Русская линия
Церковный вестникМитрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев)17.10.2006 

Главная задача церковных СМИ — проповедь Христовой истины и научение ей
В преддверии Второго фестиваля православных СМИ «Вера и слово» митрополит Минский и Слуцкий Филарет ответил на вопросы ЦВ об информативной политики Белорусского Экзархата и особенностях церковной проповеди в СМИ

— Ваше Высокопреосвященство, как архипастырю и Патриаршему Экзарху Беларуси Вам, безусловно, приходится обращать внимание на деятельность средств массовой информации. Как бы Вы сформулировали задачи, стоящие сегодня перед церковными СМИ?

— Главная задача церковных средств массовой информации совпадает с задачей самой Церкви — это христианская миссия в обществе, проповедь Христовой истины и научение ей. Разумеется, это непростая задача — передавать современным людям духовное богатство, которое содержится в многовековом церковном предании. Но СМИ призваны всячески содействовать усвоению этого наследия. В частности, они должны знакомить свою аудиторию с повседневной жизнью Церкви во всем ее многообразии, стараться отвечать на вопросы, которые волнуют православных христиан.

Церковные СМИ не могут замыкаться в рамках внутрицерковной жизни. Сегодня вполне естественно, что Церковь выходит в светский мир и напрямую обращается к обществу в целом, то есть выполняет свою духовно-просветительскую миссию как в отношении людей воцерковленных, так и тех, кто пока еще на пути к Церкви Христовой.

Белорусская Православная Церковь имеет около двадцати изданий. Можно назвать такие газеты, как «Церковное слово», «Воскресение», «Преображение», журнал «Ступени», издаваемый студентами Минских духовных школ и обращенный к молодежной аудитории, монастырский журнал-альманах «Встреча». Практически каждая из 11 епархий Белорусской Церкви издает свои епархиальные ведомости, а также газеты разных уровней — епархиальные, благочиннические, приходские.

Что касается интернета, то помимо официального портала Экзархата (www.church.by) есть и несколько епархиальных сайтов, а также сайты приходские; кроме того, конечно, сайты тематические, учебных заведений и прочее. В последнее время православный интернет в Беларуси активно развивается (см. Православный Байнет. Каталог ресурсов: www.catalog.inst.by). В декабре этого года в Минском епархиальном управлении мы собираем администраторов всех 20 белорусских церковных сайтов, чтобы обсудить проблемы и задачи, которые сегодня волнуют активных пользователей интернета.

— Светские СМИ сегодня активно освещают религиозную тематику и, в частности, жизнь Православной Церкви. Как Вы оцениваете это направление их деятельности? Что можно в данном случае выделить в качестве положительных и отрицательных примеров?

— В настоящее время в Белоруссии сложились хорошие отношения между Церковью и светскими СМИ, как электронными, так и печатными. Они практически ежедневно рассказывают о жизни нашей Церкви, что положительно сказывается на духовной и социальной стабильности белорусского общества. У нас нет ни конфликтов, ни оскорбительных выпадов в адрес Церкви со стороны светских журналистов.

Многие светские издания имеют целые ежемесячные полосы (например, «Народная газета», «Вечерний Минск»), практически все имеют тематические рубрики, которые посвящены церковной жизни. Совместно с Белорусским радио на всех трех каналах мы готовим ряд программ: «Воскресное слово», «Свет души», «Духовное наследие» и др. Также выходят совместные программы и на трех каналах Белорусского телевидения: на телеканале «Лад» — еженедельная 30-минутная программа «Благовест» и 10-минутная «Мир вашему дому», на Первом национальном телеканале — программа «Исность», которой исполнилось уже десять лет. На канале ОНТ каждое воскресенье — 10-минутная беседа священника, посвященная духовно-нравственной жизни современного христианина.

Нельзя не сказать о ежемесячных встречах со светскими журналистами, где обсуждаются вопросы сотрудничества. Недавно у нас прошел семинар «Освещение церковной жизни на белорусских телеканалах: этический и богословский аспекты», в работе которого приняли участие руководители российских православных телеканалов «Благовест» и «Спас», а также ведущие церковных программ из России и Украины. Кроме того, совместно Церковью и Министерством информации проводятся ежегодные творческие конкурсы.

Если говорить об отрицательных примерах освещения церковной жизни, то и они имеют место, но это относится к весьма узкому круг светских СМИ.

— Не секрет, что существует довольно острая проблема с кадрами церковных журналистов. Каковы, на Ваш взгляд, пути решения этой проблемы?

— У нас регулярно проводятся семинары, встречи, круглые столы для тех, кто сегодня несет церковное послушание в области распространения информирования о жизни и деятельности Церкви. Для решения этой проблемы нужно не только готовить свои кадры в богословских учебных заведениях, но и привлекать профессионально образованных журналистов к работе в церковных СМИ.

— Ваше Высокопреосвященство, для большинства пользователей интернет — это, прежде всего, способ получения новостей в режиме реального времени. Постоянное присутствие верующего человека в пространстве электронных СМИ, громадный поток новостей, распространяемых ежедневно, — не угроза ли это личной жизни, в том числе и духовной?

— Конечно, большинство пользователей интернета заинтересованы в быстром распространении информации и быстром получении новостей. Тот поток новостей, который распространяют СМИ, сегодня трудно даже себе представить. Является ли это угрозой для духовной жизни? Я бы сказал, и да, и нет. Все зависит от нас самих, от того, как мы к этому относимся. Мы должны уметь защитить свой внутренний мир, оградить его от ненужной и душевредной информации. Но это не значит, что нужно полностью отвергать средства передачи информации как таковые.

— Нужны ли Церкви документы, регламентирующие ее информационную и, шире, коммуникационную деятельность?

— Пока их нет. Может быть, и возникнет необходимость в отдельной информационной концепции. Но в данный момент, как представляется, достаточно того, что разделы, касающиеся СМИ, входят в некоторые общецерковные документы, прежде всего в «Основы социальной концепции». В каждой епархии правящий архиерей может издавать какие-то специальные постановления относительно информационной деятельности, если ситуация этого требует.

Скажу о себе. Поначалу я воспринял интернет настороженно, но теперь я вижу, что он приносит и большую пользу. Например, не успела открыться наша общецерковная богословская конференция — а у заинтересованных людей уже есть о ней информация. Состоялось заседание Священного Синода — и к вечеру уже всем доступна информация о принятых решениях. Так что дай Бог, чтобы СМИ, и интернет в том числе, служили хорошему делу.

— В сентябре 2006 года Епархиальный совет Минской епархии рассмотрел деятельность некоторых белорусских священников в интернете, и одному из них было рекомендовано «оставить деятельность в интернете и сосредоточить свои силы непосредственно на пастырстве». Насколько нам известно, это первый случай, когда орган церковного управления рассматривает подобные вопросы. С чем это связано?

— Действительно, 15 сентября сего года Минский епархиальный совет рассматривал публицистическую деятельность клирика епархии священника Александра Шрамко. Речь шла не только о его статьях и комментариях в интернете, но и об изданной им книге «Дневник священника. Нестандартные ответы на трудные вопросы» (М., 2006).

Почему возникла необходимость специально рассматривать деятельность этого священника? Прежде всего потому, что в своей публицистике он позволил себе резко критиковать церковную иерархию, принимаемые нашей Церковью документы и решения, нередко при этом переходя к обсуждению откровенно политических вопросов. Это входит в прямое противоречие со статусом автора — служащего священника и пастыря. Многими своими высказываниями он вводит в смущение и в соблазн православных христиан. Поэтому Епархиальный совет призвал священника А. Шрамко «прекратить свою публицистическую деятельность как во внецерковных, так и церковных средствах массовой информации, закрыть свой сайт и сосредоточиться на пастырском служении».

У кого-то может возникнуть законный вопрос: а не нарушается ли таким образом свобода мысли и слова? Отвечая на этот вопрос, я обратил бы внимание на два момента, которые тесно связаны со спецификой современных СМИ и, в частности, интернета.

Во-первых, обсуждая жизнь Церкви, равным образом важно не только чту мы обсуждаем, но и как мы это делаем. Жизнь Церкви строится по определенному чину, и ему соответствует особый способ или стиль внутрицерковной дискуссии, когда она необходима и уместна. Люди церковные это знают и чувствуют. И когда эта дискуссия выходит во внешнее, публичное пространство, очень важно и даже необходимо, чтобы обсуждение существующих проблем, даже острых проблем, не принимало те формы, которые свойственны внецерковному, светскому миру, смотрящему на Церковь извне и судящему о ней по своим меркам и представлениям. Церковные люди — и священники в первую очередь — как раз и призваны вносить в общественную дискуссию о Церкви ту культуру обсуждения, которая свойственна самой Церкви. Это нелегко, потому что ткань церковной жизни — богатая, сложная, а внешний мир всегда ее упрощает и потому искажает. Но в этом — одна из задач публичного слова представителей Церкви, клириков и мирян.

Речь не идет о том, чтобы накладывать запреты на какие-то темы, чтобы специально избегать острых вопросов и свободной дискуссии. Напомню, что говорил по этому поводу Архиерейский Собор 1994 года: «Внутри Церкви возникают время от времени различные взгляды на состояние ее внутренней жизни и внешней деятельности. В данной связи Освященный Собор напоминает священнослужителям и мирянам, что разномыслия в Церкви, по слову апостола Павла, допустимы (1 Кор. 11, 19), но они, равно как и способы их смягчения, не должны разрывать узы любви и общения, связывающие воедино Церковь — таинственное тело Христово. Возникающие же в Церкви недоуменные ситуации, чреватые противостоянием, следует разрешать только в духе тщательного и мирного осмысления из соборным разумом».

Иными словами, в данном случае существует сугубая ответственность за то, как слово наше отзовется: будет ли оно приглашать к углубленному, но благоговейному размышлению о путях современного церковного служения или же порождать протесты, агрессию и смущение, как у верующих, так и у неверующих.

И второй момент — касающийся интернета. Высказывания и статьи, распространяемые через интернет, накладывают на церковных людей особую ответственность. Ведь одно дело — когда мы обсуждаем наши проблемы и, может быть, что-то критически оцениваем в приходе, на церковных собраниях, в учебной аудитории или просто в братском общении: мы видим, кто участвует в такой дискуссии, и можем оценить степень подготовленности людей к серьезному разговору и степень взаимопонимания. Но совсем иная ситуация, когда мы делаем это в совершенно открытом, всемирном, всем доступном пространстве интернета, то есть когда наши высказывания не имеют конкретного адресата, когда мы не ведаем, кто же станет нашим читателем или собеседником. В таком случае опасность того, что нас поймут превратно, сильно возрастает. Потому что сообщество пользователей интернета не имеет общего языка для обсуждения церковных вопросов, и вряд ли будет иметь в будущем.

Ответственность, о которой я говорил, лишь подтверждает правильность установления, касающегося всех людей Церкви, клириков и мирян: любая публичная деятельность, затрагивающая множество людей, в том числе нецерковных, требует благословения священноначалия. А при осуществлении такой деятельности нужно твердо следовать духу и букве суждений Соборов и Священного Синода Русской Православной Церкви. Иначе невозможно исполнять церковное служение в общественной сфере, в том числе и в средствах массовой информации.

http://tserkov.info/numbers/past/?ID=1936&forprint


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru