Русская линия
РПМонитор Александр Елисеев22.11.2006 

Священная империя латинской нации
Геополитический центр католицизма переместится в Южную Америку

КОНЕЦ ЭПОХИ МОДЕРНА

В Средние века Ватикан настойчиво пытался создать всемирную теократическую империю во главе с Папой. С этим проектом конкурировал другой европейский проект — «Священной империи германской нации», который предполагал духовное главенство императорской власти. Оба проекта потерпели крах и ушли в прошлое вместе со Средневековьем. Реформация, а затем Просвещение и буржуазные революции нанесли мощнейший удар по любым имперским амбициям католицизма — и папоцезаристским, и цезаропапистским. Католицизм отказался от прямого управления государством, хотя и задействовал многие рычаги влияния на политику, экономику и пр. (чего стоит одна только христианская демократия!).

Но уже очевидно, что эпоха Модерна уходит. А это значит, что приходят новые и — одновременно — старые времена. Не случайно ведь уже давно и упорно говорят о новом Средневековье. Действительно, для истории характерен некоторый циклизм, она повторяется, хотя и не полностью. Возможно, что возродится и имперско-католический проект.

Более того, это возрождение — единственный шанс для католицизма сохраниться в качестве мировой силы. Он уже стоит перед ужасающими вызовами, которые грозят обрушить громадное, хотя и обветшавшее здание католического Рима.

ОТ ЕВРОПЫ К ЕВРАБИИ

В настоящее время Европа подвергается мощнейшему натиску мигрантов, размывающих ее цивилизационное ядро. Это уже, само по себе, способствует исламизации.

Более того, к исламу тянутся многие коренные европейцы. Так, например, в статье Э.Д. Холстинина с характерным названием «Вызов зеленого знамени» говорится, что по сообщению агентства АФП, во Франции насчитывается более 500 000 коренных французов, принявших ислам, и являющихся выходцами из всех социальных слоев общества. В настоящее время люди, принимающие ислам, оправдывают свое решение «возвратом к духовному». Они обращаются к исламу в поисках уверенности, строгости и дисциплины веры без Церкви с ее иерархией. Люди, ищущие духовность в исламе, принадлежат к разной среде: интеллектуальной (философ Рожэ Гароди, специалист по суфизму Мишель Шодкивич), артистической (танцор и хореограф Морис Бежар), кинематографической (подводник Жак Ив Кусто), медицинской (хирург Морис Бюкай), религиозной (бывш. католический священник Абдельмаджид Жан-Мари Дюшемэн). Но своеобразие сегодняшнего дня заключается в том, что ислам принимают также служащие и рабочие — и обретают, по их словам, «в постоянстве ислама» покой, которого они не находят более в католицизме.

И теперь далеко не такой уж фантастической кажется перспектива исламизации европейских стран.

С другой стороны на Европу грозит обрушиться оккультный, неоязыческий вал. Нашумевший «Код да Винчи», судя по всему, является этакой разведкой, информационным боем. И что бы ни говорили о «халтуре», но результат налицо — миллионам европейцев вбросили в головы идею о «династии Христа». Тем самым подготавливается почва для установления «священной» космополитической империи во главе с одним из «Меровингов».

И исламизация, и оккультизм являются смертельной угрозой для католицизма. Секуляризм, победивший в эпоху буржуазных революций, сбросил католицизм с вершины духового владычества. Исламизм же грозит загнать его в подполье или полуподополье. Но еще более худшую судьбу готовит ему оккультизм в духе «Приората Сиона» или «Нью-Эйдж». Эти течения хотели бы заставить Ватикан признать их оккультные и космополитические проекты, подкрепить своим авторитетом псевдохристианскую «монархию» псевдомеровингов.

Для того чтобы противостоять обоим вызовам, католицизму необходимо будет опереться на мощнейшие государственные рычаги. Ему потребуется мощь новой католической империи.

АМЕРИКА ПЕРЕХОДИТ НА ИСПАНСКИЙ

Где же ее взять? В Европе? Но процесс дехристианизации здесь зашел уже слишком далеко. Придется обратить свои взоры через Атлантический океан. Нет, конечно же, речь не идет о протестантском фундаментализме США. Здесь имеется в виду латинский сектор Нового Света, который пронизан католическими энергиями. В настоящее время этот сектор консолидируется по целому ряду направлений. В декабре прошлого года было объявлено о создании Южноамериканского союза наций (ЮСН), который объединил 12 стран (Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Гайана, Колумбия, Парагвай, Перу, Суринам, Уругвай, Чили и Эквадор). Новое образование, которое вдохновляется примером ЕС, охватывает территорию в 17,3 млн кв. км. Его население составляет 361 млн человек.

Это уже солидная основа для новой империи. Причем на севере у нее может возникнуть мощнейшая «пятая колонна» в лице миллионов испаноязычных жителей США. Французский правый футуролог Гиойм Фай замечает: «Все больше американцев учит испанский язык, на его долю приходится 50% всех изучающих иностранные языки. В некоторых школах Калифорнии, Аризоны и Массачусетса преподавание английского практически прекращено… В Лас-Вегасе и Фениксе полицейские, которые учат испанский, получают надбавку в 100 долларов. Испанский все больше становится деловым языком. Покупательная способность испаноязычного населения предположительно вырастет с 1991 по 2007 год на 315%. Для англоязычного населения ситуация тревожная: только 4 миллиона из 35 миллионов испаноязычных бегло говорят по-английски. Им это не нужно. Число телеканалов на испанском языке постоянно растет, как и число рекламных объявлений на этом языке…»

Как только в США начнется серьезный политический кризис (а он обязательно начнется), испаноязычная община сыграет далеко не последнюю роль. А в случае падения «империи доллара» она сможет получить контроль над некоторыми североамериканскими территориями. (Скорее всего, этот процесс будет происходить в обстановке жесточайшего противостояния с «черными расистами», которые ориентируются на исламизм.) Тогда более чем вероятна смычка с ЮСН.

Очевидно, что крах США будет проходить одновременно с исламизацией Европы. И вот тогда Ватикан, скорее всего, попытается сделать ставку на молодую Империю. Многовековая католическая традиция придаст дополнительную силу новому образованию, а это образование вдохнет новую силу в политический католицизм.

РОССИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ НАД СХВАТКОЙ

«Священная империя латинской нации» будет опираться на два центра. Один из них, светский (тут можно провести аналогию с германскими императорами), окажется за океаном. Другой, клерикальный — в Ватикане. Возникнет некий синтез латиноамериканского освободительного социализма, который сегодня победоносно шествует по Новому Свету, и ватиканского социального католицизма. Если продолжать исторические сравнения, то можно вспомнить о знаменитой теологии освобождения, которая в свое время утвердилась именно на латиноамериканской почве. Вот только новая модель будет находиться очень и очень далеко от марксизма.

К новой империи присоединятся некоторые романские страны Европы. С большой долей вероятности там стоит ожидать Италию, Испанию и Португалию. Франция слишком исламизирована с одной стороны, и секуляризирована с другой. Поэтому ее вступление в Латинскую империю маловероятно. Хотя не исключено, что туда вступит какая-то часть Франции. Возможно, таким образом сбудется пророчество, которое приписывают Преподобному Серафиму Саровскому: «Франции за ее любовь к Богородице… дастся до семнадцати миллионов французов со столицей городом Реймсом, а Париж будет совершенно уничтожен».

Латинская империя вступит в серьезнейшую геополитическую конфронтацию с исламизированной Европой. Причем конфликт будет разворачиваться сразу по двум линиям — религиозной и социальной.

Первое — очевидно, второе — нуждается в некоторых разъяснениях. Капитализм в Европе никуда не денется и после исламизации. Тем более что и сегодня мы имеем довольно-таки яркий пример «исламского капитализма». Он процветает в Турции, которая настойчиво стучится в двери ЕС. Особенно показательна в данном плане турецкая провинция Анатолия, являющаяся образцом капиталистического предпринимательства. В 2004 году эту область даже занесли в Книгу рекордов Гиннеса, это произошло после того, как в течение одного дня на ее территории начали действовать 139 новых компаний. Причем, что показательно, анатолийский капитализм отличается подчеркнутой религиозностью. Мэр 20-тысячного города Хакилар Ахмет Хердем рассказывает: «В европейских странах рабочие имеют 15-минутный перерыв для перекура, у нас же рабочим дается возможность в течение 15 минут совершать обязательные для мусульман молитвы». Анатолийский феномен даже побудил некоторых социологов придумать термин — «кальвинистский ислам».

Вот с этим самым «кальвинизмом» и будет вести борьбу социалистическая Латинская империя, верная традициям Че, Кастро и теологии освобождения. Мы увидим новую холодную войну, которая получит все шансы стать горячей.

России лучше держаться от этой схватки подальше, хотя обе силы и попытаются привлечь ее на свою сторону. Латинская империя будет апеллировать к христианскому единству, а «зеленая» Европа попытается воздействовать на мусульманские народы России. Но от всех этих объятий необходимо отклониться — вежливо, но твердо. Национально-государственные интересы здесь абсолютны и не могут быть принесены в жертву разного рода идеалистическим мечтаниям.

Хотя не исключено, что станет возможной некая тонкая геополитическая игра на противоречиях. Так, можно «выторговать» православные страны Европы, которые не должны доставаться ни Ватикану, ни новоявленному Халифату.

http://rpmonitor.ru/rpm/index.php?option=com_content&task=view&id=1517&Itemid=219


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru