Русская линия
Православие на Дальнем Востоке Е. Шишигин21.11.2006 

Прогрессивное значение христианизации народов Якутии

Движение русских служилых людей в XVII в. на восток от реки Енисея было естественным продолжением сибирской экспансии, начавшейся еще в XVI в. как процесс территориального расширения Русского централизованного государства, ставшего уже тогда полиэтнической Евразийской империей.

Богатая пушниной Ленский край — «Якольская землица» давно привлекала предприимчивых и смелых казаков — служилых, промышленных, торговых, гулящих людей всего Севера России: Тобольска и Мангазеи, Красноярска и Енисейска, которые вглубь северо-востока Азии шли двумя путями — северным через Мангазею и южным — через Енисейск. Московское правительство умело управляю этим, на первый взгляд, весьма хаотичным процессом: оно санкционировало, финансировало, контролировало все основные экспедиции, снаряженные в Восточную Сибирь.

Официальной датой вхождения Якутии в состав Российского государства считается 1632 год, когда на правом берегу Лены красноярским казачьим сотником Петром Бекетовым был заложен Ленский острог. В 1638 г. был образован самостоятельный Якутский уезд с непосредственным подчинением Сибирскому приказу в Москве. Первыми воеводами были назначены П.П. Головин и М.Б. Глебов, которые прибыли 18 июля 1641 г. в Ленский острог. С ними прибыла целая церковная миссия. Воеводы сразу же приступили к исполнению своих обязанностей, перенесли Ленский острог на левый берег. В 1643 г. завершилось строительство нового острога, который стал называться Якутским и стал не только административным, военно-политическим, культурным, но и церковным центром всего северо-востока Азии.

Христианизация коренных жителей Ленского края — саха (якутов), эвенков, эвенов, юкагиров, чукчей, долган — началась уже в первой половине XVII века и составляла одну из важнейших сторон политики царского правительства, которому предстояло закрепить присоединенные земли и обеспечить дальнейшее проникновение русского влияния на север и восток вплоть до Ледовитого и Тихого океанов, приступить к планомерной эксплуатации их несметных пушно-меховых и других богатств. Поэтому политика распространения православия среди аборигенов определялась сугубо фискальными интересами государства, объявившего Восточную Сибирь «своей вотчиной».

Массовое крещение местного населения проводилось и завершилось в сравнительно короткий срок — в конце XVIII — начале XIX вв. По архивным данным, в 1823 г. некрещеные составляли всего один процент населения. Такие успехи миссионерства можно объяснить установлением разнообразных устойчивых хозяйственных, бытовых и культурных взаимосвязей с пришлым православным населением (служилые, торговые, промышленные люди нередко женились на местных женщинах). В свою очередь, крещение способствовало углублению и расширению этих связей, социальной интеграции аборигенов в российское общество т.к. по мнению выдающегося русского этнографа-якутоведа С.А. Токарева, «… вероисповедная рознь в те времена сильно затрудняло общение между людьми». К тому же в это время православная церковь укрепила свои позиции в Сибири, уже имела необходимый опыт миссионеров, использовала различные методы крещения ясачных, освобождая новокрещенных от уплаты ясака.

Однако веками укоренившаяся, впитавшаяся «в тело и душу» языческая религия ленских скотоводов и оленеводов, охотников и рыбаков не была и не могла сразу вытеснена новой, еще непонятой им религией. Крестившись, они продолжали оставаться приверженцами своей традиционной веры, не всегда соблюдая законы и обряды православия. Так, в «Степных законах и обычаях якутов» (1823 г.) отмечалось, что шаманство «хотя и тайно, но употреблялось у многих якутов». Оно сохранило в значительной степени свое влияние даже во второй половине XIX — начале XX века.

С завершением крещения начинается качественно новый этап христианизации народов Якутии, основным содержанием которого стала борьба за утверждение новой религии — православного христианства и искоренения язычества. С этой целью строились церкви и часовни в улусах, принимались меры по обучению «инородцев» в церковно-приходских школах и по подготовке из их числа священнослужителей, по переводу и изданию богослужебных книг на якутском языке. Как правильно заметил известный якутский филолог, академик АН РС (Я) П.А. Слепцов, «учебные пособия, выпускаемые миссионерами, в своей якутской части постоянно совершенствовались, и к концу XIX — началу XX века в литературно-языковом отношении стали почти образцовыми и по литературной обработанности и нормативности практически не отличаются от современных литературных образов». Можно сделать вывод о том, что христианизация проводилась в целях русификации коренных народов Якутии, однако она способствовала не только сохранению, но и формированию якутского литературного языка. А язык — основа любой культуры, обеспечивающей ее самобытность.

Миссионерская деятельность стала особенно заметной после 1852 года, когда усилиями Святителя Иннокентия (Вениаминова) — архиепископа Камчатского, Курильского и Алеутского — Якутская область была присоединена к его епархии. В 1853 году перенес епископскую кафедру в Якутск. Самостоятельная Якутская епархия была образована в 1870 году, начали свою деятельность Якутская духовная консистория, Епархиальный комитет православного миссионерского общества, призванные содействовать утверждению христианской веры среди местного населения. К концу XIX века в Якутской епархии насчитывалось 249 церквей и часовен.

Христианизация народов Якутии, несомненно, стала основой для процесса взаимообогащения и взаимопроникновения культур и приобщения к русской, а через нее — к европейской культуре и мировой цивилизации. До Октябрьской революции православие сыграло роль объединяющего фактора в отношениях между народами. Христианизация сыграла исключительно важную роль в формировании самосознания народа саха как составной части многонационального российского народа. Так, в докладной записке министру внутренних дел России от 9 марта 1913 г. о восстановлении для Якутской области права на избрание одного представителя от области в Государственную Думу, врач П.Н. Сокольников и голова Мегинского улуса Д.И. Слепцов не без гордости констатируют: «В настоящее время так называемые инородцы находятся на стадии глубокой эволюции превращения кочевника в культурного человека. Усвоение русского языка, грамоты и православной веры кочевниками идет более ускоренным темпом. По крайней мере, мы, якуты, свободны от Ислама и Буддизма, можем гордиться тем, что не менее 100 лет тому назад поголовно восприняли православие» («Чолбон», 1995 г., N10).

А великий якутский писатель и мыслитель А.Е. Кулаковский, подчеркивая роль христианизации, писал о даровании русскими православия местным народам. Алексей Елисеевич, конечно, ясно понимал, какое важное судьбоносное значение имел этот процесс в «нашей культивизации и слиянии с русскими».

Не могу не процитировать народного писателя Якутии, почетного гражданина республики Д.К. Сивцева — Суорун Омоллоона: «Не открою большого секрета в том, что христианство, прежде всего православие, более всего терпимо к языческим традициям и ничего от этого не теряет. Сила его в проповеди и утверждении любви, воспитании совести. Христианский идеал, внесенный в языковую среду, очеловечивает ее» («Якутия», 6 апреля 1999 г.).

В последние годы идет бесплодный спор: саха (якуты) — православные или язычники? Есть люди, которые утверждают, что саха — языческий народ. Возьмем три вехи человеческой жизни: рождение, создание семьи, смерть. Мы являемся в этот мир, женимся или выходим замуж, живем, трудимся, отправляемся на тот свет — по христианским, православным обычаям, законам и традициям. (Можно сказать, что мы совершенно обрусевший народ, но сумевший сохранить свою самобытную культуру. Смею утверждать — это феноменальное явление, которое предстоит еще изучить). Коренные жители до сих пор придерживаются православного хозяйственного календаря. К примеру, 22 мая — день памяти Святого Николая Чудотворца. Для народа саха с этого дня начинаются летние дни. И в старину, и сегодня все отмечают Николин день. Это еще одно доказательство того, что мы — православные. Сто раз прав наш первый президент М.Е. Николаев, когда в Париже, выступая по французскому телевидению, сказал, что саха — православный народ…

Сегодня можно с уверенностью сделать вывод о том, что в республике идет необратимый процесс возрождения православных традиций, и с каждым годом все больше и больше становится число коренных жителей, считающих себя православными.

Е.С. Шишигин, директор Якутского государственного объединенного музея истории и культуры народов Севера им. Ем. Ярославского, Член Президиума Союза Музеев России, кандидат исторических наук, доцент

http://pravostok.ru/ru/main_theme/?id=114&theme=16


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru