Русская линия
Русский дом Надежда Александрова23.10.2006 

«Сила Моя в немощи совершается»
+ 115 лет назад, 23 октября 1891 года отошёл ко Господу преподобный Амвросий Оптинский

Великий оптинский старец родился 6 декабря 1812 года в селе Большая Липовица Тамбовской губернии в большой семье пономаря местной церкви Михаила Фёдоровича Гренкова. Этот день был большим праздником на Руси — память великого князя Александра Невского. В доме было много гостей, потому старец часто говорил: «Как на людях я родился, так всё на людях и живу». А однажды сказал другому старцу, Антонию (Бочкову), который говорил ему, что устал от многолюдства и хочет уйти на покой: «Будет нам с тобой покой, когда пропоют над нами „со святыми упокой“, да и то ещё, если удостоимся».

Бог с детства дал будущему старцу общительный нрав и чувство юмора, что очень помогало ему о глубоких истинах говорить людям просто и кратко, но всегда в самую точку.

В последнем классе семинарии он серьёзно заболел и дал обет Богу, что если выздоровеет, станет монахом. Но после выздоровления несколько лет как будто что-то мешало ему уйти в монастырь. А совесть мучила. Наконец он решился. Можно сказать, бежал в Божию обитель, не предупредив никого. Божий промысл направил его в Оптину Пустынь, где в то время настоятелем был игумен Моисей, духовниками — старцы Лев и Макарий. У братии обители они старались воспитать прежде всего простоту, кротость и смирение. В Оптиной Пустыни боялись даже взглядом оскорбить человека, и при малейшем поводе просили друг у друга прощения.

Вскоре юноша Александр Гренков (мирское имя преподобного Амвросия) стал келейником старца Льва. Тот, для смирения, называл его «химера», т. е. пустоцвет.

Лишь через три года послушничества он был пострижен в монашество и наречён Амвросием в честь святителя Амвросия Медиоланского, а через два года рукоположён в иеромонахи. Даровав ему такую благодать, Бог сразу же дал ему и соответствующий тяжкий крест — неизлечимые хронические болезни внутренних органов. Молодой человек даже от скита до монастыря с трудом мог дойти, но не унывал. Говорил: «Монаху полезно болеть, и в болезни не надо лечиться, а только подлечиваться… Бог не требует от больного подвигов телесных, а только терпения со смирением и благодарением».

Эти слова старца всем нам надо помнить: в духовном плане, оказывается, радоваться надо болезням, ведь на добровольные подвиги ради спасения души мы не способны, а Бог милостиво даёт нам потерпеть то, от чего никуда не денешься. Только благодари да терпи — и спасёшься.

Иеромонаха Амвросия в 34 года признали неспособным к послушаниям и вывели за штат обители. Он не мог даже совершать Литургию, вообще с трудом передвигался. Его готовили к смерти и постригли в схиму (с тем же именем), но он нужен был Богу для подвига старчества и потому прожил в таком вот полуживом состоянии ещё 45 лет, принимая каждый день толпы народа. Сам он говорил так: «В монастыре болеющие скоро не умирают, а тянутся и тянутся до тех пор, пока болезнь принесёт им настоящую пользу…». К этому можно добавить, что и в миру истинно желающие спасения даже при очень слабом здоровье живут долго, до тех пор, пока Господь не увидит, что душа их готова для перехода в вечность.

Поначалу он принимал только монашескую братию для откровения помыслов. Один из иноков вспоминает: «Он всегда боялся оскорбить Бога, что отражалось и на лице его. Видя такую сосредоточенность старца (а старцу-то и сорока лет не было! Авт.), я в присутствии его всегда был в трепетном благоговении. Бывало, приду к нему, а он тихо спросит: „Что скажешь, брате, хорошенького?“. Озадаченный его сосредоточенностью и благоумилением, я, бывало, скажу: „Простите, батюшка, я не вовремя пришёл“ — „Нет, — скажет старец, — говори нужное, но вкратце“. Выслушает меня со вниманием, преподаст полезное наставление с благоговением и отпустит с любовью».

Старец ни от кого, а особенно от монахов, не принимал жалоб на ближнего, говорил: «Надобно укорять себя, смиряться перед братом, — и успокоишься».

Бог дал немощному по плоти иеромонаху Амвросию огромную силу духовную. Он мог вместить в себя горе всего народа русского, утешить, дать мудрый совет, потому что обладал высшим, по свидетельству святых отцов, Божиим даром — рассудительностью. Он ободрял и наставлял унывающих своими полушутливыми афоризмами: «Не хвались горох, что ты лучше бобов, — размокнешь, сам лопнешь». «Отчего человек бывает плох? Оттого, что забывает, что над ним Бог». «Кто мнит о себе, что он имеет нечто, тот всё потеряет».
Келия, где скончался старец Амвросий. Шамордино.

Любовь и мудрость притягивали к старцу толпы народа. Он всегда мигом понимал суть дела, с которым к нему пришли, и давал единственно верный совет. Для него не было «маленьких» и «больших» людей. Всех бы принимал с вниманием и любовью, — и Ф.М. Достоевского, и Л.Н. Толстого, и старушек из Орловской губернии.

Умер он в основанной им для вдов и бедных девиц Казанской Пустыни в Шамордино. На погребении его было около восьми тысяч человек. В июне 1988 года поместным Собором Русской Православной Церкви старец Амвросий Оптинский был причислен к лику святых.

http://www.russdom.ru/2006/20 0610i/20 061 017.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru