Русская линия
Правая.Ru Илья Бражников20.11.2006 

Политический протестантизм в действии

В России незаметно, под прикрытием шумных националистических лозунгов, складывается настоящая оранжевая сила. И она не имеет никакого отношения ни к национализму, ни к собственно России — как и положено истинно-оранжевым.

После того, как политтехнолог Станислав Белковский откровенно «слил» термин «национал-оранжизм», а столь много обещавший «Русский марш» в Москве был запрещен и рассредоточен властями, стало понятно, что национал-оранжистский проект в России невозможен. А. Белов (Поткин), Д. Рогозин и А. Савельев могут сколько угодно делать хорошую мину при плохой игре — никакого «Русского марша» как значительного политического явления в Москве в ближайшем будущем не предвидится. Главные цели этого мероприятия — «напугать» власть и показать зарубежным партнерам перспективность русского национализма — оказались не выполнены. И хотя депутат Андрей Савельев старательно изображает из себя и ненадолго задержанных милицией участников «марша» жертв, нельзя не отметить, что на этот раз все-таки, слава Богу, обошлось — и нет ни малейшей возможности обвинить «кровавый режим» в преступлениях. Забегая вперед, отмечу, что быть жертвой — это единственная роскошь, которую может позволить русским националистам антирусская власть, если она действительно станет антирусской.

Теперь можно быть уверенными: никакой существенной поддержки из-за рубежа проект «русский национализм» не получит. Но это и неудивительно: ясно ведь, что полномасштабная поддержка русского национализма никак не может входить в планы США. Ведь в своем развитии, твёрдо соединившись с Православием, русский национализм может стать мощнейшей политической силой, которая восстановит суверенную Российскую Империю. Поэтому русский национализм нужен — как сугубо частная сила, пугало для обывателей, как карманная оппозиция, наподобие КПРФ в 90-е и только в крайнем случае — как жертва, в случае установления либеральной диктатуры.

Стоит усвоить раз и навсегда: русский национализм может быть интересен власти исключительно как enfant terrible — как способ компроментации, очернения, устрашения. Иного не прописано, и глупо претендовать на что-то большее. Но именно в качестве «страшилки» (то есть в заведомо окарикатуренном и ущербном виде) русский национализм может существовать вполне легально. Как существует он во всех «цивилизованных странах». И не случайны, конечно же, были домаршевые контакты организаторов с американскими и израильскими ультраправыми. Именно в качестве небольшой, страшной на вид, но политически безопасной силы власть потерпит самый злобный и брутальный национализм — при гарантии его нераспространения в широкие массы. И эти гарантии, несомненно, дадут нынешние политические «вожди нации» — хотя бы с тем расчетом, что при благоприятной ситуации, когда контроль за их действиями ослабеет, все-таки удастся «рвануть». Однако, националистических лидеров, которые сегодня могли бы пойти на открытую конфронтацию с властью, пока не просматривается. Противодействие отдельным кремлевским группировкам в данном случае засчитано быть не может.

Тем временем в России незаметно, под прикрытием шумных националистических лозунгов, складывается настоящая оранжевая сила. И она не имеет никакого отношения ни к национализму, ни к собственно России — как и положено истинно-оранжевым.

Кто-то из бдительных националистов накануне марша уже высказывал свои опасения: обычно националистические лозунги разрешаются властями только как прикрытие, маскировка каких-то антирусских действий. Какие же страшные преступления «антинародный режим» скрывает на этот раз?

Вообще, надо признать, что в своей полемике с «эрзац-русскими» мы несколько увлеклись сближением их с либералами. Да, часть правозащитников и такие знаковые фигуры, как Е. Альбац, поддержали русских маршевиков. Но все же основная часть этой публики выступила с привычным для них осуждением «фашизма» на Болотной площади. Большая часть СМИ 4 ноября заметила вообще только два события в Москве: митинг «Народной воли» Сергея Бабурина и митинг на Болотной, хотя в Москве проводилось ещё, по крайней мере, два массовых мероприятия. Это свидетельствует о том, что конфликт между «либералами-общечеловеками» и «зверями-националистами» уже заложен, прописан в программе. Его все с нетерпением ждут.

Одна незадача: все попытки либералов сегодня организовать хоть какую-то силу, проваливаются ещё с большим треском, чем «Русский марш». Отсутствует оргресурс.

Возникает вопрос: действительно отсутствует или нам просто его пока не показывают?

Очевидно, что, если бы его не было совсем, мы бы сегодня не имели бы у власти либералов. А они остаются, невзирая ни на что. И та уверенность и жёсткость, с которой министр Фурсенко, игнорируя мнение общества, противодействует предмету «Основы православной культуры», говорит о многом. Либералам у власти необходима опора в регионах и, похоже, они ее находят.

Казалось бы, где сегодня либералам найти опору в обворованной и проданной ими же России?

Ответ прост: надо посмотреть, на кого в российском обществе Вашингтон делает действительные ставки. Сразу всплывают известные фамилии: Касьянов, Каспаров, Рыжков… Но не в них, разумеется, дело. Это лишь верхушки, так сказать, «айсбергов».

Для того, чтобы понять, на кого сделаны Америкой действительные ставки, кто получает реальные деньги, а не полумифическое «бабло на русский марш», надо просто посмотреть в ту сторону, где оранжевое дело победило. А именно — на Украину, где легально во власти действуют прямые агенты США. Мы увидим много любопытного. Например, то, что мэр Киева Черновецкий, министры Тарасюк и Турчинов тесно связаны с протестантскими сектами. Мы узнаем, что более половины Майдана-2004 составляли протестанты, а командный состав («сержанты» и проч.) был на 100% сектантским. Собственно, и само майданное действо носило характерные черты американской протестантско-сектантской эстетики.

Однако, ещё интереснее тот факт, что мэр Черновецкий непосредственно курируется российскими структурами. Нет — не ФСБ и не Кремлем, к сожалению. Со своей организацией он входит в сеть баптистских церквей, главой которых в России является известный «членопал» Сергей Ряховский. Именно этот господин, регулярно навещая госдеп США (недавно принимался заместителем, а в феврале, по имеющейся у нас информации, должен встретиться с самой Кондолизой Райс), получил задание обеспечить СПС недостающей инфраструктурой.

Фактически, пока наши доморощенные националисты грезят о русской республике и пишут ответы всевозможным гозманам, квази-империя возникает у них прямо под носом. В случае победы либерального проекта в России оранжевая власть на Украине получит мощное подкрепление. Фактически, можно будет ставить вопрос о создании нового союза на базе политического протестантизма. Пока же Гозман и Ряховский спешно встречаются тотчас после возвращения последнего из-за океана и обсуждают приказ «Вашингтонского обкома» о создании новой либеральной структуры.

Все бывшее пространство СНГ уже пронизано сетью протестантских организаций — причем в отдельных регионах (Сибирь, Урал, Дальний Восток) их влияние очень велико и постоянно возрастает. На огромные средства, выделяемые им США, они ведут активную миссию — в Китае, Индии, странах Средней Азии. У нас не должно быть никаких иллюзий. США будет поддерживать в России только абсолютно своих. Подлинное «свойство» начинается с религиозной основы. Человек должен стать убежденным протестантом — только тогда он, даже будучи русским по крови, станет в конце концов полноценным русофобом. Религия — более сильный фактор идентичности, чем кровь. Кровь служит сердцу, а не наоборот.

Итак, в ближайшее время мы, по всей вероятности, увидим новое рождение российского либерализма — который всегда был, есть и останется американским, западническим, компрадорским. Кстати, в выступлениях русских националистов против «антирусской власти» православные организации не устраивает, главным образом, один момент. Называть всю действующую власть в России «антирусской» сегодня было бы неправильно и несправедливо. Любой непредвзятый взгляд на вещи увидит огромную разницу в этом отношении между 1996 и 2006 годами. Нельзя не замечать, что в лице главы государства и ряда ключевых министров мы имеем дело именно с русской властью, действующей (или пытающейся действовать) в интересах России.

Однако, было бы неверным совсем отрицать наличие антирусской силы во власти. Эта сила достаточно точно названа «либеральным лобби». Либералы в России всегда были антинациональны, сегодня это проявляется с особенной остротой. Кому жаловался на авторитарный курс один из самых рьяных и последовательных либералов Андрей Илларионов? Куда он уехал? Именно либералы и близкие к ним олигархи, мечтающие о реванше 90-х, и являются самой злостной антирусской властью. Они, кстати, и не скрывают этого. Вспомним, с каким скрежетом зубовным либерал Чубайс говорит о Достоевском — одном из ярчайших выразителей русского национального сознания. Чубайсу же принадлежит растиражированная цитата о том, что «идеология СПС основана на протестантской этике».

Ещё дальше в этом отношении пошёл Борис Немцов. В марте 2004 года он дал интервью изданию некоего «Военно-христианского союза», где так прямо и заявил: «Мы — политические протестанты!» Сейчас этого ресурса в сети нет — быть может, из-за того, что Борис Немцов был в нем излишне откровенным. Правая.Ру, по счастью, успела откомментировать это выступление. В нем Борис Немцов говорит о превосходстве протестантской морали над мусульманской и православной и вообще всячески нахваливает: «Протестанты — это трудолюбивые люди, я вижу это по своей сестре. Они ведут здоровый образ жизни, правильно воспитывают детей, чтут закон. Они выполняют любую букву закона. Кстати, и протестантские страны живут лучше, чем другие». На резонный после таких слов вопрос корреспондента: «Так может быть, нам стать протестантской страной?» — Немцов не находит ничего лучшего, нежели ответить, что с протестантской миссией надо быть осторожным — притом, что «чем больше таких базовых принципов протестантизма будет на российской земле, тем лучше мы будем жить». В том же интервью ненавязчиво подчеркивалось, что основной электорат СПС — протестанты.

Сейчас, спустя два с половиной года, всё это звучит уже не так остро. И причиной этого стал во многом антилиберальный курс власти, вытеснивший таких политиков, как Немцов, Хакамада, Явлинский в маргиналии. Однако, они не будут находиться там вечно. Они уже поднимают головы. И скоро мы, несомненно, услышим новые речи о пользе протестантизма для темной и варварской православной России. А скорее — даже увидим.

Именно русские протестанты, крышуемые сверху либеральным лобби, — и только они — способны быть настоящей оранжевой силой. Так было на Украине. Так может быть в России. Совсем не очевидно, впрочем, что им будет сопутствовать успех. Россия не Грузия и не Украина. И оранжизм здесь при случае может быть грамотно и жёстко подавлен.

Однако, для того, чтобы это произошло наверняка, то есть, чтобы харизматический оранже-баптизм был задушен при первой попытке прорваться в большую российскую политику, необходим ряд условий. Некоторые из них труднодостижимы для нынешнего режима, но могут быть достигнуты при достойном преемнике. Некоторые — вполне реальны уже сейчас.

1. Власть должна полностью отказаться от либерально-правовой риторики — по крайней мере, внутри страны, и сделать четкий недвусмысленный выбор в пользу Православия. В противном случае курируемые США баптисты и другие сектанты переиграют ее на этом поле, которое для них является своим. Именно так они переигрывают сегодня в судах подвижников «Основ православной культуры» и москвичей, справедливо протестующих против строительства РАХИ.

2. Правый фланг российской политики должен быть зачищен от либералов с примкнувшими к ним сектантами. Правой в российской политике может называться только национально-консервативная, имперская сила. И в том, что такая политическая сила до сих пор не создана — мне видится ошибка лично Владислава Суркова, которая может дорого ему обойтись. Может быть, он надеется на поддержку либерал-сектантов в случае их победы в 2008 г. Однако, учитывая смелость и безнаказанность риторики Александра Белова (Поткина), нельзя не признать, что это очень рискованный расчет. Впрочем, вспоминая историю с «Родиной» 2003 г., предположим, что время ещё есть.

3. Для предотвращения революционной угрозы — как либерально-сектантской, оранжистской, так и националистической, коричневой, необходимо неформальное объединение верховной власти, силовых структур, Православной Церкви, СМИ и сознательной части общества в своеобразную опричнину.

Только современная православная, национально-консервативная опричнина может эффективно противостоять медиа-революционным угрозам — как справа, так и слева.

http://www.pravaya.ru/look/9804


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru