Русская линия
НГ-Религии Анатолий Красиков15.11.2006 

Папа мира
Иоанн XXIII хотел положить конец делению христиан на «своих» и «чужих»

25 ноября исполняется 125 лет со дня рождения выдающегося представителя западного христианства — Папы Римского Иоанна XXIII (в миру — Анджело Джузеппе Ронкалли). С именем этого религиозного и государственного деятеля, с которым мне выпало счастье познакомиться лично во время созванного им II Ватиканского Собора (1962−1965), связан коренной поворот в жизни самой крупной христианской Церкви, объединяющей сегодня более миллиарда жителей планеты. Он имел мужество решительно и бесповоротно порвать с многовековой традицией деления людей на «наших» и «не наших», с одной стороны — правоверных католиков, с другой — всех остальных, называвшихся если не еретиками, то уж, во всяком случае, «лишенными благодати».

Совсем недавно, в этом году, с большой теплотой о «Папе мира», как стали называть Иоанна XXIII еще при жизни (и продолжают называть до сих пор), отозвался в беседе с автором этих строк Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. А вот как охарактеризовал его митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. В письменном приветствии участникам международной научной конференции «Иоанн XXIII и современный мир», проведенной в Институте Европы РАН в декабре юбилейного 2000 года и приуроченной к 35-летию окончания Второго Ватиканского собора, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата констатировал:

«Иоанн XXIII стал движущей и вдохновляющей силой преобразований, влияние которых не ограничилось рамками внутренней жизни Римско-Католической Церкви, но отразилось на всем комплексе межхристианских, межрелигиозных и международных отношений. Это был решительный поворот от конфронтации к диалогу и сотрудничеству. В эпоху важных перемен в жизни Римско-Католической Церкви от ее Предстоятеля требовались большое мужество и решимость. Эти качества были сполна явлены Папой Иоанном XXIII. Будем же помнить, что часто от всех нас, каждого на своем месте, зависит то, чтобы великие деяния великих людей не уходили в безвозвратное прошлое, а приносили изобильные благие плоды во славу Бога».

Вот уже много лет я регулярно посещаю городок (некогда деревню) Сотто-иль-Монте в итальянской провинции Бергамо, где в 1881 г. в многодетной крестьянской семье Ронкалли и родился будущий «Папа мира». Компанию мне составляет итальянский историк, писатель и журналист Марко Ронкалли, внучатый племянник Иоанна XXIIII, представитель поистине огромного клана (достаточно сказать, что у самого Папы было 12 братьев и сестер). Не будет преувеличением сказать, что в городке буквально все дышит памятью о Понтифике.

Впрочем, память о нем хранят не только места, но и люди. Один из таких людей — бывший личный секретарь Иоанна XXIII 91-летний архиепископ Лорис Каповилла. Именно он сохранил и в последние годы опубликовал свыше 700 личных писем Понтифика. Если ознакомиться с этими документами, то становится понятно, что взятый Папой в конце 50-х гг. курс на расчистку завалов, накопившихся на пути взаимоотношений между католиками и христианами других конфессий, между верующими и неверующими, не был чем-то неожиданным. Задолго до избрания на Папский престол Анджело Ронкалли не скрывал критического отношения к утверждениям о том, будто лишь одна из христианских традиций (в данном случае — католическая) заключает в себе всю полноту истины, в то время как все остальные не более чем «ересь».

Еще в 1926 г., находясь на церковно-дипломатической службе в Болгарии (Папским нунцием в этой стране будущий Понтифик был с 1925 по 1935 г. — «НГР»), 45-летний монсеньор Ронкалли выразил свою точку зрения по этому вопросу в письме к одному православному корреспонденту: «Католики и православные — не враги, а братья. У нас одна вера, те же самые таинства, прежде всего евхаристия. Нас разделяют некоторые недоразумения в вопросах Божественного строительства Церкви Господа нашего Иисуса Христа. Но те, кто оказался у истоков этих недоразумений, умерли много веков тому назад. Так отодвинем же в сторону старые споры и займемся, каждый в своей среде, работой с тем, чтобы внушить нашим братьям чувство доброты, подавая им собственный добрый пример».

После избрания на Папский престол Ронкалли дал указание убрать из текста молитвы Страстной пятницы упоминание о «коварных иудеях» (perfidos iudeos), оскорблявшее приверженцев иудаизма. А сразу же после открытия Второго Ватиканского собора в октябре 1962 г. пригласил на встречу, проходившую в знаменитой Сикстинской капелле, членов зарубежных делегаций, чтобы привлечь их внимание к самой жгучей проблеме, волнующей все народы, людей разных взглядов и разных религиозных убеждений. «Перед нами шедевр Микеланджело, его грандиозное творение „Страшный суд“, вся глубина серьезности которого заставляет задуматься, подумать как следует, — сказал Папа. — Да, мы должны будем отдать отчет Господу, мы и все главы правительств, несущие ответственность за судьбы народов. Пусть же осенит их сознание, пусть прислушаются к возгласу беспокойства, который поднимается к небу со всех краев Земли как от отдельных людей, так и от целых человеческих сообществ: мира, мира!».

Несколько дней спустя Папа вернулся к той же теме, сознавая, что она далека от того, чтобы быть исчерпанной: «Мир — это самое ценное, самое великое, самое святое из всех благ… Человечество устало от тревоги, волнений и неуверенности, которые заставляют замирать сердце и останавливают порывы любой простой души, готовой спокойно заниматься выполнением на Земле своего долга, но оказывающейся перед ужасной дилеммой: мир или война».

В рождественском послании в декабре 1962 г. — последнем в его жизни — Иоанн XXIII вновь призвал государственных деятелей приложить все усилия, использовать все возможности, чтобы спасти мир во всем мире. Диалогу и миротворчеству было посвящено его подлинное политическое завещание — энциклика «Pacem in Terris» («Мир на Земле»), обращенная, вопреки традиции, не только к духовенству и верующим, но и «ко всем людям доброй воли». Она была опубликована 11 апреля 1963 г., в Великий четверг страстной недели, в память о словах, произнесенных Христом во время Тайной вечери: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Евангелие от Иоанна 14:27).

Еще при жизни Анджело Ронкалли текст энциклики был опубликован в подробном изложении на страницах московского еженедельника «За рубежом» (что вызвало сенсацию во всем мире). Этот документ лег в основу Апостольской конституции о Церкви в современном мире («Gaudium et spes»), принятой II Ватиканским собором в последний день его работы, 7 декабря 1965 г., и сохраняет свою актуальность по сей день.

Анатолий Андреевич Красиков — профессор, главный научный сотрудник Института Европы РАН

http://religion.ng.ru/people/2006−11−15/6_papa.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru