Русская линия
Патриархия.Ru Ксения Чернега09.11.2006 

Комментарий юрисконсульта Московской Патриархии Ксении Чернеги по поводу судебного разбирательства вокруг Марфо-Мариинской обители

Юрисконсульт Московской Патриархии К.А. Чернега в своем комментарии обозначила ряд юридических проблем, связанных с деятельностью бывшей настоятельницы Марфо-Мариинской обители монахини Елизаветы (Крючковой).

Бывшая настоятельница обители монахиня Елизавета (Крючкова) инициировала в общей сложности 6 исков, 5 из них находятся в арбитражном суде. В качестве истца по этим искам выступает адвокат монахини Елизаветы — М.В. Воронин. Один иск подписан непосредственно монахиней Елизаветой (Крючковой) и подан в Хамовнический суд.

Часть арбитражных исков основана на заключенном Крючковой от имени Марфо-Мариинской обители договоре «об оказании адвокатских услуг», согласно которому, коллегия адвокатов «V&P» в лице адвоката М.В. Воронина обязуется оказать обители адвокатские услуги на сумму 4 млн. рублей; к договору приложены акты выполненных работ и сметы, подписанные Крючковой. Интересно, что сам договор датирован августом 2004 года, тогда как в сентябре того же года коллегия адвокатов «V&P» заявила о своей самоликвидации и была исключена из реестра адвокатских образований.

Акты выполненных работ и сметы датированы 2005 — 2006 годами, очевидно, что в это время ликвидированное адвокатское образование «V&P» не могло оказывать адвокатских услуг. В актах и сметах не конкретизированы виды адвокатских услуг, доказательств их оказания адвокат М.В. Воронин не представил. Все эти обстоятельства заставляют усомниться в том, что адвокатские услуги на сумму 4 млн. рублей в действительности были оказаны Марфо-Мариинской обители.

Другая часть арбитражных исков направлена на оспаривание пункта 46 Устава обители, который обязывает настоятельницу обители согласовывать все сделки по отчуждению недвижимости со Святейшим Патриархом. Суд отказал М.В. Воронину в иске о применении к этому пункту последствий ничтожной сделки. Решение суда вступило в законную силу, прошло апелляционную и кассационную инстанции. Сейчас адвокат М.В. Воронин пытается обжаловать это решение в Высшем Арбитражном Суде России.

Кроме того, М.В. Воронин пытается признать п. 46 Устава недействующим еще и по другому основанию — как несоответствующий закону, имеющему большую юридическую силу. Суд отклонил и этот иск. М.В. Воронин подал апелляционную жалобу. Вчера Девятый апелляционный суд отказал в ее удовлетворении.

Возникает вопрос, почему именно 46-й пункт устава обитали более всего волнует адвоката Воронина? Почему столько усилий он тратит на отмену этого пункта?

Завеса тайны приоткрывается после ознакомления с материалами уголовного дела, которое 3 ноября с. г. возбуждено прокуратурой г. Москвы по факту мошенничества. Прокуратура вскрыла следующие факты: незадолго до отстранения от должности настоятельница обители монахиня Елизавета (Крючкова) выдала адвокату М.В. Воронину доверенность на управление всем имуществом обители на территории Москвы. На основании этой доверенности М.В. Воронин начал отчуждать имущество обители.

Также монахиня Елизавета заключила с Ворониным договор купли-продажи принадлежащей обители детской здравницы в Севастополе, предназначенной для отдыха воспитанниц детского приюта. Денежные средства, вырученные от продажи имущества в размере свыше 4 млн. рублей, на счет обители не поступили.

Монахиня Елизавета, продав имущество обители адвокату Воронину, нарушила 46-й пункт устава обители, согласно которому все сделки с недвижимостью должны быть согласованы со Святейшим Патриархом. Вероятно, М.В. Воронин пытается оспорить этот пункт для того, чтобы легализовать заключенные с Крючковой сделки по отчуждению имущества обители.

Пресс-служба Московской Патриархии

http://www.patriarchia.ru/db/text/158 645.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru