Русская линия
Русский дом Всеволод Меркулов23.11.2006 

От царства к империи

Отношение к тому или иному титулу с древности было крайне серьёзным. Споры о титуловании нередко заканчивались объявлением войны, а неуважение к титулу считалось тягчайшей обидой. В мировой истории одни страны становились империями, другие — нет, оставаясь лишь королевствами и княжествами, а иные и вовсе не имели высокого статуса и подчинялись более могущественным соседям. От титула государства напрямую зависела его международная значимость, а главное, — им определялась та роль, которую оно играло в истории. Титул во многом определял судьбу страны. Сегодня не многие государства могут гордиться собственной имперской историей.

Ещё Гегель писал об «исторических» и «неисторических» государствах, разделяя их именно по имперскому признаку. Сегодня прежняя иерархия европейских государств оказалась утраченной; человеку весьма не просто осознать величие имперского титула, который прекрасно понимали наши предки. Империя — это не только судьба государства, но и судьба её народов, граждан и подданных, которая оберегается волею имперской нации. И, несмотря на зависть и наветы врагов, имперская история стала великой судьбой России, предначертанной свыше. Пётр I, учреждая Российскую империю, не мог не думать об этом. Рождённый в царской династии, он провозгласил для России тот титул, которым обладало Русское государство и во времена его предшественников. Издревле русские правители назывались «великими князьями», были равными в правах с королями Западной Европы, а принятый позднее царский титул и был сродни императорскому. Само русское слово «царь», как и немецкое «кайзер», происходит от латинского «caesar», кесарь, то есть император. Правящая русская династия была кровными узами связана с императорской династией из Византии.

На заре европейской истории существовала только одна империя — Древний Рим. Все позднейшие империи унаследовали свой титул от неё: и Византийская, и Российская, и Германская. Право на власть римского императора признавали все древние народы, даже те, на которые эта власть не распространялась. С Римом считались и северные племена, которые беспрестанно его атаковали, а северные короли сами стремились к принятию императорского титула. Но никто из них не мог позволить себе самозванства, — они стремились повергнуть Рим в честной схватке, для того чтобы его имперский титул перешёл к победителю. Последнего римского императора Ромула Августула низложил в 476 году легендарный король руссов Одоакр. О нём с трепетом писали античные источники. Но через несколько лет Одоакра коварно убил готский король Теодорих, принявший и императорский титул.

Русские короли были одними из самых знатных в Европе. Первый известный по летописям русский князь Рюрик происходил из королевского рода, правившего в варяжских землях на южно-балтийском побережье, поэтому он титуловался не просто князем (конунг, король), а «великим князем». Предки Рюрика были равноправными союзниками первого франкского императора Карла Великого. И позднейших русских великих князей на Западе считали равными королям. Немецкий хронист называл св. княгиню Ольгу «Regina Rugorum», то есть королева руссов. А в восточных источниках русских правителей именовали «хаканами» — это титул, высший для восточных стран. По европейским меркам он был сравним с императорским титулом.

Древнерусская литература предлагает две версии обоснования знатности русской правящей династии, которые особенно ярко отразились в «Сказании о князьях владимирских». Согласно первой, князь Рюрик происходит от древнеримского правящего рода. Римский император Август будто бы послал своего родича Пруса править на берега Вислы и Немана. Позднее новгородские старейшины по совету Гостомысла отправили в Прусскую землю послов и призвали оттуда правителя из рода Августа. Новгородцы «умолили» править у них князя Рюрика, и тот явился с братьями Синеусом, Трувором и племянником Олегом.

По другой версии киевский князь Владимир Мономах получил регалии царской власти от византийского императора Константина Мономаха. Обе эти версии существовали не только в древнерусской традиции, но получили развитие и в немецкой, и в польской литературе.

В царствование Ивана III в январе 1489 года в Москву прибыл посол Германского императора Максимилиана I рыцарь Николай Поппель. Темой аудиенции стал вопрос о возможном браке великого русского князя с племянницей германского правителя. Речь шла о «любви и дружбе» между двумя государствами. Важно, что в числе прочего посол предложил Ивану III, в случае согласия на брак, королевский титул. Но Великий князь ответил отказом, и дело было вовсе не в личных мотивах.

Великий московский государь стремился к принятию титула «царя всея Руси». Это отразилось в грамоте в Ливонию, где фигурировал указанный титул, а датский король уже тогда называл Ивана III не иначе как императором. В политических кругах Московского царства формировалась идея о «Третьем Риме», и в таких условиях лестное для любого западного правителя предложение о королевском титуле было воспринято в России как попытка ограничить политическую самостоятельность русского государя. При Иване III Великое Московское княжество стало Московским царством.

Позднее, в годы Ливонской войны, резкая полемика о титуловании разгорелась между Иваном Грозным и шведским королём Юханом III. Иван Грозный считал Юхана III выходцем из «мужичьего рода», имея в виду, что его отец не был королевской крови. Среди архивных документов действительно не нашлось доказательств того, что Швеция по общепризнанному рангу была королевством. И Иван Грозный не считал шведских правителей равными себе. Но русско-шведским противоречиям суждено было разрешиться лишь спустя полтора столетия.

Право России на имперский статус постепенно признали все европейские государства, последним из которых была Швеция. Одержав победу над ней, Пётр I смог с полным правом заявить на весь мир, что Россия вышла из всех битв победительницей, а значит — она вправе именоваться Империей! Главное, чтобы у неё было не только имперское прошлое, но и имперское будущее.

Судьба России — быть империей. Без империи нет России, и Россия не мыслима без своего размаха и мирового значения. Миллионы русских людей проливали кровь, понимая это предназначение своей страны. «Россия — это борьба», — так однажды сказал генерал Пётр Николаевич Краснов. И это и борьба за Империю.

http://www.russdom.ru/2006/20 0611i/20 061 122.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru