Русская линия
Православие.Ru Татьяна Птицына14.11.2006 

Между Европой и Африкой: еще раз о демографической катастрофе
Война без линии фронта

Статистика рождаемости и смертности в России 1970-2006 гг.
Статистика рождаемости и смертности в России 1970−2006 гг.
В истории человечества есть немало печальных страниц, когда государства, нации и даже целые расы исчезали, медленно уходя в небытие, оставляя потомкам после себя только скрытые песками времен пирамиды, храмы, города, а то и вовсе одно лишь название своего народа. Если мы не хотим, чтобы с нами случилось нечто подобное (а это не столь фантастично, как кажется на первый взгляд!), следует, прежде всего, задуматься о тех крайне негативных процессах, которые происходят сегодня в нашей стране.

По данным Всемирного банка, в России сегодня женщины живут в среднем 66, а мужчины 58 лет. В настоящее время уровень смертности в России один из самых высоких в мире, и только за последние четыре года он увеличился на 20%. А вот рост населения в нашей стране прекратился с 1991 года. Суммарный коэффициент рождаемости, представляющий число детей, рожденных в среднем одной женщиной, последние два года держится на уровне 1,34−1,35. Как известно, для обеспечения простого воспроизводства значение этого коэффициента должно составлять не менее 2,1. Более того, с нынешними показателями российская рождаемость является аномально низкой даже на фоне проблемных в этом смысле европейских стран. Так, например, величина суммарного коэффициента рождаемости во Франции составляет 1,86, в Норвегии — 1,78, в Дании -1,74, в Великобритании, Швеции, Нидерландах — 1,66. Наибольшее беспокойство вызывает то печальное обстоятельство, что и без того угрожающе низкая рождаемость россиян имеет явную склонность к дальнейшему снижению.

Эксперты полагают, что уже через 20 лет россиян станет на 18 млн меньше, а через 50 лет численность народонаселения в Российской Федерации сократится на треть. Учитывая, что число людей в России сокращается быстрее, чем в любой другой стране, уже не кажутся невероятными прогнозы ООН, констатирующие, что к середине нынешнего века даже Йемен будет превосходить нашу страну по количеству населения. Отчасти эти выводы подтверждают данные Федеральной службы государственной статистики РФ, объявившей, что за последние 12 лет естественная убыль населения составила цифру в 10 млн человек. Только за последний год депопуляция стерла с карты России население большого города — 735,5 тысяч человек. В результате, по данным на 1 августа 2006 года нас осталось всего 142,4 млн.

Как считают многие специалисты, к концу XXI века население Земли вырастет почти вдвое и достигнет 10−11 миллиардов человек, в России же, при сохранении существующих тенденций, к этому времени останется всего не более 50 млн человек.

Причины этой катастрофы различны. И одно из первых мест здесь, судя по всему, следует отдать тому экономическому положению, в котором внезапно оказалось большинство россиян.

Экономический «котлован»

В первые годы перехода всей системы нашей жизни на новые экономические рельсы проблемы бедности и, как следствие, уязвимости и возможной демографической катастрофы практически не попадали в фокус внимания политической элиты, поскольку воспринимались ими эти беды как нечто преходящее. Так сказать, мелкий овражек на пути к вершинам процветания и благополучия нации.

В итоге же России пришлось пережить глубочайший социально-экономический кризис, который когда-либо знала ее довольно бурная история. Ко всему прочему кризис этот оказался и одним из самых продолжительных. Да и, строго говоря, мы пока так и не выбрались из экономического котлована, в который нас столь безжалостно забросила история.

Разумеется, сейчас не наблюдается та безумная галопирующая инфляция, что повергла население в шок в начале 1990-х. Благоприятное сочетание факторов — от падения импорта и, соответственно, роста отечественной промышленности до неожиданно высокого скачка мировой конъюнктуры на российское экспортное сырье — уже к 2000 году привело нашу экономику, если так можно выразиться, в чувство. Но многие проблемы остались, и даже «нефтяная игла», на которую столь прочно села наша экономика, их не в силах разрешить. Прежде всего, после реформирования системы произошло катастрофическое падение доходов и материальной обеспеченности основной массы населения, которое не выправилось до сих пор. Возникла беспрецедентная поляризация жизненного уровня. В результате фактически возникло две России, которые живут в разном измерении, имеют различный спрос и рынок предложений потребительских товаров и услуг, а вдобавок ко всему практически не понимают и не слышат друг друга.

Одновременно произошло и падение физического, психического и социального здоровья людей при катастрофически плохом положении в области здравоохранения. Маленький факт, говорящий о многом: в общей сумме расходов населения на медицинские услуги на 10% бедных приходится 1% услуг, а на 10% богатых — 46% услуг. Упал и уровень социальной защиты нуждающихся слоев населения. Средняя пенсия пока так и остается ниже прожиточного минимума. В бедственном положении находятся многодетные семьи. Впрочем, последних становится все меньше и меньше.

Семья — один «я»

Сегодня в мире живет самое большое количество детей, известное с момента существования человечества. В некоторых странах молодежь составляет 75% от всей численности населения. Но в России на 1 января 2006 года численности детей до 17 лет составила всего 17,3% - 24,7 млн. Причем девочек почти на миллион меньше, чем мальчиков. А через 5 лет детей останется и вовсе 14 млн. Многие ученые уверены — приближается коллапс, так называемая «точка невозврата». И огромная вина в происходящем лежит непосредственно на тех негативных экономических условиях, что пережила и переживает все еще наша страна. Именно эта тяжелая стрессовая ситуация в политико-экономической жизни России повлекли за собой ослабление иммунной защиты нации, развитие патологических процессов, депрессии и прочие психические и психофизические отклонения. Состояние «износа» и «усталости» привело в свою очередь к тому, что поколение детей практически перестало воспроизводить поколение родителей, причем не только, что называется, количественно, но и качественно. Ослабление социального потенциала здесь, пожалуй, сравнимо с процессом истощения природы при отсутствии условий ее восстановления. Наблюдается распад социальных связей. Женщины боятся, не хотят, не могут рожать. Мужчины также предпочитают снять с себя всякую ответственность в этом вопросе.

Кроме того, на сокращение рождаемости в России в огромной степени повлияли и более, нежели 15−20 лет назад, жесткие условия жизни: женщина боится потерять работу, причем не столько из соображений карьерного роста, сколько из-за нежелания оказаться среди прозябающих на смешном государственном пособии. Изматывающий труд, в особенности на частных предприятиях, жилищные проблемы, наконец, также не способствуют росту рождаемости в нашей стране.

Появление ребенка сразу ставит родителей (если они, конечно, не олигархи) в довольно уязвимое с точки зрения достатка положение. Замечено, что в группе бедного населения России сегодня оказалась половина детей страны. А молодым людям, упорным трудом и талантами достигшим в жизни хоть какого-то мало-мальски комфортного и устойчивого состояния, совсем не хочется опускаться по социально-экономической лестнице вниз. Вот они и откладывают решение о рождении ребенка «на потом». По статистике 2/3 молодежи в возрасте от 18 до 25 лет сегодня не замужем и не женаты. Из семейных пар 20% не имеют детей, а те, которые имеют, предпочитают в большинстве случаев ограничиваться только одним ребенком.

Многие политики ссылаются на то, что в благополучной Европе тоже детей появляется на свет все меньше и меньше, но не от плохой жизни, а как раз от очень хорошей: женщины не хотят расставаться с комфортным состоянием, мужчины избегают брачных обязательств, да и сама семья перестала быть единением людей, в любви и заботах друг о друге, преодолевающим трудности. Семья превращается в некий анахронизм.

В какой-то степени это справедливо и для России. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II прямо заметил, что одной из причин нашего катастрофического положения является «духовное неблагополучие нации, забвение высоких нравственных ценностей, утрата благоговения перед священным Божием даром жизни». Недаром, по словам патриарха, растет число супружеских пар, которые в угоду сиюминутному комфорту отказываются от рождения ребенка.

Кроме того, на бедственное положение самого института семьи недвусмысленным образом указывает факт резкого увеличения доли детей, рожденных вне брака. Ведь 30% детей, появившихся вне брака, от общего числа рождений — это, прежде всего, следствие массовой распространенности незарегистрированных сожительств. Так называемых гражданских браков в России по самым скромным подсчетам насчитывается около 3 млн, то есть каждый десятый брак в нашей стране, строго говоря, браком называться может с очень большой натяжкой. Демографический эффект этого явления легко оценить, если учесть, что уровень рождаемости в незарегистрированных союзах в два раза ниже, чем в легитимных браках.

Зеркальным отражением разрушения семейных ценностей в нашем обществе является динамика разводов. Итогом этой печальной девальвации семейного образа жизни стал почти трехкратный рост числа разводов за 15 последних лет. Ежегодно в России расторгается около 700 тысяч зарегистрированных браков, треть из них приходится на молодые супружеские пары, которые сумели прожить вместе не более пяти лет.

При этом основным средством регулирования размеров семьи в нашей стране по-прежнему остаются аборты. По официальной информации в год в России происходит не менее 1,6 млн прерываний беременности. По неофициальным данным цифра эта в 3−4 раза выше. Ужасно и то, что женщины, идущие на аборт, становятся все моложе. С другой стороны, удивляться тут особенно нечему, ведь, согласно статистике, россиянки сегодня начинают слишком раннюю половую жизнь — в 14−15 лет. А первая беременность у девочек в возрасте 15 лет заканчивается абортом в 95% случаев. В среднем же на 100 несовершеннолетних приходится в России 10 абортов. Этот показатель является одним из самых высоких в мире.

А ведь прерывание беременности, помимо всех прочих этических и психологических проблем, наносит организму непоправимый вред. У взрослых женщин более половины абортов влекут за собой серьезные осложнения. У подростков этот риск намного выше.

Наконец, еще один печальный факт: большинство нынешних девочек имеют заболевания, препятствующие беременности и вынашиванию ребенка. И через пять-семь лет, когда придет их время рожать, никакие выплаты и пособия не заставят их это сделать. Они просто не смогут — по состоянию здоровья.

А до смерти «четыре шага»?

Как показали последние исследования Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, каждое следующее поколение россиян обладает меньшим потенциалом здоровья, чем предыдущее. Идет деградация генофонда нации. Так, абсолютно здоровыми сегодня рождается менее трети детей. Среди выпускников школ таких счастливчиков всего 8−10%. Идет рост заболеваемости по всем классам болезней, ежегодно растет число инвалидов. По данным выборочных исследований, у каждого юного россиянина в 10−14 лет в среднем диагностируется 2−3, а в возрасте 18 лет — 4−5 хронических заболеваний. А там, где болезни, там рядом прячется и смерть.

По данным Госкомстата России, уже в конце 1990-х смертность в нашей стране достигала уровня, сравнимого разве что с самыми отсталыми странами «третьего мира». Разумеется, проблемы начались не с реформ и не с перестроек. Так, например, младенческая смертность у нас всегда находилась на ужасающе высоком уровне, при этом, примерно с 1971 года, число детей, умерших во младенчестве, только росло. И никаких четких позитивных тенденций в сфере борьбы государства с ранней смертностью среди населения не было и тогда. Теперь же речь и вовсе идет о глубоком затяжном кризисе, переломить который совсем непросто. Отсутствие стратегического взгляда на проблему смертности, без чего все любые тактические решения оказываются неэффективными, — вот наша беда и краеугольный камень всех последующих ошибок и срывов. В результате сегодня уровень средней продолжительности жизни в нашей стране соответствует тяжелой и затяжной войне. Тем более что и основной рост смертности в России происходит, как на войне, за счет людей, находящихся в дееспособном возрасте — 35−50 лет. От «неестественных» причин сегодня умирает ѕ мужской части российского населения. Впрочем, не только мужского. Только за прошлый год около 40 тысяч человек погибли в результате транспортных травм, 35,5 тысяч умерли от убийств и 46 тысяч — от самоубийств. Огромное количество смертей в России приходится на долю сердечно-сосудистых заболеваний, злокачественных новообразований, отравлений алкоголем.

На алкоголе, как мне кажется, стоит остановиться немного поподробнее, особенно учитывая ту поистине эпидемическую волну массовых отравлений, которая захлестнула сегодня нашу страну.

Как известно, среднедушевое потребление алкоголя в России в два раза превышает уровень, определенный Всемирной организацией здравоохранения как опасный. Широко распространено мнение, что причиной большинства алкогольных отравлений является повышенная токсичность нелегальной алкогольной продукции. При этом забывается, что этанол сам по себе — токсичное вещество и что одномоментный прием 400 грамм даже самого качественного спирта является смертельно опасным. Хотя, конечно, внезапный переход части российского населения на снегоочистители и прочую весьма сомнительную жидкость, спровоцированный неумной (не хочется думать, что в основе происходящей эпидемии смертей лежат корыстные устремления) политикой государственных мужей в данном вопросе, не могло не сказаться на резком ухудшении и без того тяжкого положения, связанного с ростом алкогольных отравлений.

Впрочем, вклад алкоголя в нынешний уровень смертности среди населения куда выше, чем это кажется на первый взгляд. Вина за рост сердечно-сосудистых заболеваний во многом также лежит на алкоголе. Кроме того, нельзя забывать, что ежегодно сотни тысяч россиян совершают в состоянии алкогольного опьянения преступления, которые не собирались или могли бы не совершить: убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилования, хулиганские выходки, грабежи, разбои, кражи, ДТП.

При этом алкогольная смертность, принявшая характер гуманитарной катастрофы задолго до последней смертоносной волны, сосуществует в нашей стране с другой угрозой — наркотиками.

Численность наркоманов в России, по данным Федеральной службы Госнаркоконтроля, за последние 10 лет возросла в 9 раз и составила около 4 млн человек, в той или иной степени приобщенных к потреблению наркотиков. Согласно данным общероссийского опроса, проведенного Министерством образования России в 2002 году, не менее 4,2% россиян в возрасте от 11 до 24 лет пробовали героин. И хотя от водки, самогона и жидкости для снегоочистителя в России умирает на порядок большее количество человек, чем от наркотиков, именно наркомания выбивает заметную часть молодежи, то есть как раз ту часть общества, которая обладает наибольшим репродуктивным потенциалом.

По поводу высокой смертности среди молодежи Русская Православная Церковь уже давно бьет тревогу. Особое беспокойство вызывает оглушительный рост числа самоубийств среди молодых людей. Впрочем, не только молодых.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения за год от самоубийств у нас погибает 60 тысяч человек. По этим показателям наша страна занимает твердое второе место в мире. Медики, равно как и священнослужители, склонны рассматривать эпидемию самоубийств как проблему национальной безопасности.

Согласно оценкам врачей, превышение порога 20 случаев самоубийств на 100 тысяч населения указывает на чрезвычайную ситуацию в обществе. У нас этот показатель составляет 34,9 случая. К традиционным группам риска — подросткам и старикам — в последнее время примкнули и так называемые представители «среднего класса», люди внешне благополучные, но подверженные постоянному стрессу или «синдрому эмоционального выгорания». Отмечено также, что мужчины кончают с собой в шесть раз чаще женщин.

Помимо классовых, возрастных и половых моментов в отношении к суициду в России очень заметны отличия региональные и национальные. Лидером по числу самоубийств стал в последние годы Корякский автономный округ — там на 100 тысяч человек приходится 133,5 самоубийств. За Корякией следуют Республика Коми, Алтай, Ненецкий округ. Меньше всего с собой кончают в Ингушетии (1,1 случай суицида на 100 тысяч населения), Дагестане (3,2), Северной Осетии (4,8). Психиатры связывают это отнюдь не с социальными проблемами (в том же Дагестане едва ли не самый высокий уровень безработицы), а с традиционным укладом того или иного региона. Замечено, что, скажем, Православие не очень глубоко вошло в жизнь населения районов, которые лидируют в этой печальной статистике, там еще сильна связь с язычеством. И во многом переход порога между жизнью и смертью совершается человеком с гордостью и воспринимается окружающими, не как непростительный грех и огромное зло, а чуть ли не как подвиг. Что же касается кавказцев, то их от гибельного шага, по мнению психиатров, удерживает не только глубокое влияние ислама, но и собственный темперамент — когда эмоции постоянно выплескиваются наружу, легче происходит психологическая разрядка. Да и родственные крепкие связи, которыми славится Кавказ, не дают человеку упасть на самое дно отчаянья. Те самые родственные связи, которые так болезненно и страшно рвутся сегодня по всей стране.

Что день грядущий нам готовит

Итак, мы фактически оказались зажаты в ловушке между Европой с ее низким уровнем деторождения и Африкой, где смертность среди населения, причем, в первую очередь, находящегося в молодом, трудоспособном возрасте, чрезвычайно велика. Именно это дает все основания утверждать, что Россия находится на грани небывалой катастрофы.

Так, например, при сохранении нынешних темпов депопуляции в нашей стране, неизбежно повышение налогообложения, что самым отрицательным образом скажется на российской экономике. Ибо как может развиваться экономика, когда ее кадровая база сокращается со скоростью сотни тысяч человек в год? Как можно уповать на снижение налогов в обозримом будущем, когда вскоре на одного работника будет приходиться один пенсионер? Как строить планы относительно будущих поколений, когда неизвестно, родятся ли они вообще? И как можно контролировать наши ресурсы, когда население Сибири и Дальнего Востока, то есть территории, где фактически сосредоточены основные природные богатства России, тает на глазах? Уже сейчас плотность населения там — одна из самых низких в обитаемом мире. При демографическом дисбалансе с соседними странами мы рискуем утратить контроль над экономически важными территориями. Это если отбросить все прочие «сентиментальности» по поводу медленного угасания целой нации.

Надо понимать, что нигде в мире снижение смертности не произошло само собой, по мановению волшебной палочки. Скажем, успехи Запада в увеличении продолжительности жизни потребовали мобилизации огромных материальных ресурсов, включая расходы на здравоохранение, охрану окружающей среды, пропаганду здорового образа жизни, развитие научных исследований в данной области. Одновременно были существенно пересмотрены законодательные акты, связанные с охраной здоровья. Наконец, резко повысилась активность самого населения, направленная на оздоровление своего образа жизни, места проживания и т. д. Короче говоря, фактически изменился социальный климат, в котором протекает повседневная жизнь среднего европейца. У нас пока ничего подобного даже близко не наблюдается.

Все, что пока делается практически, это довольно сомнительная с точки зрения эффективности идея с пособием на второго ребенка и почти неконтролируемая миграционная политика. У миграции, конечно, есть свои плюсы. И заключаются они, прежде всего, в том, что миграционные потоки могут быстро закрыть все демографические бреши. Но есть здесь и свои минусы, первый из которых — это нарушение межэтнического баланса. Такая ситуация может привести (да и приводит уже) к межнациональным трениям, создает легальную основу для размывания геополитического пространства страны, ибо многие из желающих въехать в нашу страну родиной ее как раз не считают. Известно, что по абсолютному объему иммиграции наша страна занимает второе место в мире. По приему мигрантов нас опережает только США — государство с давними традициями иммиграции и лучшей в мире системе ассимиляции мигрантов. Масштабы миграционного движения в России поражают своей стихийностью: за период 1992—2005 годов только в поле зрения официальной российской статистики попали 7,2 млн иммигрантов. В то же время, по оценкам ряда экспертов, численность нелегальных мигрантов в России доходит до 15 млн человек. Иными словами, нелегалы составляют 10,5% от всего населения страны.

Получается, что абсолютно правы те, кто бьет тревогу: численность населения России не просто сокращается — происходит структурное изменение его состава. От 12 до 18% (точные данные неизвестны) России — мусульмане, причем мусульмане все чаще и чаще уже даже не свои, не «русские», а пришлые, со своими культурными традициями и религиозными особенностями. К середине XXI века, по оценке экспертов, каждый четвертый россиянин станет мусульманином. Вот такая у нас будет «православная Русь». Уже сейчас концентрация мусульманского населения присутствует на Кавказе и в Поволжье, а в Москве азербайджанцев больше, чем в Баку.

Словом, если процессы будут развиваться так, как они развиваются сегодня, то Россия уже не будет той страной, какой мы ее видим сейчас. Мигранты принесут с собой свои обычаи, религию, уклад жизни и до неузнаваемости изменят облик страны. Особые сложности ожидают территории от Урала до Дальнего Востока, где населения и так почти не осталось. А немного южнее расположен перенаселенный Китай, который с явной надеждой смотрит на пустеющие русские территории.

Возвращение к истокам

Как заставить власти увидеть свою прямую выгоду в том, чтобы население их страны не исчезло безвозвратно в ближайшие несколько лет? Неужели кому-то из нас, включая политиков, хочется остаться в истории человечества очередным народом, вроде мидян или финикинян, о которых и известно только, что они когда-то жили на нашей планете? Спасение нации, а не что-то иное, должно стать первоочередным проектом государства. Пока есть еще силы и время.

Необходим крутой поворот в социальной сфере. Здравоохранение должно стать реально доступным для всех слоев населения. И качественно услуги медучреждений не должны столь разительно отличаться друг от друга, как это происходит сейчас в платных и государственных клиниках, а должны быть одинаково высоки — планку необходимо поднимать, не опускать. Следует развернуть серьезную — не для галочки — профилактическую работу по предотвращению наиболее смертельных заболеваний (сердечно-сосудистые, онкологические, СПИД и т. д.). Принять реальные меры по снижению неестественных причин смерти, стараясь предотвратить такое убийственно высокое количество ДТП, суицидов, производственных травм. Ужесточить программы по борьбе с алкоголизмом и наркоманией, не доводя, разумеется, все до абсурда, как это было проделано в конце 80-х годах прошлого столетия, что привело только к массовым отравлениям суррогатами, токсикомании и проч. Расширить программы массовой физической культуры и спорта, в том числе не забывать о строительстве и введение в действие новых, доступных самым малообеспеченным слоям населения, стадионов, бассейнов, ледовых площадок, кортов и т. д. Пропагандировать делами ценности жизни, изменяя таким образом фаталистические установки, что царят сегодня в нашем обществе.

И, наконец, очень важная мера — стимулирование (а не планирование!) рождаемости. Необходимо увеличивать социальную поддержку материнства — от гарантированно оплачиваемого отпуска по беременности до ипотечного кредитования семей с детьми. Следует также разработать программу охраны младенцев — бесплатные детские сады, питание, медицинская помощь, реальные денежные пособия молодым семьям, а также поднять уровень государственного внимания к семьям с детьми-инвалидами. Ну и, разумеется, должна измениться информационная политика по утверждению семейных ценностей, материнства и детства.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II неоднократно отмечал, что в ходе своего исторического развития Россия переживала и более трудные в экономическом отношении времена, но, будучи нравственно здоровыми, люди видели в семье безусловную ценность и ответственно подходили к воспитанию детей.

Так что есть правда в убеждении тех, кто считает, что демографическая катастрофа постигла нас, в том числе, и из-за низкой духовности. И в настоящее время для выхода из кризиса необходимо сотрудничество Церкви и государства в нравственном воспитании личности, укреплении и поддержки семьи, защите материнства и детства, помощи сиротам и обездоленным, борьбе с наркоманией, развратом и другими пороками. И Церковь протягивает руку государству в своем желании помочь ему в этом, но ответной реакции пока практически не видно. Так что, приходится обходиться своими силами.

Святейший патриарх Алексий не так давно прямо призвал со всей ответственностью подойти к решению демографической проблемы и сделать со своей стороны все возможное для помощи людям, для поднятия их духа, укрепления нравственного чувства.

По сути, каждый приход должен стать церковным сообществом православных семей. В этих целях следует всемерно развивать сеть приходских учреждений и совершенствовать их работу. В воскресных и приходских школах, гимназиях и лицеях, детских кружках и молодежных клубах, домах творчества и центрах досуга, приютах и сестричествах, братствах и общинах трезвости, реабилитационных центрах и других церковных подразделениях — везде должен использоваться семейный подход.

Русская Православная Церковь уже немало сделала в этом направлении. Необходимо рассказывать друг другу о своем опыте, в том числе и через наш сайт, дабы он мог распространяться на другие приходы. Изучать программы, разработанные церковными отделами по образованию, работе с молодежью и средствами массовой информации, миссионерскому служению. Важно более широко внедрять опыт благотворительных организаций, в том числе и светских, которые оказывают реальную помощь будущим матерям, семьям и детям. Следует поддержать идеи об устройстве школ и клубов молодой семьи, молодежных клубов, семейных детских домов и приютов, помощи людям, решившихся на усыновление ребенка. Не забывать даже о координации взаимодействия духовенства храмов с работниками ЗАГСов. И, наконец, делать все возможное для усиления миссионерской, просветительской работы с населением в целом и среди медицинских работников, в частности. Известны случаи, когда священники с согласия медиков приходили в абортарии и уговаривали женщин не торопиться делать столь непоправимый шаг. Некоторым из них, оказавшимся в трудном экономическом положении, предлагали материальную помощь. Успех этих миссий был очевиден — абсолютное большинство женщин после разговора со священником решали сохранить ребенка.

Есть и иные примеры того, что еще далеко не все потеряно и возрождение России (той России, которую мы любим) возможно. Скажем, выпускники школ с православным образованием, создав семью, как правило, имеют по три-четыре ребенка в отличие от тех, кто окончил обычную школу. Так что воспитание молодежи в духе традиционных религиозных и нравственных принципов, которые тысячелетиями вырабатывало христианство, есть одно из наиболее важных направлений на тяжелой дороге, ведущей нацию от пропасти к процветанию.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/61 113 162 799


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru