Русская линия
Радонеж Петр Сергеев09.11.2006 

Бычковиана Петра Сергеева

Да устыдятся маловеры, да посыплют свои головы пеплом и обратятся к последним по времени публикациям Сергея Бычкова в «Московском комсомольце» от 18 и 27 октября 2006 года. И тогда они увидят, что даже такой персонаж, как наш антицерковный мастер пера и топора, ведь способен же, когда захочет или заставят, вести себя благопристойно. И, чем враг рода человеческого не шутит, может статься, что вскоре даже начнут пускать Сергея Бычкова в приличное общество. Ибо под дружным осуждающим влиянием коллег по журналистскому цеху в последних публикациях С. Бычков все-таки переборол свое естество, совершил титаническое усилие самоограничения и наглядно продемонстрировал всем своим критикам, что не хуже других знает, в какой руке надо держать нож, а в какой — котлету. А там — кто знает, может быть, дойдет дело и до слезного покаяния заблудшей комсомольской овцы, и до искреннего примирения отступника с Матерью-Церковью…

Однако внимательное прочтение вышеупомянутых текстов С. Бычкова лишний раз доказывает: великий путь от гонителя Церкви Савла к христианскому апологету Павлу — вовсе не то же самое, что пересадка в московском метро с Савеловской на Павелецкую. Ибо и в новых заметках о делах церковных С. Бычков, хотя и воздержавшийся на сей раз от обычного для него откровенно хамского тона, во всем остальном, увы, остался верен своим прежним шулерским ухваткам и приемам. Или (если дерзнуть перефразировать в интересах защиты истины слово апостола Павла) продолжил по привычке естеством беззаконное творить.

Подтасовки и фальсификации, обильно сдобренные самоуверенной некомпетентностью, начинаются буквально с первой фразы заметки «Держись, туманный Альбион!»: «…Православная Сурожская епархия перешла под омофор Константинопольского патриарха…»

Итак, в изложении С. Бычкова «православная епархия» якобы перешла в юрисдикцию «Константинопольского Патриарха». Хотелось бы по случаю поинтересоваться у штатного антицерковника газеты «Московский комсомолец»: а в принципе — какая еще епархия, кроме православной, может окормляться православным же Патриархом? Тайное ликование С. Бычкова в связи с пригрезившимся ему «сенсационным» бегством целой «православной епархии» можно было бы если не разделить, то хотя бы вчуже понять, если бы Константинопольский Патриарх был, например, каким-нибудь мусульманским Папой Римским, чего, слава Богу, пока нет. А так получается обычная глупая бычковская бессмыслица, к тому же содержащая злонамеренную ложь.

Ибо Сурожская епархия Московского Патриархата, как всем известно, «под Константинополь» не уходила и не собирается этого делать, по-прежнему пребывая в лоне Русской Православной Церкви. Правда же состоит в том, что в Константинопольскую юрисдикцию спешно и самочинно убыл, чтобы не сказать бежал, не дожидаясь благословения и отпускных грамот из Москвы, только епископ Василий (Осборн), за которым последовало меньшинство клириков и прихожан Сурожской епархии. Сознательно недоговаривая и тем самым искажая истинное положение дел, С. Бычков описывает эту скандальную ситуацию, подобно Ленскому, «темно и вяло»: «перешли в ведение Константинопольского Патриарха»

Далее Сергей Бычков продолжает свою неловкую игру в слова: «Англию посетил митрополит Кирилл (Гундяев).

И вновь автор газеты «Московский комсомолец» зачем-то пытается возродить в свободной журналистике современной России советскую практику письма и чтения между строк, пропагандистского мифотворчества и ведомственной цензуры, замалчивания или игнорирования значимых массивов информации, фактов и мнений. В условиях параллельного существования самых различных СМИ, включая Интернет, эти странные потуги могли бы иметь смысл только в том случае, если бы работодатели и читатели С. Бычкова не имели иных источников знаний и сведений о Русской Церкви, кроме его предельно тенденциозных и недостоверных заметок, наскоро сшиваемых белыми нитками на манер лоскутного одеяла. Похоже, что так оно и есть, если легко опровергаемую информационную стряпню Бычкова «Московский комсомолец» продолжает печатать.

Что же касается председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, то он «посетил Англию» для того, чтобы по благословению Святейшего Патриарха Алексия возглавить торжества по случаю 50-летия кафедрального собора Сурожской епархии в Лондоне. Юбилейные торжества в Сурожской епархии, в которых приняли участие многие сотни наших соотечественников и православных британцев, явились впечатляющим свидетельством их единства во Христе, верности русской духовной традиции и Матери-Церкви. Естественно, С. Бычков ни словом не обмолвился обо всем этом. Наверное, не хотел обидеть Константинополь, которому он с хлестаковской «легкостью в мыслях необыкновенной» уже отписал Сурожскую епархию Русской Церкви.

«Владыка (Кирилл — П.С.) не сумел встретиться с епископом Василием (Осборном), управляющим Сурожской епархией», — пишет далее С.Бычков.

И вновь приходится обращать чрезвычайно избирательное внимание нашего фальшивого летописца к общеизвестным и общедоступным фактам. Во-первых, бывший епископ Сергиевский Василий никак не может именоваться «управляющим Сурожской епархией» хотя бы потому, что с 9 мая сего года он считается «уволенным на покой без права перехода в другую юрисдикцию до окончания разбора кризиса, возникшего в Сурожской епархии». Несмотря на это, ныне он в нарушение канонов Церкви именуется епископом Амфипольским (Константинопольский Патриархат).

Во-вторых, Священный Синод Русской Церкви на своем последнем по времени заседании 6 октября сего года, в частности, констатировал, что бывший правящий архиерей Сурожской епархии епископ Василий (Осборн), «несмотря на двукратное приглашение, не прибыл к нынешнему заседанию Священного Синода». Было принято решение «вновь вызвать епископа Василия на заседание Священного Синода и предупредить, что в случае игнорирования призыва Священноначалия он подлежит суду архиереев». Иными словами, беглый епископ Василий вот уж полгода всячески уклоняется от контактов с той самой Церковью, которой он некогда приносил присягу на верность.

По логике же Сергея Бычкова, виноват в малодостойном поведении епископа-раскольника, затаившегося под омофором Константинопольского Патриарха, равно как и во всех остальных бедах этого мира, не кто иной, как лично митрополит Кирилл. А царь Иоанн Васильевич, соответственно, был повинен в том, что «не сумел встретиться» с укрывшимся от него в Литве князем Андреем Курбским. И так далее, согласно закону сюжетосложения сказки про белого бычка…

Как справедливо, хотя почему-то в прошедшем времени и по обыкновению косноязычно пишет о Сурожской епархии С. Бычков, «она формально подчинялась и являлась частью Московского Патриархата».

М-да, «формально подчинялась… частью Московского Патриархата». Прилежному читателю опусов нашего садовника слова, верно, не раз приходило на ум: все-таки напрасно Бычков так рьяно ополчается на Церковь Божию и ее верных служителей. Ведь любому, кто не вовсе лишен дара родной речи, давно уже понятно: главные враги дипломированного филолога Сергея Бычкова — согласование, управление и примыкание. Вот и бился бы до полной победы одной из сторон с нелюбезными и не поддающимися ему грамматикой, синтаксисом, практической стилистикой и логикой высказывания. Но их много, а он один. Вероятно, отсюда и вечные проблемы у Бычкова с культурой речи. Однако такие мелочи нашего сочинителя не волнуют. Не имея ни способности к адекватной самооценке, ни чувства реальности, он, кажется, метит никак не менее, чем в фактические обер-прокуроры Святейшего Синода. Что ж, на худой конец, неплохо уже то, что курьезное сочетание подобных амбиций с наличными дарованиями Сергея Бычкова обещает его заинтересованному читателю и в будущем немало веселых минут.

«Это была прежде всего миссионерская церковь. И миссия владыки Антония осуществлялась среди англичан — людей, воспитанных в христианском духе. Для того чтобы сделать православие понятным и притягательным для англичан, богослужение совершалось на английском языке. Богослужение было очищено от позднейших наслоений и было предельно кратким».

В этом бедном словами и мыслями школьном изложении все приблизительно и неточно — причем скорее всего не по злому умыслу, а просто в силу некомпетентности, не мешающей, впрочем, автору с видом знатока судить о малознакомых ему предметах.

И не то страшно, что он упорно называет Сурожскую епархию Московского Патриархата какой-то особой и отдельной «церковью». Сергею Бычкову не приходит в голову, что он фактически обвиняет приснопамятного Владыку Антония (Блума) в ереси этнофилетизма, отрицающей универсальный, вселенский характер Церкви и ее равную открытость для всех людей вне зависимости от каких бы то ни было различий. Тогда как покойный архипастырь никогда не делил свою паству на этнических англичан и выходцев из России.

Далее. В Сурожской епархии каждое богослужение идет по-русски и по-английски. При митрополите Антонии доля английского языка в богослужении составляла около 20 процентов, отдельных служб по-славянски и отдельных служб по-английски не было и нет. И только после блаженной кончины Владыки Антония, когда управляющим Сурожской епархией сделался «американец по происхождению епископ Василий (Осборн)», не сумевший найти общего языка с русскими верующими, число богослужений на английском языке стало составлять до половины всех служб.

Наконец, православному человеку совершенно невозможно себе представить Божественную литургию, которая была бы, если верить Бычкову, «предельно краткой». Современная литургия, как говорится, такова, какова она есть, и более никакова. И любое произвольное видоизменение ее чинопоследования, пусть даже и в угоду интересующимся Православием англичанам, в глазах верующих стало бы настоящим преступлением. Разумеется, ничего подобного в Сурожской епархии и не было.

Помнится, у Мольера для малообразованного господина Журдена стало открытием, что он всю предшествующую жизнь говорил прозой. Точно так же Сергей Бычков даже против собственной воли каждым своим словом сеет ложь и дезинформацию. Бедняга даже не догадывается, что, желая возвысить Владыку Антония с целью противопоставить его Московскому Патриархату, на самом деле по неразумию возводит страшные хулы на выдающегося архипастыря Русской Церкви.

«Но тут произошли глобальные изменения. Рухнул СССР. Бывшие его обитатели быстро рассеялись по всему свету», — эпически повествует Сергей Бычков.

Сергей Сергеич, не надо паники. Докладываю: не все обитатели бывшего СССР «быстро рассеялись» по лицу земли, кое-кто все еще остается по прежнему месту жительства.

«Только в Лондоне осели и обзавелись недвижимостью 250 тысяч россиян», — подсчитал С.Бычков.

На Британских островах окопались не одни только отечественные олигархи, обремененные недвижимостью и футбольными клубами. Большая часть выходцев из бывшего СССР — совершенно обычные люди, в том числе и с материальными проблемами. Но немало среди прихожан храмов Московского Патриархата и таких, кто не нашли достойного места в своей новой жизни.

«Посещая храмы Сурожской епархии, новые русские приходили в крайнее раздражение. Почему-то богослужение совершалось на английском языке, которого большинство не знало. Вместо заливистого партесного пения раздавались совершенно незнакомые песнопения. Службы казались слишком краткими», — характеризует обстановку в Сурожской епархии в канун раскола С.Бычков.

«Крайнее раздражение», о котором пишет С. Бычков, всецело является продуктом его малоосведомленного воображения.

Обычное богослужение совершается не «на английском языке, которого большинство не знало», а на двух языках: Часы, Апостол и Евангелие читаются и по-славянски, и по-английски. Возгласы священника и диаконские ектеньи чередуются: то по-славянски, то по-английски. То же самое с исполнением «Отче наш» и «Верую». Аналогично — с общим обиходом церковного пения. Например, на недавней праздничной литургии в честь юбилея лондонского кафедрального собора в честь Успения Божией Матери и Всех святых, которую служил митрополит Кирилл, его проповедь прозвучала для почти семи сотен англичан, русских и иных православных как по-русски, так и по-английски.

Элементарная логика, если бы она была доступна нашему антицерковному бытописателю, могла бы подсказать ему, что хотя бы в силу подобного языкового «удвоения» богослужения на британских приходах Московского Патриархата ну никак не могли бы оказаться «слишком краткими» по сравнению с совершающимися в Отечестве. Как раз наоборот, службы на зарубежных приходах Московского Патриархата заметно продолжительнее, чем в российских храмах. Похожим образом иногда совершаются богослужения в московском храме святой великомученицы Екатерины, что на Всполье (подворье Православной Церкви в Америке). На крайний случай, С. Бычков мог бы заглянуть туда, если бы стремился к точности и достоверности своих суждений. Но наш «специалист» этим вопросом не озабочен.

Почему принятое в нашей Церкви партесное пение характеризуется как «заливистое», какие такие «незнакомые песнопения» звучали и кому именно они оказались не знакомы в Сурожской епархии, — все это вопросы без ответов. Видимо, потому что нашему автору так нравятся собственные опусы, что он не удосужился выработать профессиональную привычку обращать перед публикацией возможные вопросы читателя к себе самому. И очень напрасно. Потому что в противном случае он узнал бы, что Владыка Антоний был поборником именно традиционного русского духовного пения. А отец Михаил Фортунато, который более десяти лет был при Владыке Антонии регентом кафедрального собора в Лондоне, сумел привить православным англичанам любовь к партесному пению, которое, впрочем, всегда вызывало интерес в Британии.

«Владыка Василий, встречаясь с представителями недовольной группы новых русских, предлагал им скинуться и построить для себя новый храм, а не претендовать на Успенский собор в Лондоне», — свидетельствует С.Бычков.

Еще при жизни Владыки Антония раздавались голоса отдельных прихожан, предлагавших организовать русскую общину со своим храмом. Владыка категорически осудил эту идею, и Московская Патриархия, кстати, не возражала против его позиции. Ситуация кардинально изменилась, когда бразды правления Сурожской епархией взял в свои руки епископ Василий (Осборн), и об этом проговаривается плохо ориентирующийся в обстановке Сергей Бычков.

Проблема здесь не в каких-то «интригах», о которых крайне глухо и чрезвычайно лаконично упоминает С.Бычков. А все дело в том, что уже в последние годы жизни митрополита Антония Сурожская епархия стала бурно разрастаться за счет притока новых русскоговорящих верующих. И они представляли собой такое же поле для православной миссии, как и коренные англичане. Это сочетание уникальных факторов развития могло бы стать залогом будущего процветания в Великобритании Православия русской традиции. Но только в том случае, если бы епископ Василий обладал достаточной мудростью, деликатностью и прозорливостью, чтобы оказаться на уровне новых исторических обстоятельств и вызовов. Увы, этого непростого экзамена на зрелость архипастыря он не прошел ни как церковный деятель, ни как человек. Сегодня последовательным апологетом этого архиерея, на котором лежит тяжкий грех раскола, выступает московский комсомолец Сергей Бычков.

Наконец, позволительно спросить обоих персонажей этих печальных хроник, епископа Василия и Сергея Бычкова: а почему, собственно, кто-то должен «скинуться и построить для себя новый храм», когда Лондонский кафедральный собор создавался православными русскими и англичанами именно как место, где собирается община Московского Патриархата, а вовсе не Константинопольского, куда переметнулся бывший правящий архиерей Сурожской епархии?

Неужели те православные русской традиции, которые мужественно заявляли о себе в Англии как о верных чадах Русского Православия и во времена Сталина, и в годы холодной войны, и в эпоху великой российской смуты, десятилетиями самоотверженно трудились на церковной ниве только во имя того, чтобы сегодня в их соборе служил беглый епископ, отказавшийся от Матери-Церкви? В связи с этим один из священников Сурожской епархии, кстати, этнический англичанин, выразился на счет епископа Василия (Осборна) достаточно откровенно, когда заявил, что попытки разделить и противопоставить верующих по национальному признаку — это не только грех перед Богом, но и нарушение законов человеческих.

Митрополит Кирилл «прилетел в Англию, чтобы не столько самолично разобраться в ситуации., сколько для того, чтобы убедиться, как можно отсудить Успенский собор», — пишет С.Бычков.

Зачем Владыка Кирилл прилетал в Лондон, было известно всем, кроме «Московского комсомольца»: чтобы возглавить церковно-общественные торжества по случаю 50-летия тамошнего кафедрального собора. О прочем лучше было бы спрашивать у самого митрополита, как поступили, в отличие от С. Бычкова, ведущие отечественные и английские СМИ, у которых нет привычки компенсировать отсутствие достоверной информации собственными выдумками.

Дело в том, что у Московского Патриархата нет никакой нужды у кого бы то ни было «отсуживать» лондонский кафедральный собор во имя Успения Божией Матери и Всех святых. Этот собор, как и на протяжении предшествующих пятидесяти лет, по-прежнему принадлежит Сурожской епархии Русской Православной Церкви, и в нем, в частности, регулярно совершает богослужения архиепископ Корсунский Иннокентий, ее временный управляющий, назначенный указом Святейшего Патриарха Алексия II. Так что если нынешний «епископ Амфипольский» Василий (Осборн) вдруг задумает затеять тяжбу со своей бывшей епархией, то бремя доказательств по этому делу всецело ляжет на раскольников, а вовсе не на Московский Патриархат. Правда, в этом случае епископу Василию неизбежно придется ответить на несколько неудобных вопросов прихожан и благотворителей собора, в том числе о судьбе тех денежных средств, которые епископ собирал на его ремонт.

В случае судебной тяжбы по вопросу о праве собственности на Лондонский кафедральный собор митрополита Кирилла «ждет сокрушительный провал. Во-первых, в Англии действует Лондонское право. Во-вторых, деньги на приобретение Успенского собора давала английская благотворительная организация. И ее слово будет решающим», — угрожающе пророчествует С.Бычков.

Увы, наш профнепригодный прорицатель опять не в теме и снова промахнулся. Положительно, на то, чтобы восполнить все его профессиональные пробелы, не хватит никакого времени.

Во-первых, Британская энциклопедия не знает никакого «лондонского права», впрочем, «манчестерского» и «ливерпульского» тоже. Во-вторых, деньги на приобретение Успенского собора давали сами верующие. Да будет ведомо С. Бычкову, что, согласно британской традиции, практически все английские религиозные организации регистрируются в качестве благотворительных обществ. А государственная Комиссия по благотворительности обладает только правом контролировать соблюдение этими обществами своего устава, в соответствии с которым судьбу собственности решает приходской совет. Сегодня Успенский кафедральный собор, как и прежде, остается в Сурожской епархии Московского Патриархата, а вот доказывать необходимость его передачи в Амфиполь придется как раз сторонникам епископа Василия. Однако шансов добиться своего (точнее сказать, — чужого) у них немного. Потому что большинство общины — не за них.

В очередной раз Сергей Бычков страстно призывает «сокрушительный провал» на Русскую Церковь, которая, однако, продолжает жить и трудиться в твердом убеждении, что темные силы не всемогущи и что врата ада не одолеют ее.

«Печально, что пока разворачиваются интриги и дрязги, православные англичане спешно покидают те храмы, в которых служат московские священники», — притворно сетует С.Бычков.

Помнится, в предыдущей своей заметке он пытался оспаривать официальное утверждение Московского Патриархата о том, что часть увлеченных поначалу в раскол клириков Сурожской епархии впоследствии с покаянием возвратилась в лоно Матери-Церкви. Тогда нам пришлось привести в доказательство имена настоятеля весьма значимого прихода Московского Патриархата в Оксфорде священника Стефана Платта, настоятеля прихода в Дарэме, профессора богословия священника Андрея Лаута и диакона Павла Вуда (см. «Новые материалы в судебное досье господина Бычкова на «Правой-ру»).

В результате о «бегстве» священников Московского Патриархата под руку Константинополя Бычков больше не пишет. Теперь он «озабочен» тем, что «православные англичане спешно покидают те храмы, в которых служат московские священники».

Как уже говорилось С. Бычкову, в Сурожской епархии в Великобритании Московскому Патриархату осталось верно большинство приходов, священнослужителей и прихожан. Однако эта простая информация была усвоена им недостаточно хорошо. Поэтому в дополнение сообщаем, что недавно около 80 процентов прихожан собственного прихода епископа Василия (Осборна) в Оксфорде покинуло раскольничьего архиерея. Чтобы принять такое количество новых верующих, священнику Московского Патриархата, к слову, этническому англичанину Стефану Платту пришлось организовать для них в том же городе новый приход.

«Где нет мира, там нет Христа», — с фальшивым пафосом восклицает в заключение первой из двух рассматриваемых нами заметок Сергей Бычков.

Оно, конечно, так. Только с одним чрезвычайно существенным уточнением: мира с врагами Церкви и Христовой веры у православного быть не может. И, значит, мы будем продолжать свидетельствовать о правде в ответ на каждую бычковскую ложь и хулу. Ибо на самом деле Христа нет там, где попирается истина.

Свою излюбленную тему о якобы имевших место «сокрушительных провалах» Московского Патриархата С. Бычков продолжил и в последней публикации в «Московском комсомольце» от 27 октября 2006 года.

В разгар «информационных войн» 90-х годов среди российских журналистов имел хождение следующий анекдот. «Телеведущий Сергей Доренко: «Из Индонезии пришло сообщение о том, что пилот местного авиалайнера, засмотревшись на тонущий теплоход, врезался в железнодорожный состав. Казалось бы, при чем здесь Юрий Лужков?..» Сегодня по этому принципу печет свои маловразумительные заметки в «Московском комсомольце» Сергей Бычков, ведущий безуспешную информационную войну на уничтожение против Владыки Кирилла.

Нормальному человеку не понять, почему митрополиту Смоленскому и Калининградскому ставятся в вину и финансовые нарушения в автокефальной Православной Церкви в Америке, и увольнение настоятельницы московской Марфо-Мариинской обители, и рукоположение нового епископа Ниспоренского в Молдавии, и существование христианской рок-музыки в России, и даже его собственное предстоящее 60-летие (специально для сведения С. Бычкова: то, что он называет «пенсионным возрастом», для архиереев Русской Церкви, согласно ее Уставу, начинается по достижении 75 лет)…

Одним словом, пилот врезался в поезд, засмотревшись на пароход. Все потуги мелкого газетного поденщика, направленные на то, чтобы спровоцировать маститого церковного иерарха и попытаться навязать ему скандальную «разборку», выглядят бесконечно беспомощно и зачастую крайне курьезно. Но одно обстоятельство при этом представляется поистине пугающим. Это жгучая ненависть к Русскому Православию и к людям Церкви, буквально брызжущая из-под пера нашего одержимого и неразборчивого в средствах автора.

Некогда жил в России дворянский юноша Владимир Сергеевич Печерин, даровитый филолог, современник Чаадаева и Герцена. Он уехал на Запад, принял католичество и провел всю жизнь в монастырях Бельгии, Голландии, Франции и Ирландии. На родине его имя изредка вспоминают в связи с одним чудовищным стихотворным признанием:

Как сладостно отчизну ненавидеть
И жадно ждать ее уничтоженья!..

Но Печерин по сравнению с иными ненавистниками и клеветниками России был по крайней мере откровенен со своим читателем и имел смелость договаривать свои мысли до конца. Он не был ни провокатором, ни информационным киллером, ни бесчестным лжецом.

Журналист Сергей Бычков, являющийся по совместительству доктором исторических наук, не может не сознавать: сильная Россия немыслима без сильной Церкви, а сильная Церковь невозможна без выдающихся и почитаемых в народе и во власти иерархов. Поэтому столь велик в некоторых кругах соблазн попытаться если не надломить, то хотя бы подточить православный стержень тысячелетней русской истории.

Нет, что ни говорите, а все же на серьезное дело, на важный участок борьбы поставлен журналист «Московского комсомольца».

Ну, а что до малых и жалких его дарований при наличии безмерных амбиций и мучительных комплексов, так ведь Бог метит шельму по-всякому и отнюдь не склонен помогать врагам Своей Церкви.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2086


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru