Русская линия
Кремль.org Александр Чаусов17.11.2006 

О новых формах старого миссионерства

Был я как-то на одной всероссийской молодежной православной конференции. Много чего там обсуждалось, было даже составлено обращение в Московскую Патриархию о том, как наладить миссионерскую деятельность в Русской Церкви. Сегодня общественно-политическая ситуация в стране складывается так, что если не приложить максимум усилий именно к миссии и катехизации молодежи, то мы запросто можем схлопотать эффект массовой религиозно-политической шизофрении на свои головы.

В России, как грибы растут молодежные общественно политические движения. Все знают про «Наших», кроме них еще есть «Местные», «Первый Рубеж», «Идущие вместе», «Новые люди», «Наша страна», «Россия молодая». Все эти организации относятся к Церкви лояльно, поскольку признают за православием историческую роль в создании Российского государства. Однако понятие «организация» не тождественно понятию «член организации». При общении с участниками всех этих движений выясняется, что они, мягко говоря, о православии, впрочем, как и о любом другом традиционном вероисповедании ничего не знают. Однако религиозность присутствует и в этой среде. Обычное для нашего времени неоязычество. При этом такие движения для религиозно неграмотного человека являются «зоной повышенного риска». Идеология движения начинает восприниматься, как некая религиозная доктрина. Глава движения, как великий гуру, этакий общественно-политический пророк, президент России становится идолом. Ну и надежда на «светлое будущее» — доктриной о спасении или сотериологией.

В этом контексте все футболки, портфели и прочие детали туалета с символикой движения превращаются в фетиши, а массовые акции в обрядовое действо. Этим летом я стал лауреатом конкурса политической журналистики «Молодой гвардии». Мне вручили диплом. Когда я рассказываю некоторым молодогвардейцам, что я этот диплом использую, как кухонную доску, ставлю на него кастрюлю или сковородку, колбасу с сыром режу, они меняются в лице. Такое ощущение, что я булку не на толстой картонке с картинками режу, а на иконе.

Происходит такое смещение ценностного ряда не потому, что доктрины движений «неправильные» и не потому, что лидеры этих организаций вдруг решили стать гуру общественно-политических тоталитарных сект. Просто человеку свойственно во что-то верить. Религиозность — это неотъемлемая часть человеческого мировоззрения. Ну, а поскольку живем мы как всегда «в очень интересные времена», то иерархия в наших движениях выстроена максимально жестко. Во избежание проколов.

Разговаривал я как-то с одним комиссаром «Наших» по поводу того, что господин Якименко держит движение в ежовых рукавицах. Этот комиссар ответил мне: «да, Якименко — человек тоталитарный, но с нами, раздолбаями, по-другому и нельзя, чуть ослабишь хватку, мы превратимся в аморфную массу, и все, нет движения». Вот так и формируется «зона повышенного риска» для человеческой духовности. При этом православная Церковь воспринимается скорее, как политический институт и как «комитет контроля нравственности». В свое время Петр I, учредив Святейший Синод, сделал из Церкви именно такое государственное ведомство, привело это к революции 1917 г.

При общей религиозной безграмотности есть и еще одна опасность уже непосредственно для Русской православной церкви. Сегодня на территории России есть много религиозных организаций, которые так же называются «православными», например, Российская Православная Автономная Церковь. Теперь представим себе, что все общественно-политические движения стали религиозно просвещаться миссионерами РПАЦ. Естественно, далеко не факт, что все участники движений станут «суздальцами», но некую систему мотивации им привьют. Потом эти юноши и девушки вырастут и станут правящей элитой в стране. И здесь у меня, как у прихожанина и миссионера Русской Церкви возникает только один вопрос, куда я поеду в теплушке — в Архангельск или в Магадан? Естественно, я утрирую. Но русская история знала такие моменты. Случалось, что и епископат ехал в ссылки, когда в Синоде сидели лютеране.

Сейчас мы пока можем наблюдать только начальную стадию религиозной шизофрении в рядах общественно политических движений. С одной стороны, официально движения лояльны к Церкви и видят в православии формирующий фактор русской культуры, истории и государственности. С другой — участники этих движений знают лишь мифы о злобной инквизиции, Крестовых Походах, крещении Руси огнем и мечом и о священниках на джипах. Этим их знание о православии и христианстве вообще исчерпывается. Этим исчерпываются и их внутренние мотиваторы. Политическая идеология может успешно реализовываться на практике только тогда, когда у человека есть внутренний стержень, внутренний ценностный ряд. И если политическая идеология не вступает в конфликт с нравственностью человека, тогда только и возможна успешная реализация того или иного идеологического проекта. Нравственность так или иначе имеет религиозный фундамент. И если не привить людям, которые «хотят видеть Россию сильной страной» чувство «здорового монотеизма», то бытовое язычество будет определять всю дальнейшую деятельность наших молодых функционеров.

Что же мы имеем в итоге? У нас сегодня есть огромная масса молодежи, априорно дружелюбно настроенная по отношению к Церкви, но о Церкви ничего не знающая. Есть у о. Андрея Кураева хорошая статья «О пути не-монашеском». Говорится там о формировании православных элит во власти, в науке, в культуре, да и вообще во всех сферах жизни. Элиты уже есть. Осталось сделать их православными.

Найти в каждом епархиальном молодежном отделе одного двух толковых молодых миссионеров, которые могли бы прочитать курс лекций по введению в догматическое богословие, труда не составит. К тому же если уж наша «политизированная молодежь» борется с факторами, негативно влияющими на русское общество и государство, то неплохо бы познакомить их с такой дисциплиной, как сектоведение. У «Наших», кстати опыт проведения антисектантских акций уже есть. В Питере они выступали против церкви дианетики и саенталогии, в Великом Новгороде против «Нового Акрополя». Такое воздействие на тоталитарные культы весьма эффективно. В стране при системности таких мер возможно установление ситуации религиозной безопасности.

Подобного рода православный ликбез даст еще и возможность реализовать людям свою религиозность не в рамках политической идеологии, которая в качестве религии может привести только к тоталитаризму, а в рамках нормального, исконного для России вероисповедания. Фактически, сегодня перед Церковью стоит задача разработать курс ОПК для общественно-политических движений.

Важен здесь и извечный вопрос о том, что страна у нас многоконфессиональная. И здесь необходимо дать возможность для религиозного просвещения людей мусульманам, иудеям и буддистам. Так или иначе, православные, хотя бы по факту крещения в России, пока еще являются религиозным большинством. Молодежные движения по своему составу в этом отношении не являются исключением. Однако ознакомление с религиозной картиной мира позволит будущим политикам говорить с верующими на одном языке. В рамках одного понятийного и ценностного ряда.

Еще один вопрос, который касается светскости нашего государства, решается, как и в случае с ОПК. Основы православной культуры — светский предмет. Вот и эта общественно-политическая катехизация может быть разработана по принципу ознакомительного курса. К тому же раз уж представители молодежных движений официально заявляют о своей лояльности православию, пусть хоть узнают что это такое.

Вообще, уже сейчас происходит активное внедрение православной воцерковленной молодежи в общественно-политические движения. Особенно активны в этом плане скауты из БПС (Братства Православных Следопытов). Это уже миссионеры и катехизаторы. Остается лишь систематизировать эту деятельность. И тогда «путь не-монашеский» станет реальной перспективой для нормальной жизни Российского государства.

http://www.kreml.org/opinions/133 932 795


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru