозного и Григория Распутина, то, чтобы быть последовательными, надо деканонизировать (исключить из списка святых. — Ред.), например, митрополита Московского Филиппа и преподобного Корнилия Псково-Печерского. Нельзя же поклоняться и убийцам, и их жертвам. Это безумие».

Обычно мягкий в суждениях, Патриарх заявил: «Неизвестно, действуют ли эти люди осмысленно или несознательно. Если осмысленно, то это провокаторы и враги Церкви, которые пытаются скомпрометировать Церковь, подорвать её моральный авторитет». Судя по тому, как в Новосибирске умело поставлено на поток издание «икон» Ивана Грозного и книг упомянутого в начале статьи автора, в которых повествуется о «христолюбивом, нищелюбивом и милостивом государе Иоанне Васильевиче», люди эти действуют вполне осознанно.

http://www.vn.ru/23.11.2006/society/82 021/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru