Русская линия
Столетие.Ru Николай Морозов23.10.2006 

Восстание из прошлого (Часть 1)
Полвека прошло со времени восстания в Будапеште

То, что происходило в Венгрии 50 лет назад — в октябре — ноябре 1956 года, в СССР назвали контрреволюционным мятежом. Сейчас называют «народным восстанием против коммунистического просоветского режима». Встречаются и более осторожные формулировки: «В столице Венгрии городе Будапеште состоялась антисоветская демонстрация, вылившаяся в вооруженное восстание. Оно продолжалось до 4 ноября, после чего было подавлено при содействии частей Советской Армии, дислоцировавшихся на территории ВНР».

Напомним краткую хронологию событий

23 октября 1956 года — венгерские студенты проводят демонстрацию. Молодежь еще не ставила перед собой целей ниспровержения социалистического строя. Речь шла о его улучшении, чему, по их мнению, мешало одиннадцатилетнее пребывание на венгерской земле советских войск.

Группа демонстрантов двинулась к зданию радио, которое защищали войска государственной безопасности. Начался штурм здания, в ходе которого прозвучали первые выстрелы. Здание в конце концов было захвачено… Жертвы были с обеих сторон.

Начался захват оружия и боеприпасов в полицейских участках, в том числе и на патронном заводе. После восьми часов вечера посол СССР в Венгрии Ю.В. Андропов передал военным просьбу венгерского правительства ввести в Будапешт советские части для «поддержания порядка». Просьба была выполнена. После 28 октября, когда правительство Имре Надя объявило события «народным движением», начался вывод советских войск из венгерской столицы.

2 ноября 1956 года — главнокомандующий Объединенными силами Варшавского Договора Маршал Советского Союза И.С. Конев поставил войскам боевую задачу: «ликвидировать контрреволюционный мятеж в Будапеште». Ее выполнение сопровождалось ожесточенными уличными боями. Создается просоветское Венгерское революционное рабоче-крестьянское правительство во главе с Яношем Кадаром. По его «просьбе» и действуют советские войска. Окончательно сломить организованное сопротивление венгерских повстанцев удается лишь к 4 ноября. Отдельные группы держались дольше…

Союзник в прицеле

И в истории Венгрии, и в истории СССР события 1956 года стали очень важной вехой. И, несмотря на то, что прошло уже пятьдесят лет после того, как прогремел последний выстрел этих боев, споры о них не утихают до сих пор. Имел ли право Советский Союз силой оружия удерживать строптивого союзника по только что созданному Варшавскому договору? И нужно ли было вообще иметь такого «союзника», которого нужно заставлять силой оставаться в «социалистическом содружестве»? «Союзник», которого на всякий случай нужно держать на мушке? Причем этот вопрос можно было задать применительно не только к Венгрии.

Помню горячий спор офицеров нашей части, дислоцированной в ГДР, на тему — в кого в случае войны станут стрелять солдаты Национальной Народной Армии ГДР — в натовцев или нам в спины? Очень интересный вопрос.

Но ведь соперник СССР в великом противостоянии свехдержав — США — прибегали к «силовым аргументам» куда чаще. Американская морская пехота регулярно устанавливала «демократию» и устанавливает по сей день в «третьем мире» в масштабах, которые СССР и не снились. Кто из читателей сейчас сможет перечислить все страны, не пропустив ни одной, в которых побывали вооруженные янки за последние пятьдесят лет?

Понятно, что все симпатии отечественной «либеральной» публики безоговорочно на стороне будапештских повстанцев (основные бои происходили именно в венгерской столице, а не в провинции). Наиболее четко сформулировано такое отношение к этим событиям в стихотворении известного барда Александра Городницкого «Будапешт-56″:

Танк горит на перекрёстке улиц,
Расстреляв последние снаряды,
В дымном жаре, в орудийном гуле,
У разбитой им же баррикады.
На его броне дымится краска
Не от немцем сброшенной фугаски,
Не на волжском вздыбленном песке, —
Труп студента, детская коляска,
И обрывок флага на штыке.
Где и как, когда случилось это
В самый первый распроклятый раз?
Над казармой прежние портреты,
И приказ — по-прежнему приказ.
Разгребая жар чужой руками,
Принеся восстанию беду,
Парни с комсомольскими значками
Умирают в огненном чаду.
Их могилу не укроют лавры,
Лишь листок уронит на пол мать, —
Извещение, что „смертью храбрых“,
„Смертью храбрых“, — что ещё ей знать?
Как там встретят весть, что не вернулись, —
Закусив губу или навзрыд?
Танк горит на перекрёстке улиц, —
Хорошо, что этот танк горит»!

Это автор писал о горящих заживо в танках солдатах своей страны.

Причем в танках горели те, кто в 1941 -1945 годах спасал человечество, а заодно и мальчика, будущего автора этих строк (офицерский корпус Советской Армии в 1956 году в очень значительной степени состоял из фронтовиков), и их сыновья — солдаты и сержанты -«срочники».

Танки поджигали те, кто шли вместе с Гитлером убивать во имя нового мирового порядка, и их потомство.

Во время второй мировой войны Венгрия была союзником нацистской Германии и оставалась таковым почти до самого конца войны, уже после того, как бросили хозяина Италия, Румыния и Финляндия. Лишь последнему европейскому союзнику Гитлера — фашистской Хорватии удалось продержаться дольше — в ее столицу Загреб части Народно-Освободительной армии Югославии смогли вступить лишь в мае 1945 года.

Но в СССР предпочитали не обижать «народно-демократическую» публику и Венгрию рассматривали как страну, «освобожденную» от фашизма. На самом деле в данном случае этот термин откровенно смешон, так же как смешон он применительно к Прибалтике.

Конечно же, в 1945 году Венгрия была страной не «освобожденных», а побежденных фашистов.


Согласно справке министерства обороны СССР от 16 декабря 1988 года, безвозвратные потери Венгрии в войне составляли что-то около 350 тысяч человек. Пленными венгры потеряли до полумиллиона солдат и офицеров.

В 1942 г. по требованию руководства Германии, правительство Венгрии дополнительно направило на Восточный фронт 2-ю венгерскую армию в составе 10 дивизий (более 200 тысяч человек). Она-то в январе 1943 года и была практически разгромлена в ходе Острогожско-Россошанской операции Красной Армии. Надо сказать, что во вторую зиму войны советское командование научилось бить по наиболее «слабому звену» противника, прорывая фронт на участках, где оборону держали не немцы, а румыны, венгры и итальянцы, что неизменно приводило к успеху.

Но если на полях сражений венгерская армия не могла по боеспособности сравнится с немецкой, то в качестве карателей на оккупированных территориях СССР и Югославии венгерские ученики очень старались угнаться за немецкими учителями.

И свидетельств тому множество. Вот, например, выдержка из современного описания того, что происходило в селе Скорорыб Воронежской области: «Надо сказать, что Скорорыб был оккупирован итальянцами. Они отличались довольно смирным характером и больших неприятностей местному населению не причиняли… В январе 1943 года через Скорорыб и близлежащие села в беспорядке двигались отступающие итальянские и венгерские части. Обмороженные, обозленные, особенной жестокостью отличались венгры».

Разочаровавшись в боевой стойкости венгерских союзников, немцы предпочитали использовать их в тылу, против партизан и для уничтожения мирного населения.

Правда, если в боях с советскими и югославскими партизанами венгерская армия опять-таки не могла похвастаться особыми достижениями, то в истреблении мирного советского и югославского населения она вполне оправдала возлагаемые на нее надежды. По оценкам современных историков, например «германо-венгерские палачи истребили мирного населения в городе Чернигове и его окрестных селах — 59 749 человек».

Но если на территории СССР достаточно проблематично отделить количество уничтоженных именно венгерскими карателями, то на территории оккупированной в 1941 году Югославии немцы отвели им участок для «самостоятельной работы». Часть югославской территории Гитлер подарил своему венгерскому союзнику — адмиралу Хорти.

От Нови Сада до Будапешта

И здесь-то, на «своей» территории, венгерские каратели развернулись вовсю.

В работе Аркадия Рыбакова «Катастрофа европейского еврейства (1933−1945)» например, приводятся такие данные: «Район Бачка, в котором жило 25 тысяч евреев, отошел к Венгрии. 6 тысяч из них были сразу уничтожены венгерскими фашистами, остальные отправлены в 1944 г. в Освенцим. Перед оккупацией в Югославии жило 78 тысяч евреев. 60 тысяч из них погибло. 18 тысяч спаслись, бежав в итальянскую зону, уйдя в партизанские отряды Тито или укрывшись у местного населения».

Самой известной «акцией» венгерских карателей в Югославии стали массовые убийства в городе Нови Сад.

В работе Иеродиакона Игнатия (Шестакова «Сербская Православная Церковь и оккупационные режимы на территории Югославии в 1941—1945 гг.» мы найдем такое описание того, что творили венгерские солдаты на оккупированной югославской территории: «Под венгерскую оккупацию попала расположенная на севере страны Бачская епархия. На территории самой Венгрии находилась также Будимская епархия СПЦ, где существенных изменений в церковной жизни православного населения не произошло. Первые дни и недели оккупации Бачки сопровождались характерным для других оккупированных территорий террором в отношении сербского населения. Согласно приказу все сербы, цыгане и евреи, поселившиеся в г. Нови Саде и его окрестностях после 1918 г. должны были покинуть эту территорию в течение трех дней. Часть сербских переселенцев подверглась массовому истреблению (погибло около 2 тыс. человек), а остальные были вместе с семьями помещены в концентрационные лагеря. В образованной Священным Синодом СПЦ в Белграде комиссии по сбору сведений о беженцах священнослужителях и церковных работниках насчитывается 72 сообщения от беженцев из Бачской епархии. За время оккупации венграми в общей сложности было убито 17 сербских священников, 15 из которых служили в Бачке».

Надо отметить, что при истреблении мирного населения в Нови Саде венгры не пользовались немецкими «технологиями» массовых убийств и обходились без печально знаменитых «душегубок», предпочитая топить обреченных людей в Дунае…

Когда российские либеральные «мыслители» восторгаются повстанцами 1956 года, они при этом никогда не задаются вопросом — а какую часть из них составляли «ветераны» Чернигова и Нови Сада? Ведь с окончания второй мировой прошло всего лишь 11 лет…

Кто из поджигавших советские танки в 1956 году уже делал это на улицах Будапешта в 1944 -1945 годах? Кто «недодрался» и спустя 11 лет пытался взять реванш?

Военное командование повстанцев практический опыт борьбы с Красной Армией имело богатый. И Бела Кирай, и Пал Малатер в годы войны были хортистскими офицерами (в военной биографии Малатера есть чрезвычайно любопытная деталь, которая будет рассмотрена в отдельной статье).

Показательно, что среди освобожденных повстанцами из тюрем заключенных был Янош Надь — один из главарей бойни в Нови-Саде.

Окончание следует…

http://stoletie.ru/sovet/61 020 165 823.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru