Русская линия
Седмицa.Ru Михаил Иванов,
А. Баталов,
А. Маштафаров
21.11.2006 

«Радуйся, Михаил, великий архистратиг, со всеми Небесными Силами…»

Архангел Михаил. Икона письма преподобного Андрея Рублева, XV в.
Архангел Михаил. Икона письма преподобного Андрея Рублева, XV в.
21 ноября Православная Церковь празднует Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, Архангелов Гавриила, Рафаила, Селафиила, Иегудила, Варахиила и Иеремиила. В Архангельском соборе Московского Кремля, а также во всех храмах Русской Православной Церкви, по случаю праздника будет совершена Божественная литургия.

М. С. Иванов
Архангел
(Статья из III тома «Православной энциклопедии»)

Архангел [греч. — начальник ангелов], в небесной иерархии, описанной в «Ареопагитиках» (CH 9. 1), 8-й, предпоследний, ангельский чин (см. ст. «Ангелология»). Слово «Архангел» в Священном Писании впервые появляется в 3-й Книге Ездры (4. 36), где с этим именем выступает ангел Иеремиил. Впоследствие это имя воспринимается новозаветными авторами (Иуд 1. 9; 1 Фес 4. 16) и христианской литературой. Кроме архангела Иеремиила древнее предание, восходящее к ветхозаветным представлениям, называет по именам еще несколько Архангелов Первое место среди них принадлежит архангелу Михаилу (евр. — кто как Бог). В Библии он именуется «вождем воинства Господня» (слав.- архистратиг силы Господни) (Нав 5. 14−15), т. к. под его водительством ангельские силы выступили против диавола. «И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе.

И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною…» (Откр 12. 7−9). В Книге пророка Даниила (12. 1) архангел Михаил изображен как «князь великий, стоящий за сынов» израильского народа, так как покровительство, оказываемое этому народу, составляло один из видов его служения людям. В новозаветные времена архистратиг Михаил признается покровителем и споборником «воинствующей Церкви», то есть всех верных Богу, ведущих брань с силами зла.

Еще одно имя архангела — Гавриил — муж Божий или сила Божия (Дан 8. 16; Лк 1. 19). Архангел с этим именем известен как служитель Божественных таин (Athanas. Alex. Vita Antonii. 36; Ioan. Chrysost. Contr. anom. III 5; Areop. CH 8. 2). Он возвещает первосвященнику Захарии о рождении св. Иоанна Предтечи (Лк 1. 19) и Деве Марии — о зачатии и рождении Иисуса Христа (Лк 1. 26−38).

Имена четырех архангелов упоминаются в неканонических книгах Священного Писания: Рафаил- исцеление Божие (Тов 3. 16), Уриил — свет или огонь Божий (3 Езд 4. 1), Салафиил — молитва к Богу) (3 Езд 5. 16, 31) и Иеремиил — высота Божия) (3 Езд 4. 36). Два архангельских имени — Иегудиил — хвала Божия) и Варахиил — благословение Божие) — сохраняются в церковном Предании. Все эти архангелы совершают различные служения, особенности которых в основном отражены в их именах (Orig. De princip. I 8. 1; Ioan. Chrysost. In synaxim archangelorum [spuria] // PG. 59. Col. 755). Поскольку по роду своего служения эти архангелы приближены к Богу, а 8-й чин находится в небесной иерархии, представленной «Ареопагитиками», на предпоследнем месте, по-видимому, они не входят в этот ангельский чин.

Наименование архангелов используется некоторыми отцами Церкви (Сyr. Hieros. Catech. II 4) для обозначения предводителя злых сил (см. ст. «Сатана») — ср.: Еф 6. 12.

Литература: Макарий. Православно-догматическое богословие. Т. 1. С. 387, 396−399, 414; Глаголев А. Ветхозаветное библейское учение об ангелах. К., 1900; Roques R. Introduction // Denys l’Areopagite. La hierarchie celeste. P., 1958. P. I-XCV; idem. L’Univers dionysien: Structure hierarchique du monde selon le Pseudo-Denys. P., 1983; Мейендорф И., прот. Введение в святоотеческое богословие. Н.-Й., 19 852. С. 291; Книга ангелов: Антология. СПб., 2001.


Архангельский собор Московского Кремля
(Статья из III тома «Православной энциклопедии»)

Архангельский собор Московского Кремля освящен в честь Собора Архистратига Михаила (8 (21) ноября), храм-усыпальница Московского великокняжеского, затем царского дома.

История.
Достоверных данных о времени появления в Кремле престола с названным посвящением не сохранилось. Существует предположение о том, что его основание связано с, братом святого благоверного князя Александра Ярославича Невского князем Михаилом Храбрым (ум.1248), построившим в 1-й пол. XIII в. деревянную церковь во имя архистратига Михаила, которому был тезоименит. Однако более обоснованным представляется возникновение данного престола в русле общей для Северо-Восточной Руси традиции княжеского храмостроительства во имя Архистратига Небесных Сил бесплотных, почитавшегося как покровитель княжеского рода.

Первым достоверным сообщением об Архангельском соборе является летописное известие о строительстве в 1333 г. Иоанном Данииловичем Калитой каменной церкви во имя архистратига Михаила, возведенной в течение одного года. В 1344/45−1346/47 гг., при сыне Иоанна Калиты великом князе Симеоне Гордом, храм был расписан, как сообщает летопись, княжеской артелью из русских иконописцев, старшими в которой были Захарий, Иосиф, Николай; в 1399 г. его вновь расписал Феофан Грек с учениками. Облик собора 1333 г. неизвестен, существует несколько противоречивых гипотез о его размерах и типологии.

В 1471 г., после победы войск великого князя Иоанна III Васильевича в битве с новгородцами на реке Шелони, в день памяти апостола Акилы (14 июля), к Архангельскому собору в течение недели были пристроены 2 деревянных придела: во имя апостола Акилы, по обету великого князя, и в честь Обновления храма Воскресения Господня в Иерусалиме, по обету его воевод князей Д. Д. Холмского и Ф. Д. Пёстрого-Стародубского. Во время кремлевского пожара 1475 г. оба придела сгорели, и в 1481—1482 гг. к Архангельскому собору были пристроены каменные приделы с теми же посвящениями.

Весной 1505 г. по повелению великого князя Иоанна III Архангельский собор из-за ветхости был разобран. Тогда же на его месте итальянский архитектор, названный в России Алевизом Новым, заложил собор, оконченный уже при великом князе Василии III Иоанновиче в 1508 г. (освящен 8 ноября 1508). Как показали реставрационные исследования 2000/1 г. (Ю. П. Мосунов, И. В. Калугина и др.), собор был пристроен к находившемуся на юго-западе от него одному из зданий Казенного двора — «погребу на Казенном дворе» (построено в 1485, в конце XVIII в. в части его наземного этажа находилась Судная палата вотчин Архангельского собора), от которого в настоящее время сохранился подвал.

Уникальность Архангельского собора заключается в органичном соединении принципов построения и пластической обработки архитектурной формы, характерных для венецианской школы XV в., с пространственной структурой, определенной заказчиком. Композиция Архангельского собора представляет собой первый в истории русского зодчества опыт интерпретации архитектуры Успенского собора Московского Кремля. Ориентацией на этот образец определены шестистолпная структура плана с 5 апсидами и пятиглавие, алтарь разделен на 5 компартиментов, что позволило расположить рядом с алтарем и жертвенником главного храма ранее существовавшие придельные церкви. Для размещения других 4 приделов в западной части собора были устроены полати, куда вели 2 внутристенные лестницы.

Венецианская архитектурная традиция проявилась прежде всего в композиции фасадов — здесь впервые в русской архитектуре применен двухъярусный ордер. Плоскости фасадов разделены по горизонтали классическими антаблементами, опирающимися на пилястры с капителями. Один из них, вопреки русской традиции, отрезает закомары от плоскости стен, что оказало влияние на изменение системы декора русских храмов в XVI—XVII вв. В Архангельском соборе закомары превратились в известные в Венеции в XV в. полукруглые фронтоны. Они первоначально были украшены белокаменными фиалами, от которых в настоящее время сохранились основания в виде розеток с пальметтами (фрагменты белокаменных фиалов были найдены на сводах собора в 40-х гг. XX в.). Плоскости тимпанов закомар заполнены бело-каменными раковинами, распространенными в итальянской архитектуре кватроченто. Первоначально стены собора были расписаны «под кирпич», а ордерные детали побелены. Венецианская традиция проявилась и в трактовке внутреннего пространства: Алевиз Новый впервые внес в интерьер русского храма ордерную декорацию.

Предполагают, что через несколько лет после окончания строительства с западной и северной сторон к Архангельскому собору была пристроена крытая паперть. Существует предположение о строительстве и с южной стороны собора паперти, примыкавшей к восточной стене кирпичной палаты с погребом Казенного двора. В середине XVI в. к северным боковым апсидам с восточной стороны был пристроен одноглавый храм Покрова Богородицы — возможно, наиболее ранний памятник обетного строительства Иоанна IV Васильевича Грозного после завоевания Казани; между 1581—1584 гг. симметрично придельному храму Покрова Богородицы возвели придел в честь Обретения главы Иоанна Предтечи. Исследования собора 2000/1 г. показали, что существующая южная галерея, возможно, появилась в XVII в.

Основные изменения облик собора претерпел в XVIII в. В течение этого столетия были разобраны западная и северная паперти (1749−1750), полностью перестроен южный придел в честь Обретения главы Иоанна Предтечи. Уже в середине XVIII в. с южной стороны собора существовали контрфорсы, в конце столетия у сев. портала возвели кирпичный портик с готицизирующими белокаменными деталями. В 1826 г. разобрали остатки наземной палаты погреба Казенного двора и построили существующее ныне здание для священнослужителей Архангельского собора.

В настоящее время нет никаких свидетельств о росписи собора при Василии III. Существует гипотеза о том, что она не предполагалась при первоначальной ордерной декорации интерьера. Очевидно, впервые собор был расписан уже при Иоанне IV в 1564—1565 гг.- фрески этого времени сохранились в лоджии над западным входом и в южной предалтарии. Существующие ныне росписи в основном относятся к середине XVII в. (закончены к 1666). В их создании участвовало 92 мастера, среди которых Симон Ушаков, Степан Резанец, Федор Зубов, Федор Козлов, Иван Филатов, Гурий Никитин. За исключением привнесенных ими нескольких новых сюжетов, мастера полностью повторили уникальную иконографию фресок 60-х гг. XVI в. Примечательной частью стенописи является галерея условных портретов великих и удельных князей, царей, погребенных в соборе, и их предков великих князей владимирских. Росписи Архангельского собора могут быть включены в круг программных произведений, созданных по заказу царя Иоанна IV в сер. XVI в., в которых нашла выражение концепция власти православного царя, в частности, представления о помощи архистратига Михаила русским князьям, о княжеском подвиге в защите веры, о царском родословии.

Иконостас 1508 г. сгорел во время пожара 1547 г. От его первоначального устройства сохранился только фрагмент каменной алтарной преграды (у южной стены собора) с заложенным в 1533 г. дверным проемом и пилястрой. Во время восстановительных работ после пожара был сооружен новый иконостас, от которого уцелели 2 деревянных тябла, сохранивших на лицевой стороне орнаментальную роспись середины XVI в. Существующий ныне иконостас изготовлен царскими резчиками в 1679—1680 гг., к этому же времени относится и большинство икон. Наиболее древним следует считать храмовый образ архистратига Михаила «с деяниями», который датируется рубежом XIV—XV вв. Также в местном ряду находится список с чудотворной иконы Благовещение «Устюжское», привезенной Иоанном IV из Новгорода, 2-й половине XVI в. Иконы верхних ярусов иконостаса малоисследованы, некоторые написаны на старых досках, принадлежащих иконам 1547 г. и старше. Своеобразным памятником Московского Собора 1666−1667 гг., разрешившим резное изображение «Страстей Господних», является Распятие Господне, с предстоящими, венчающее верхний ряд иконостаса (расписано Федором Зубовым и Михаилом Милютиным). Во время Отечественной войны 1812 г. иконы первых 2 ярусов иконостаса были выломаны и использовались французскими солдатами как скамейки и кровати, оклады и украшения с икон были украдены. После освобождения Москвы, в конце 1812 — начале 1813 г., убранство собора было обновлено, во всем нижнем ярусе иконостаса и в средней части других ярусов гладкие колонны заменены на резные, изготовлены резные царские врата.

В летописях и документах XVI—XVII вв. в Архангельском соборе упоминаются приделы во имя преподобного Симеона Столпника, святителя Андрея Критского, преподобного Иоанна Лествичника, апостола Акилы, блаженного Иоанна Милостивого, в честь Обновления храма Воскресения, Обретения главы Иоанна Предтечи, Покрова Богородицы. Престолы Воскресения и апостола Акилы перенесены из собора 1333 г., когда появились другие престолы, достоверно неизвестно. То, что преподобный Симеон Столпник и святитель Андрей Критский были небесными покровителями сыновей Иоанна Калиты, великих князей Симеона и Андрея, позволяет предположить, что престолы в честь названных святых были устроены еще в XIV в., придел во имя преподобного Симеона Столпника упоминается уже в 1507 г. и о его местоположении внутри собора есть точные указания: он размещался в южной апсиде. Неизвестно, какие именно приделы находились в других предалтариях и на хорах, в восточной стене которых сохранились апсиды для 4 престолов. История перемещения престолов внутри собора в XVI в. неясна. Весьма вероятно, что престол в честь Покрова Богородицы появился после 1552 г. К началу 60-х гг. XVI в. растесали стену, разделявшую южные предалтария. Это новое единое помещение было расписано между 1564—1565 гг. По иконографии росписи предполагают, что здесь устроили придел Иоанна Предтечи (придел во имя преподобного Симеона Столпника был перемещен, может быть, на хоры). В 1581 г. здесь совершилось погребение царевича Иоанна Иоанновича и тогда же появился придел преподобного Иоанна Лествичника, небесного покровителя убиенного царевича. Ранее находившийся на его месте престол святого Иоанна Предтечи был перенесен в придел, пристроенный к южному предалтарию с востока. Исследователи XIX в. полагали, что престол во имя преподобного Иоанна Лествичника был переосвящен в XVII в. во имя святого Иоанна Милостивого. Однако, судя по ладанным книгам, придел во имя святого Иоанна Милостивого существовал в соборе уже в 1584 г. Наиболее решительные изменения в сложившейся в течение столетий системе посвящений произошли в 1785 г., когда были упразднены приделы на хорах, в 1848 г. сюда был вынесен престол в честь Покрова Богородицы, а на его месте учрежден придел во имя мученика Уара из разобранной церкви Рождества Иоанна Предтечи у Боровицких ворот.

В 1744—1883 гг. Архангельский собор был кафедральным собором Московских епархиальных архиереев, в 1895 г. перешел в ведение Московской дворцовой конторы. В 1893 г. наиболее ценные в историческом отношении предметы из ризницы собора были переданы в Синодальную ризницу (ныне в Оружейной палате). В Синодальную (Патриаршую) библиотеку (ныне в ОР ГИМ) поступили хранившиеся в ризнице рукописи: 4 пергаменных, 20 на бумаге (Апостолы, Евангелия, Минеи служебные, Октоихи и Псалтири), в т. ч. пергаменное Мстиславово Евангелие (XII в.), лицевая Псалтирь — вклад Д. И. Годунова в собор в 1594 г. по царе Иоанне IV и его брате князе Юрии Васильевиче. В 1918 г. Архангельский собор был закрыт.

Реставрация и возобновление богослужений. В 1918 г. были произведены работы по восстановлению алтарной части собора, пострадавшей во время обстрела Кремля революционными войсками. В 20-х гг. ХХ в. разобрали деревянный тамбур, закрывавший лоджию западного входа в собор, а также кирпичный портик у северного портала. В 1929 г. в погреб, находящийся к югу от Архангельского собора, были перенесены саркофаги с останками великих княгинь и цариц из разобранного собора Вознесенского монастыря. В 1930—1934 гг. реставрирован Покровский придел (Д. П. Сухов, Н. Д. Виноградов) и проведены натурные исследования. В 1946 г. под руководством П. Д. Корина и И. А. Баранова были раскрыты из-под записей фрески в лоджии на западном фасаде. Архангельский собор был обмерен (А. И. Власюк). В 60-х гг. XX в. продолжались исследовательские и ремонтные работы (В. Н. Меркелова и др.), тогда же проведены археологические изыскания, во время которых обнаружены остатки белокаменных кладок, необоснованно отнесенные к XIII в., и кирпичного пола с покрытием из керамических поливных плиток. Реставрация росписей собора была произведена в 1953—1955 гг. (под руководством В. Н. Крыловой), реставрация иконостаса — в 1979—1980 гг. В 2000—2001 гг. проводились исследования помещений над хорами и для священнослужителей, погреба Казенного двора. В 1955 г. был открыт свободный доступ в музей Архангельского собора. 28 мая 1991 г. первое богослужение в Архангельском соборе совершил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

Погребения. Как располагались погребения в соборе 1333 г., неизвестно. В 1505 г. в связи с разборкой ветхого собора княжеские гробы были вынесены и 3 октября 1507 г. внесены в новый храм. Расположение погребений имеет достаточно четкую структуру, соответствующую, как считали некоторые исследователи, средневековым эсхатологическим представлениям, а также концепции самодержавной власти. Вдоль южной стены — традиционные места захоронения князей — расположены великокняжеские погребения. От них отделены погребения удельных князей, положенных вдоль западной стены собора. У северной стены хоронили опальных князей, убитых по приказанию московских властителей (князя Юрия Дмитровского, князя Андрея Старицкого и его потомков). Уже в структуре некрополя 1507 г. было выделено место для погребения династии донатора собора великого князя Василия III — у алтарной преграды возле южной стены положили его деда и отца (Василия II и Иоанна III). Здесь же в 1533 г. похоронили самого Василия III, в 1553 г. в его гробницу опустили тело его внука царевича Димитрия. В 60-е гг. XVI в. царь Иоанн IV устроил в южном предалтарии новый придел, предназначенный для царской усыпальницы, выделив тем самым царский род из династии московских государей. В 1581 г. здесь похоронили царевича Иоанна Иоанновича, в 1584 г.- царя Иоанна Грозного, в 1598 г.- царя Феодора Иоанновича. В 1605 г. в приделе положили тело царя Бориса Феодоровича Годунова, но в том же году его прах был вынесен Лжедимитрием I в Вознесенский Варсонофьевский монастырь. Развитие в XVI в. представлений о богоустановленности царской власти определило и отношение к крещеным татарским царям. В 1523 г. в Архангельском соборе был похоронен казанский царевич Петр Ибреимович (Куйдакул), муж сестры великого князя Василия III Евдокии, в 1566 г.- последний казанский царь Александр Сафа-Киреевич (Утемиш-Гирей). В 1610 г. при царе Василии Иоанновиче Шуйском была, видимо, сделана попытка устроить в Архангельском соборе особую усыпальницу новой династии: в приделе в честь Обретения главы Иоанна Предтечи покоятся останки близкого родственника царя полководца князя Скопина-Шуйского, однако это единственное захоронение в приделе. Сам царь Василий Иоаннович, умерший в польском плену в 1612 г., был похоронен в 1635 г. в северо-западном углу Архангельского собора возле гробниц опальных князей Андрея Ивановича и Владимира Андреевича Старицких. Царей из рода Романовых хоронили уже в наосе у средних столпов собора. История некрополя закончилась в 1730 г., когда было совершено последнее захоронение, — у южного среднего столпа погребли тело скончавшегося в Москве императора Петра II.

Захоронения в Архангельском соборе, не имевшем подклета или подвала, производились прямо под полом собора, на небольшой глубине. С конца XVI в. над некоторыми из них могли существовать кирпичные надгробия, в XVII в. они были установлены над всеми погребениями, в начале XX в. их покрыли медными чехлами. С великокняжескими и царскими погребениями связывают появление в Архангельском соборе икон с изображениями нашедших здесь упокоение московских государей. Наиболее известна и изучена (реставраторы А. А. Горматюк и В. Занозин) икона, на которой великий князь Василий III предстоит святителю Василию Великому (исп. Василию Парийскому?). Ее датировка колеблется между 30-ми (Горматюк) и 60−70-ми гг. XVI в. (И. Л. Кызласова, Т. Е. Самойлова). Подобные надгробные иконы устанавливались в XVII в. рядом с могилами царей из рода Романовых (например, парный образ Михаила Феодоровича и Алексея Михайловича). Полагают также, что в XVII в. существовал обычай после смерти члена царствующего дома переносить в Архангельский собор икону его небесного покровителя из Благовещенского собора, благодаря чему над погребениями царей и царевичей из рода Романовых составились надгробные иконостасы из образов тезоименитых им святых.

В Архангельском соборе открыто почивают мощи святого мученика царевича Димитрия Угличского, поставленные в соборе в 1606 г. под сделанной тогда же каменной сенью у среднего северного столба. В 1774 г. из Сретенского собора Кремля в Архангельский собор были перенесены мощи святых князей Михаила Черниговского и боярина его Феодора. Они покоятся в раке, стоящей в жертвеннике, за иконостасом у северной стены собора.

А. Л. Баталов

Архангельский собор в церковном обиходе московских великих князей и царей. В XIV—XV вв. в храме происходило «целование креста» великими и удельными князьями при заключении договоров, иногда совершалось поставление Новгородских владык. Начиная с XVI в. Архангельский собор играл важную роль в коронационных и брачных торжествах членов правящей династии, значимой частью этих торжеств были молебны у могил предков. При коронации Лжедимитрия I произошло беспрецедентное изменение процедуры: шапка Мономаха была возложена на его голову в Архангельском соборе перед могилами его мнимого отца царя Иоанна IV и мнимого брата царя Феодора Иоанновича.

Указом царя Иоанна IV причту Архангельского собора вменялось в обязанность «по прародителем и родителех панихиды петь и литургии служить». Круг заупокойных богослужений оговаривался в жалованных грамотах собору, поминальные богослужения подробно описаны в статейном панихидном списке 1570/71 г. (Исторические акты ярославского Спасского монастыря. Дополнения: Книга кормовая. М., 1896. С. 1). На панихиды и заздравные столы приглашались все высшие иерархи, находившиеся в Москве, настоятели монастырей, протопопы московских соборов и попы дворцовых сел со всеми причтами. По документам XVII в. известен обычай принимать в дни поминания челобитные, оставлявшиеся просителями на гробницах царских родителей, никто, кроме монарха, не имел права собирать эти жалобы. Московские государи посещали собор в день храмового праздника 8 ноября, в день памяти царевича Димитрия 15 мая, в последние дни сырной седмицы и на Страстной седмице, на Пасху, христосуясь с почившими, приносили крашеные яйца; цари молились перед святынями храма, отправляясь на войну и в дальние поездки. В день престольного праздника придела во имя Симеона Столпника (1 сентября) в Архангельском соборе совершался чин новолетия, на площади у северного входа в собор служился молебен.

Причт. Несмотря на то что сведений о численности клириков собора в ранних документах нет, можно предположить, что причт уже в XIV в. был многочисленным, поскольку в соборе, по-видимому, было несколько приделов. В XV—XVI вв. в причте Архангельского собора состояли протопоп, несколько священников, диаконы.

В духовной грамоте великого князя Иоанна Иоанновича (около 1358) выделяется руга Благовещенской и Архангельской церквам Московского Кремля — право собирать торговую пошлину (Духовные и договорные грамоты. С. 16, 19), аналогичное пожалование зафиксировано в 1-й духовной святого благоверного князя Димитрия Иоанновича Донского (Там же. С. 25). Сведения о пожаловании руги в XV — 1-й пол. XVI в. не сохранились. Объем и порядок выплаты ружного жалованья были установлены не позднее 80-х гг. XVI в. В XVII в. ежегодные денежные выплаты были стабильными, они производились приказом Большого прихода из средств, полученных в основном при сборе московских таможенных, померных и мытных пошлин с торговых мест, погребов и др. оброчных статей. Среди соборян ружные деньги распределялись следующим образом: протопоп получал 12 р. 17 алтын, ключарь — 9 р. 16 алтын, 5 попов — по 7 р. 14 алтын и 1 деньге каждый, диакон — 6 р. 23 алтына и 2 деньги, 2 диакона и псаломщик — 5 р. 4 алтына каждый, кутейный поп — 3 р., 2 пономаря — по 2 р. каждый. Кроме того, протопопу, ключарю, попам и диаконам дополнительно выплачивались в счет праздничного оброка, «выборных», на просвиры и за ежедневную поминальную службу по царевичу Иоанну Иоанновичу в год 28 р. 10 алтын и 3 деньги.

В 1599—1742 гг. в Архангельском соборе служили приписные архиереи — грузинские, греческие и русские владыки, которые не управляли епархиями, но обязаны были совершать заупокойные богослужения по царским прародителям, похороненным в соборе. По месту служения эти архиереи титуловались Архангельскими и получали обеспечение за счет средств храма. Первым из них был архиепископ Арсений Элассонский.

Владения Архангельского собора.В духовных грамотах великих князей московских XIV в. сведений о земельных пожалованиях Архангельскому собору нет. Поскольку поминальные вклады первых великих князей московских делались вещами и деньгами, есть основание предположить, что земельными владениями до XV в. Архангельский собор не обладал.

Возможно, самое раннее земельное пожалование Архангельскому собору (села в Московском уезде) отражено в завещании княгини Елены Ольгердовны, вдовы серпуховского и боровского князя Владимира Андреевича, составленном около 1433 г. (Там же. С. 72). В 1-й половине 40-х гг. XV в. Князь Дмитрий Юрьевич Шемяка пожаловал собору в качестве поминального вклада по душам своих ближайших родственников с. Климятинское с деревнями в Боровском уезде. Много земель было вложено в собор царем Иоанном IV: в 1564 г. после смерти брата Юрия царь пожаловал с. Андроновское в Лисине стане Калужского уезда, в 1582 г., после убийства сына Иоанна Иоанновича, царь передал в качестве поминального вклада самое большое из известных пожалований собору — с. Новое Завидово с 65 деревнями, 17 пустошами и 2 займищами в Клинском уезде (в 1599—1615 селом и деревнями временно владел архиепископ Арсений), вкладом Иоанна IV по душе убитого царевича являлись также земельные владения Архангельского собора в Юрьев-Польском уезде, состоявшие из с. Фролищева, 21 деревни, 1 селища и 6 пустошей. По жалованной грамоте 1585 г. царя Феодора Иоанновича подмосковное с. Отцы Святые (Всесвятское), 2 деревни и 7 пустошей переданы собору за поминание его отца царя Иоанна Васильевича (в 1599—1615 селом временно владел архиепископ Арсений).

Последние пожалования земель (с. Ильинское с 24 деревнями и 135 пустошами в Кашинском уезде) были получены собором в 1645 г. от царя Алексея Михайловича как поминальный вклад по царе Михаиле Феодоровиче.

К середине XVII в. обширные земельные владения Архангельского собора находились в Боровском, Калужском, Кашинском, Клинском, Московском, Рузском и Юрьев-Польском уездах и являлись великокняжескими и царскими пожалованиями, а также вкладами удельных князей за поминание самих вкладчиков и их ближайших родственников. В XV — начале XVII в. собор был освобожден от большинства налогов, протопоп с братией пользовались исключительно широким объемом податных льгот, который может быть сравним только с привилегиями Троице-Сергиева монастыря. Судебный иммунитет ограничивался изъятием из вотчинной юрисдикции дел о душегубстве, а иногда разбое и татьбе с поличным. Право собора на земельные владения было подтверждено жалованной грамотой императрицы Анны Иоанновны от 5 февр. 1737 г., в 1763—1764 гг. Архангельский собор лишился своих вотчин, перешедших в ведение Коллегии экономии, которая на содержание 3 кремлевских соборов выплачивала 5 868 р. (см. Секуляризация церковных имуществ).

Архиепископы Архангельские:Арсений, бывший Элассонский (1599−1615), Стефан, бывший Суздальский (упоминается в 1660—1661/62), Иоаким (Дьякович), бывший епископ Сербославянский и Оршанский (упоминается в 1667/68−1674/75), Иосиф, бывший епископ Коломенский и Кашинский (1675−1681), Никита, бывший епископ Звенигородский (1681), Никодим (Сребницкий), бывший епископ Черниговский (1740−1742), Лев (Юрлов), бывший епископ Воронежский (1742−1755).

Настоятели Архангельского собора.
Протопопы: Иоанн (упоминается в 1439), Иоанн (упоминается в 1454—1463), Михаил (упоминается в 1507), Иуда (упоминается в 1518—1519), Симеон (упоминается в 1542—1550), Тимофей Яковлев (упоминается в 1551), Евстафий (упоминается в 1564—1565), Григорий Иванов (упоминается в 1569—1570), Иоанн (казнен по приказу Иоанна IV 27 ноября1575), Василий (упоминается в 1584—1585), Григорий (упоминается в 1593), Димитрий (упоминается в 1599—1608), Иоанн (упоминается в 1613—1630), Григорий (упоминается в 1634—1643), Никифор Матвеев (упоминается с 1645, ум. ок. 1657), Кодрат (упоминается в 1658—1672), Феодор (упоминается в 1675—1691), Петр Васильев, духовник Петра I (упоминается в 1696—1703), Иаков Михайлов (назначен в 1723, упоминается до 1734), Василий Иванов, бывший духовник императрицы Анны Иоанновны (назначен в 1741, упоминается до 1745). Протоиереи: Иоанн Комаровский (упоминается в 1749, ум. 1771), Петр Алексеев (1771−1801), Димитрий Иоаннович Лавровский (1801−1811), Алексей Феодорович Шумилин (1811−1813), Иаков Димитриевич Никольский (1813−1816), Герасим Алексеевич Попов (1816−1818), Иоанн Иоаннович Русинов (1818), Василий Иоаннович Кутневич (1818−1833), Арсений Иоаннович Тяжёлов (1833−1855), Петр Евдокимович Покровский (1855−1871), Михаил Измайлович Богословский (1871−1880), Александр Георгиевич Невский (1888−1892), Валентин Николаевич Амфитеатров (1892−1901), Павел Григорьевич Извеков (1905−1909), Димитрий Павлович Лавров (1910−1914), Николай Димитриевич Извеков (1915−1918).
А. В. Маштафаров

Архивы: РГАДА. Ф. 135. Оп. 1. Отд. 1. Руб. 1. N 30/5; Ф. 154. Оп. 1, N 81; Ф. 196. Оп. 1. N 1736, оп. 3. N 1510; Ф. 248. Оп. 1. N 781; Ф. 280. Оп. 3. N 79, 285, 508, 742; Ф. 281. Оп. 21. N 15 168; Ф. 1209. Стб. по Москве N 471/32 859, 726/32 991, 728/32 992; ОПИ ГИМ. Ф. 406. N 76 508/3697; Ф. 441. Оп. 1. N 30; Архив СПбФИРИ. Ф. 238. Оп. 2. Карт. 33. N 33, карт. 61. N 1, 2.

Источники: ПСЗ. Т. 9. N 6544. С. 263−277; ПСРЛ. Т. 8. С. 165, 181; Т. 12. С. 214; Т. 14. C. 96; Т. 18. С. 269; Т. 28. С. 69, 71, 89, 337, 338, 341; Т. 34. С. 241; Обзор документальных материалов ЦГАДА СССР по истории г. Москвы с древнейших времен до XIX в. М., 1949 [по указат.]; Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. М.; Л., 1950; Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль». Отдел рукописных, печатных и графических фондов. Архивы России. Москва и С.-Петербург. М., 1997. С. 648−649; Грамоты из архива московского Архангельского собора / Подгот. С. М. Каштанов, О. И. Хоруженко // АЕ за 1997 г. М., 1997. С. 390−438; Маштафаров А. В. Жалованные грамоты кремлевского Архангельского собора // Русский дипломатарий. М., 1997. Вып. 2. С. 23−51; Акты Российского государства. Архивы московских монастырей и соборов: XV — начало XVII в. М., 1998. С. 33−88, 435−440; Павлович Г. А. Храмы средневековой Москвы по записям ладанных книг: [Ладанные книги 1584/85, 1613/14, 1617/18, 1618/19 гг.] // Сакраль-ная топография средневекового города. М., 1998. С. 150 (Изв. Института христианской культуры средневековья. Т.1.).

Литература: Хавский П. Московский Архангельский собор, или Историческое исследование о родословиях святого мученика князя Черниговского и Российских великих князей, опочивших в Московском Архангельском соборе. М., 1862; Лебедев А. Московский кафедральный Архангельский собор. М., 1880; Извеков Н. Д. Московский Архангельский придворный собор. Серг. П.; М., 1916. [Библиогр.]; Власюк А. А. Новые исследования архитектуры Архангельского собора в Московском Кремле // Архитектурное наследство. М., 1952. Вып. 2. С.105−132; Воробьев А. В., Смыслова В. А. О галерее Архангельского собора: (Новые материалы по Архангельскому собору Московского Кремля) // Там же. 1963. Вып. 15. С. 178−181; Сизов Е. С. Новые материалы по Архангельскому собору Московского Кремля: Когда был построен Архангельский собор? // Там же. С. 176−177; Дмитриев Ю. Н. Стенопись Архангельского собора Московского Кремля: (Материалы и исследования) // ДРИ: XVII век. М., 1964. С. 138−159; Сизов Е. С. Датировка росписи Архангельского собора Московского Кремля и историческая основа некоторых ее сюжетов // Там же. С. 160−174; он же. Еще раз о трех неизвестных гробницах Архангельского собора // Материалы и исследования / ГММК. М., 1973. Вып. 1. С.86−94; он же. К атрибуции княжеского цикла в росписях Архангельского собора // ГММК. М., 1976. Вып. 2. С. 62−97; Кучкин В. А. Захоронение Ивана Грозного и русский средневековый погребальный обряд // Сов. Арх. 1967. N 1. С. 289−295; Федоров В. И. Новое о древней топографии и первых каменных постройках Московского Кремля// Материалы и исследования // ГММК. М., 1973. Вып. 1. С. 46−49; Подъяпольский С. С. Венецианские истоки архитектуры Московского Архангельского собора // ДРИ: Зарубежные связи. М., 1975. С. 252−279. [Библиогр.]; Свирин А. Н. Малоизученное произведение Алевиза Нового // Там же. С. 280−281; Меркелова В. Н. Северо-восточный придел Архангельского собора Московского Кремля // Реставрация и исследование памятников культуры. М., 1975. Вып. 1. С. 45−50. [Библиогр.]; Брюсова В. Г. О времени написания икон иконостаса Архангельского собора // Материалы и исследования / ГММК. М., 1976. Вып. 2. С. 181−191; Сорокатый В. М. Некоторые надгробные иконостасы Архангельского собора Московского Кремля // Древнерусское искусство: Проблемы и атрибуции. М., 1977. С. 405−420; Сперанский М. Н. Описание рукописей Архангельского собора /Подгот. И. В. Левочкин // АЕ за 1979 г. М., 1981. С. 324−330; Вятчанина Т. Н. Архангельский собор Московского Кремля как образец в русском зодчестве XVI века // Архитектурное наследство. М., 1986. Вып. 34. С. 215−223; Панова Т.Д. Средневековый погребальный обряд по материалам некрополя Архангельского собора Московского Кремля //Сов. Арх. 1987. N 4. С. 110−122; Машнина В. С. Из истории создания декоративного оформления иконостаса Архангельского собора // Материалы и исследования / ГММК. М., 1989. Вып. 6: История и реставрация памятников Моск. Кремля. С. 84−89; Рыков Ю. Д. Малоизвестный рукописный синодик московского кремлевского Архангельского собора нач. XVII в. с позднейшими дополнениями // Россия в Х-XVIII вв.: Пробл. истории и источниковедения. М., 1995. С. 497−505; Щепкина М. В., Протасьева Т. Н. Сокровища древней письменности и старой печати. М., 1995. С. 21; Бусева-Давыдова И. Л. Храмы Московского Кремля: Святыни и древности. М., 1997. С. 93−138; Горматюк А. А. Икона «Святой Василий Великий и великий князь Василий III в молении»: Краткая история и реставрация памятника // Искусство христианского мира. М., 1998. Вып. 2. С. 131−138; Самойлова Т. Е. Княжеские портреты и роспись Архангельского собора Московского Кремля XVI в. // Ист. вестн. 1999. N ¾. С. 153−219.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=38 706&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru