Русская линия
Столетие.Ru Сергей Семанов20.11.2006 

«Тихий Дон» второй свежести
Кинематографисты оказали Михаилу Шолохову медвежью услугу

В январе 1990 года было подписано роковое соглашение с некой сомнительной итальянской фирмой о совместных советско-итальянских съемках «Тихого Дона».Ясно, что трещины на этом полотне возникли изначально. Дело усугубилось тем, что судьба не дала Сергею Бондарчуку толком завершить монтаж уже отснятого материала. А затем лента покоилась чуть не пятнадцать лет в сейфе итальянского гешефтмахера, отчего сильно пострадала. И вот после всего этого фильм «Тихий Дон» вышел на российский телеэкран.

Для начала — невеселые воспоминания. Идет гнусный 1992 год, самый разгар погрома России. Все рушится, в том числе и киностудия Мосфильм. Начальники всех степеней растаскивают вверенное им достояние на всяческую «аренду». А на гибнущей киностудии великий русский режиссер Бондарчук заканчивает съемки десятисерийной кинокартины.

Мне тогда выпала честь помогать ему в качестве скромного консультанта по военным сюжетам: армейское оборудование, оружие, знаки отличия красных, белых и иностранцев, всякое такое прочее. Обязан кратко сказать, что всей съемочной группе работать с Сергеем Федоровичем было необычайно легко и приятно, он был мягок и внимателен, охотно прислушивался к советам и замечаниям, никогда — как многие его коллеги тогда, и в особенности теперь — не повышал голоса.

Сергей Федорович охотно прислушивался к моим суждениям по военно-историческим вопросам. Просмотрев ныне картину, с радостью отмечу, что оплошностей тут не заметил (если кто мне на то укажет, буду крайне благодарен). Кроме одного исключения, о котором необходимо сказать. Снималась сцена в Атаманском дворце (в павильоне, конечно), где генерал Краснов (его играл сам Бондарчук) принимал посланцев англичан и французов. На стене был вывешен огромный портрет Николая II в парадном мундире. Перед началом съемок я отвел Сергея Федоровича в сторону и шепнул, что в тех исторических условиях появление царского портрета было невозможно, да и свидетельств тому нет. В ответ Бондарчук вежливо, но твердо ответил, что понимает, но, мол, для западного зрителя, на которого фильм также рассчитан, подобное понимание белых будет привычнее и понятнее.

Разменяв в ту пору уже восьмой десяток своей жизни, Бондарчук с великим трудом переживал тяготы свалившейся нежданно-негаданно великой той разрухи. И вот в январе 1990 года было подписано роковое соглашение с некой сомнительной итальянской фирмой о совместных советско-итальянских съемках «Тихого Дона». Сценарий был написан самим Бондарчуком, он сохранился в единственном экземпляре в моем архиве и был извлечен оттуда при реставрации картины, пятнадцать лет спустя. Однако на ведущие роли были приглашены иностранные исполнители.

На Мосфильм прибыла итальянская постановочная группа. Ребята они были в основном славные и простые, но началось расслоение, так сказать, по классовому принципу.

Мне уже доводилось о том писать, кратко процитирую: «Все русские участники общей съемочной группы работали хорошо и с подъемом. Горько, однако, но все мы чувствовали себя вроде негров из колониальной Африки XIX столетия. За подобный же труд итальянцы получали в десятки раз круче.»

В таких условиях Сергей Бондарчук создавал свою картину по величайшему и трагическому эпосу русского народа. Уже после показа первых серий пошло широкое обсуждение картины в СМИ. Увы, общее мнение было вполне отрицательным. Например, газета «Труд» поместила отзывы земляков Шолохова под общим заголовком «Не „Тихий Дон“, а тихий ужас». В этом довольно дружном и, к сожалению, печальном хоре прорезался, пожалуй, один единственный сладкозвучный голосок, принадлежащий многолетнему воспитателю «инженеров человеческих душ» С.Есину. Всю-то долгую жизнь восхвалял он всех больших и малых знаменитостей, от Патриарха и Президента до Кости Райкина. Не смог удержаться и тут: «Я не уверен, что покойный Петр Глебов был сильнее и выразительнее, чем Руперт Эверет». Дохвалился, так сказать, до края! Несчастного британского гея не бранит у нас только ленивый, а тут такое сочувствие.

Мое личное мнение о картине вполне совпадает с мнением общественным, поэтому выскажусь кратко.

О «новом» Григории Мелихове даже поминать горько. Нынешняя Аксинья запомнится только тем, что бегала по улице с распущенными волосами, что по тем временам и нравам было делом совершенно неприличным.

Недаром вспоминавшие о ней казаки и в особенности казачки единодушно оценивали: «цыганка». Малоизвестная парижская актриса и впрямь похоже на цыганку, уж не потомок ли она той самой Эсмеральды, которая вместе с любимой козой тусовалась в Соборе Парижской Богоматери? В кино ведь все бывает.

Исполнитель роли Пантелея Прокофьевича, по оценке одного шолоховеда, похож на торговца с одесского Привоза. Об исполнительницах Ильиничны и Натальи тоже не стану судить — дамы все-таки, и уже не очень молодые. Замечательные русские актеры, исполнявшие роли других героев шолоховского великого романа, сделали все, что могли, но…

Отснятый материал кинофильма не слишком хорошо смонтирован (это очень мягкая оценка) Бондарчуком-старшим (его беда, а не вина), а Бондарчук-младший более был заинтересован производством рекламных клипов. Как выяснилось из рекламных объявлений о будущем отечественного кинематографа, Федор Сергеевич ныне озабочен постановкой полнометражной «киноэпопеи» по одной из повестей братьев Стругацких. Он все правильно просчитал. За шолоховский «Тихий Дон», каким бы блестящим он не оказался, никаких Оскаров-Букеров и прочих штукеров не получит, а вот за постановку застарелого кукиша в советском кармане названных братьев можно надеяться на что-нибудь существенное.

И теперь последнее, самое, к сожалению, неприятное.

Недавно вышел на телеэкран фильм по роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Тот телефильм сделан с полным и несомненным уважением к автору и его произведению. Общественный отклик получился соответствующий — огромный интерес к роману и всей творческой биографии автора.

А что теперь? Внимательно изучив отклики — печатные и устные — на появление новой экранизации «Тихого Дона», придется заключить, что тут произойдет в общественном смысле нечто обратное. Молодое русское поколение, которое нынче даже в школе не «проходит» творчество Михаила Шолохова, проглядев скучную телекартину, скажет (или подумает): «Да ерунда этот шолоховский роман, да и действительно, он ли его написал?..»

http://stoletie.ru/retsenzii/61 120 131 712.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru