Русская линия
Комсомольская правда Роман Силантьев20.10.2006 

Станет ли Россия исламской?
По прогнозам экспертов, к 2050 году половина россиян будут исповедовать ислам

В последнее десятилетие духовное пространство нашей страны меняется на глазах. Мусульманам хочется возрождения и развития своей веры, того же самого желают православные. Многие опасаются, что это развитие может перейти в противостояние. Масла в огонь подливают некие эксперты, по их сенсационным выводам, к 2050 году Россия окончательно станет исламской страной. Так ли это, «КП» решила спросить у Романа Силантьева, ведущего российского религиоведа, который занимается изучением современного ислама в России.

Когда с Герба России уберут кресты?

По мнению специалиста, все идет своим чередом и вряд ли Россия станет исламской державой в ближайшие 300 — 400 лет. Но многим хотелось бы ускорить этот процесс, хотя бы просто манипулируя цифрами. Минувшей весной ряд ученых и мусульманских лидеров утверждали, что если существующая демографическая тенденция сохранится, то к 2025 — 2050 годам большинство россиян будут исповедовать ислам, поэтому загодя следует убрать кресты с герба и ввести пост вице-президента-мусульманина. По мнению Романа Силантьева, православное большинство еще долго будет… большинством.

— С 1989 по 2002 год численность этнических мусульманских народов России выросла с 12 до 14 с половиной миллионов человек и в настоящий момент составляет около 15 миллионов. К сожалению, переписи населения пока не определяют его религиозный состав, поэтому собственно мусульман можно выявить только опросами населения.

Уровень религиозности у людей мусульманской культуры не ниже, чем у русских, сейчас доля мусульман в России должна составлять не менее 9%. Между тем социологические опросы на протяжении последних 10 лет дают гораздо меньшую цифру: по их данным, мусульманами себя считают от 4 до 6 процентов россиян (6 — 9 млн. человек). Этот парадокс можно объяснить только тем, что немалая часть этнических мусульман ислам не исповедуют.

По мнению религиоведа-этнографа, мы до сих пор точно не знаем, кто и во что верует в России. Выход один: Госкомстату прислушаться к словам Патриарха Алексия и добавить в переписные листы вопрос о вероисповедании гражданина России.

Только так можно положить конец спекуляциям о «30 — 50 миллионах российских мусульман», «2 миллионах протестантов» или «миллионной католической общине». Известный факт, когда прошлой весной, всего за неделю, в ходе двух выступлений некоего высокопоставленного кремлевского чиновника число мусульман в России увеличилось аж на 5 миллионов.

Духовное возрождение ислама уже произошло?

На начало 2006 года в России зарегистрировано 12 241 православная религиозная организация и 3668 мусульманских. С января 2005 года православных религиозных организаций стало больше на 370, а мусульманских — всего на 34. Дело в том, что бурное возрождение мусульманской общины страны в количественном измерении практически завершилось — большинство сельских населенных пунктов с компактно проживающим мусульманским населением имеют мечети, мусульманские общины возникли также почти во всех крупных городах страны.

Возрождение ислама в России шло очень неравномерно: так, в Татарстане с 1988 года было построено свыше тысячи мечетей, а во всех регионах Центрального, Северо-Западного и Дальневосточного федеральных округов — менее десяти. Мусульмане составляют большинство населения только в пяти субъектах РФ — Дагестане, Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. В Татарстане и Башкортостане их около половины, а в остальных регионах — менее четверти.

Со своей стороны, православная церковь сохраняет темпы прироста общин и строительства храмов. Как правило, православные общины значительно крупнее мусульманских и распределены более равномерно.

Почему мечети строят со скандалами?

«Комсомолка» писала («Почему русский город боится строить мечеть?», 17.11.2005) о попытке построить мечеть прямо на въезде в город Малоярославец. Почти половина жителей города подписались в опросных листах против этой стройки, и она завершилась, даже не начавшись. Нечто подобное было в Калининграде и Пскове. Скандалы, митинги, пикеты. Почему? По мнению Романа Силантьева, это всего лишь бизнес, который к делам неземным и духовным не имеет никакого отношения.

— Новообразованная мусульманская община выходит с инициативой возведения мечети в городе, не имеющем мусульманских традиций. При этом построить ее планируется в заведомо неприемлемых для большинства горожан местах — историческом центре, на доминирующих над православными храмами высотах, на месте разрушенных церквей, костелов и синагог. Народ начинает протестовать, и дело затягивается на неопределенный срок. Зачем это делается, недавно поведали прессе активисты калининградской мусульманской общины. В их случае председатель общины восемь раз отклонял предлагаемые мэрией участки, а деньги, выделенные правительством одной из мусульманских республик РФ, тем временем крутились на счете некоей фирмы. Еще более показательно выглядит история с мечетью в Сергиевом Посаде: ее имам-хатыб Арслан Садриев долго рассказывал о том, что в этом городе живут тысячи глубоко верующих мусульман, которым срочно нужен храм. И когда храм был построен, прихожан в нем набралось менее 30 человек.

— Совсем недавно стало известно о планах мусульманской общины расширить Соборную мечеть на проспекте Мира. Этот проект горячо поддержало руководство столицы. Хотя он вызвал неоднозначную реакцию у москвичей.

-Вообще же первый пикет православной общественности против строительства мечети прошел осенью 1994 года. Тогда враждебный московскому муфтию Равилю Гайнутдину исламский политик Абдул-Вахед Ниязов вознамерился построить на юго-западе столицы масштабный исламский комплекс. Для срыва этой инициативы Гайнутдин предпринял весьма неожиданный ход — он обратился за помощью к лидеру Конгресса русских общин Дмитрию Рогозину, который с радостью вывел своих людей на пикет против строительства центра и подписал с московским муфтием совместную декларацию, в которой, в частности, говорилось: «Недавний инцидент, связанный с закладкой камня в основание планируемого Исламского культурного центра в Тропареве, не может не вызывать тревогу и озабоченность всех здравомыслящих граждан независимо от их этнической и религиозной принадлежности».

И вот сейчас сам Равиль Гайнутдин, председатель Совета муфтиев России, решил расширить московскую Соборную мечеть за полмиллиарда долларов — в 30 раз дороже, чем стоила самая крупная в Европе казанская мечеть «Кул-Шариф». За прошедший год ему удалось собрать из необходимой суммы 0,2%, после чего муфтий заявил, что может обратиться за финансовой помощью к Русской православной церкви. А ведь если верить словам Гайнутдина, мусульман в России в 7 раз больше, чем православных, и только в Москве их проживает почти 4 миллиона. Неужели все они ушли в православную церковь?

Переходят ли православные в ислам и наоборот?

Буквально год назад один из руководителей исламского духовенства буквально ошарашил россиян. По его словам, православные христиане массово переходят в ислам. Счет идет на десятки тысяч душ…

— Сами же новообращенные мусульмане опровергают эти цифры. По словам их лидеров, людей, поменявших веру, на всю Россию не более трех тысяч. Большинство новообращенных — женщины, поменявшие веру, выйдя замуж за мусульман.

В то время как принявших ислам по идеологическим соображениям сейчас в России не более 800 человек.

— А у вас откуда такие цифры?

— Несколько источников. Я занимался так называемыми полевыми исследованиями, то есть посетил почти все регионы России и внимательно изучал их СМИ. Плюс сопоставлял данные, полученные от самих же «русских мусульман». В них могут быть расхождения, однако порядок цифр там один. То есть счет нужно вести не на десятки тысяч… а просто на десятки.

В 2004 году наиболее активные новообращенные создали Национальную организацию русских мусульман, в руководстве которой русских почему-то не оказалось. В настоящее время эта организация раскололась на шиитское и ваххабитское крыло на почве отношения к «Хезболле» и, по сути, прекратила свое существование. Более двухсот новообращенных в настоящее время находятся под следствием, в розыске или местах заключения за участие в бандформированиях, подготовку терактов и разжигание вражды. Это позволяет считать их самой криминализированной этноконфессиональной группой в стране.

Относительно статистики обратных переходов я уже упоминал, что в христианство за последние 20 лет перешли до 2 миллионов этнических мусульман. Другое дело, что Русская православная церковь не считает разумным дразнить мусульман такой статистикой и поощрять новообращенных на полемику со своими бывшими единоверцами.

Только среди православных священнослужителей сейчас насчитывается до 400 этнических мусульман, среди которых есть не только татары с башкирами, но и чеченцы. Для сравнения можно заметить, что из «русских мусульман» вышли только два имама, один из которых отбывает срок за экстремистскую деятельность, а другой находится под следствием за аналогичные преступления.

Традиция против ваххабизма

По мнению Романа Силантьева, самая большая проблема исламского сообщества — отсутствие нормальной системы мусульманского образования. Вдумайтесь, дневные отделения двух ведущих исламских вузов России за год выпускают менее десяти человек! (Если быть точными, то в 2003, 2004, 2005 и 2006 годах выпускников было от 8 до 9 человек.) А мечетей в России многие тысячи. Кстати, этой ситуацией, сложившейся в традиционном исламе, обеспокоена и православная церковь. Но есть еще одна проблема — внутренние противоречия.

— На протяжении последних 15 лет оппоненты верховного муфтия Талгата Таджуддина заполняли страницы мусульманских и центральных СМИ самым грязным компроматом, чем сильно навредили и ему, и себе самим. К настоящему времени раздиравший мусульман России конфликт между Центральным духовным управлением мусульман России Талгата Таджуддина и Советом муфтиев России Равиля Гайнутдина перешел в вялотекущую стадию. Продолжающимся раздором традиционных мусульман успешно пользуются мусульмане нетрадиционные, продолжающие укреплять свои позиции и захватывающие контроль над все большим количеством мечетей и муфтиятов. Поэтому не исключено, что в будущем российский ислам ожидают новые внутренние конфликты. Есть и другой вариант, позитивный: комплексная поддержка ислама традиционного со стороны государства и православной церкви. Этот процесс в наших общих интересах.

Беседовал Дмитрий СТЕШИН.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА
Осторожнее надо

Иногда странно слушать религиозных деятелей, рассуждающих на модные темы — например, ждет ли Россию неминуемая исламизация. Одни говорят — угроза есть, на горизонте уже видны «зеленые знамена», надо сплачиваться. Другие — да вы что! Мусульман в стране раз, два и обчелся… Вот именно, делают вывод третьи, 80 процентов русские, а посему не стоит называть более Россию ни многоконфессиональной, ни даже многонациональной страной.

Ну, а когда какой-нибудь муфтий возьмет да и в отместку заявит «а давайте-ка снимем с двуглавого орла неполиткорректные кресты», в подогретом такими речами обществе начинается цепная реакция, которая порой напоминает начало межрелигиозной розни. А с таким диагнозом, как известно, государства долго не живут.

То, что общество консолидируется, вспоминая свои национальные корни, веру, — прекрасно. Вот только нельзя забывать о необходимости объединения всей страны, дружбы всех религий. Или мы получим непримиримые лагеря «крестоносцев» и «правоверных» — бомбу с часовым механизмом.

А потому в межрелигиозных диспутах осторожнее надо. Как на минном поле. И даже в поиске истины стоит почаще смотреть себе под ноги.

Шаг в сторону — и никто потом не вспомнит, с чего все началось. Как не помнят о начале своей взаимной ненависти израильские солдаты и рядовые боевики «ХАМАС».

Владимир ВОРСОБИН

МНЕНИЯ

Существует ли массовый переход из христианства в ислам и правда ли, что к 2050 году Россия станет исламской страной?

Нафигулла ХАЗРАТ, председатель Духовного управления мусульман азиатской части России:

— Процесс перехода из одной религии в другую естественен, как процесс миграции. Люди меняют свои взгляды, и мне кажется, что дело не в смене веры. Люди просто переходят от безверия к вере. И заниматься подсчетами, сколько новообращенных, когда Россия станет исламской страной, — это то же самое, как считать, сколько торговых мест на рынке принадлежит армянам, а сколько азербайджанцам. Такие подсчеты и прогнозы ослабляют нашу страну и разделяют народы, что ведет в итоге к кровавой, межрелигиозной бойне, как в Югославии. Мне кажется, не нужно считать ради нашего общего блага.

http://www.kp.ru/daily/23 793.4/58 867/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru