Русская линия
НГ-Религии Павел Круг15.11.2006 

Где учат будущих имамов
Нужно ли открывать новые исламские университеты в России?

Только полноценная система исламского образования позволит выиграть «борьбу, а умы» с экстремизмом.

В начале ноября в Нижнем Новгороде прошел Второй всероссийский мусульманский форум. Мероприятие с таким громким названием, организованное Духовным управлением мусульман Нижегородской области аккурат во время празднования Дня народного единства, впрочем, не стало громким общественным событием. На нем не присутствовали главы двух крупнейших мусульманских организаций России — муфтий Совета муфтиев России (СМР) Равиль Гайнутдин и муфтий Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМР) Талгат Таджуддин. Однако на форуме было сделано несколько заявлений, важных для мусульманского сообщества и в первую очередь касающихся перспектив исламского образования в России.

«Нам необходимо формировать свою современную мусульманскую богословскую школу, — заявил заместитель председателя СМР и ректор Московского исламского университета Марат Муртазин. — Хватит нам слушать тех проповедников, которые приехали из-за рубежа или получили там религиозное образование».

Исламская богословская школа интенсивно развивалась в России до революции и была одной из лучших в мире. Однако в 1920-е гг. физически уничтожили не только почти всех мусульманских богословов, но даже тех, кто получил религиозное образование, не будучи служителями ислама. Только в 1946 г. было открыто Бухарское медресе «Мир-Араб», дававшее среднее богословское образование, а в 1971 г. — Ташкентский исламский институт. Поначалу в нем обучались всего 20 студентов.

В 1991 г. началось возрождение исламского образования в России, открылось множество новых учебных заведений. Было приглашено большое число преподавателей из исламских стран, а множество российских мусульман уехали учиться за рубеж. Однако за 15 лет в России так и не удалось создать единой системы мусульманского религиозного образования. При этом качество обучения в вузах, открывшихся в 1990-е гг., серьезно критикуется. Показателем является рост популярности «импортных» трактовок ислама, в частности радикального толка, среди молодежи. Поэтому противодействие экстремизму является жизненно важной задачей для мусульман.

Похоже, это понимают и российские чиновники, сталкивающиеся с этим явлением по долгу службы. В августе нынешнего года о «необходимости фундаментального исламского образования» говорил полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак. В ходе его встречи с представителями Координационного центра мусульман Северного Кавказа было решено открыть на Северном Кавказе два исламских университета (один в Махачкале, второй в Черкесске или в Кабардино-Балкарии) с тем, чтобы «молодые люди не искали место обучения где-то там на стороне». Однако позволит ли открытие новых вузов решить все проблемы?

Крупнейшие центры исламского образования в России находятся в Казани и Уфе. Оба они именуются «Российский исламский университет» и патронируются соответственно СМР и ЦДУМ России. Своя система высшего исламского образования существует на Северном Кавказе, крупнейшие вузы находятся в Махачкале (Северо-Кавказский исламский университет им. Мухаммеда Арифа и Исламский университет им. имама аш-Шафии), Хасавюрте и Буйнакске. Всего в Дагестане 16 исламских институтов и университетов, в них обучаются более 3 тыс. студентов. Для сравнения: в Российском исламском университете (РИУ) Казани обучаются 218 студентов.

В Москве действует Московский исламский университет, в котором обучаются всего 57 студентов на дневном и заочном отделениях. При этом наиболее громкие инициативы по развитию исламского образования исходят именно из Москвы. В марте 2005 г. здесь образован Совет по исламскому образованию при СМР, который весной этого года представил Концепцию исламского образования в России. Авторы документа попытались упорядочить всю систему исламского образования в России, выделив в ней 6 ступеней (от начального до послевузовского образования) и предложив для каждой ступени единый образовательный стандарт. Кроме того, концепция предусматривает подготовку специалистов по светским (государственным) стандартам в рамках исламских вузов. Выдавать выпускникам два диплома о высших религиозном и светском образованиях — заветная мечта многих исламских университетов. Ведь найти работу без госдиплома выпускникам мусульманских вузов крайне сложно, а зарплата имама, по данным СМР на май этого года, составляет в среднем 2−3 тыс. рублей.

Впрочем, эта концепция серьезно критикуется. По мнению одного из экспертов, пожелавшего остаться неизвестным, она не касается тех проблем, которые стоят сегодня перед мусульманским сообществом. «Концепция не дает ответов на многие вопросы. Чему учить будущих имамов в университетах? С какими мусульманами они будут работать? В чем заключается специфика России? Чем отличается подготовка имама в Москве от подобной же на Северном Кавказе? Ориентиром для авторов концепции являются мусульманские страны, состояние образования в которых весьма далеко от идеала. В них не существовало, в частности, советской системы образования, многие из этих стран еще вынуждены решать проблему неграмотности населения», — заявил эксперт.

Построение унифицированной системы исламского образования, инициируемое из Москвы, встречает препятствия в регионах традиционного расселения мусульман. В частности, «яблоком раздора» внутри Российского исламского университета в Казани весной этого года стал формальный, на первый взгляд, вопрос: какой юридический статус должен иметь исламский вуз — светского учебного заведения или религиозной организации? В итоге университет был реорганизован. Религиозные предметы (шариатские науки, изучение Корана) были объединены в рамках Казанского исламского института (ректор Руслан Тагиров), а сам РИУ остался светским вузом. Его новым ректором избран Ильдус Загидуллин.

Проблем в исламском высшем образовании, по словам Загидуллина, «непочатый край». Крайне остро стоит вопрос об аттестации этих вузов для государственной перерегистрации, о квалифицированных преподавательских кадрах. Есть ли возможность открывать новые исламские вузы, если ситуация в уже существующих учебных заведениях пока далека от тех критериев, которым должна соответствовать система любого (не только религиозного) образования? По словам Ильдуса Загидуллина, «говорить о формировании полноценной системы исламского религиозного образования пока рановато».

http://religion.ng.ru/problems/2006−11−15/4_imam.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru