Русская линия
Столетие.Ru Сергей Перевезенцев17.10.2006 

Пастырь
Победу на Куликовом поле подготовил митрополит Алексий

В середине XIV века впервые за предшествующие сто лет появилась возможность освобождения Руси из-под ордынского ига. Этому способствовала усобица в Золотой Орде, в которой за тридцать лет сменилось около тридцати ханов. Сама Золотая Орда начала разваливаться на отдельные улусы. Но в эти же годы резко усилилось Литовское княжество. И неизвестно, как бы повернулось дело, и сохранило бы независимость само Московское княжество, если бы не твердая позиция, которую занял митрополит Алексий.

В XIV веке Литва подчинила русские земли до Днепра и повела наступление на Смоленск и княжества по верховьям Оки («верховские княжества»), а также на земли Пскова и Новгорода. Литва становилась серьезным соперником Москвы в борьбе за объединение Руси. Более того, литовские князья начали вмешиваться во внутренние русские дела.

Чудесный случай

Будущий русский митрополит родился в Москве около 1293 года в семье боярина Федора Бяконты. В конце XIII века Федор Бяконт с семьей переехал в Москву из Чернигова и вошел в число ближайших бояр московского князя Даниила Александровича.

При крещении будущего митрополита нарекли Елевферием. Крестным отцом младенца стал сын Даниила, юный княжич Иван, будущий Иван Калита.

В Житие святителя Московского Алексия рассказывается, что в возрасте двенадцати лет с отроком произошел чудесный случай. Однажды мальчик расставлял в поле силки для ловли птиц. Он прилег на землю, уснул и во сне услышал голос: «Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом человеков». Проснувшись, мальчик очень удивился такому сну, но с этого времени задумался над своей жизнью и решил стать монахом. Он выучил грамоту и греческий язык, хорошо изучил священное писание. А в двадцать лет принял иноческий постриг. В монашестве ему было дано имя, которое он услышал во сне — Алексий.

Двадцать лет провел Алексий в монастыре. Около 1333 года московский великий князь Семен Иванович и тогдашний русский митрополит Феогност привлекли его к управлению русской церковью. В 1340 году Алексий был поставлен митрополичьим наместником во Владимире.

В 1352 году Алексия возвели в сан епископа Владимирского. Тогда же великий князь и митрополит направили константинопольскому патриарху грамоту, с просьбой поставить Алексия в митрополиты Киевские и всея Руси после смерти митрополита Феогноста. Через год послы вернулись с положительным ответом. К этому времени великий князь Семен Иванович и митрополит Феогност умерли от эпидемии чумы.

В 1353 году Алексий отправился в Константинополь, где провел около года в ожидании утверждения на митрополичьем столе. 30 июня 1354 года константинопольский патриарх Филофей утвердил Алексия в сане митрополита Русского. Но уже тогда Константинополь проводил двойственную политику по отношению к Руси. Чуть ранее другим патриархом на русскую митрополию был утвержден еще один митрополит — Роман, сына тверского боярина. В 1355 году Алексий снова ездил в Константинополь для решения споров с Романом. В результате некогда единая русская митрополия оказалась разделенной надвое. Было решено, что Алексий останется митрополитом «всея Руси», а Роману достались литовские и волынские епархии с центром в Киеве. Распри с Романом продолжались до его смерти в 1362 году.

Миротворец

Уже при жизни Алексий прославился как чудотворец. В 1357 году он ездил в Орду по приглашению хана Джанибека. Дело в том, что ордынская царица Тайдула лишилась зрения и пожелала, чтобы Алексий исцелил ее. Житие митрополита рассказывает, что 18 августа, в день отъезда, в Москве случилось чудо: в Успенском соборе перед гробом святого митрополита Петра сама собой загорелась свеча. Алексий разделил свечу: одну часть раздал народу, а другую взял с собой. В Орде, возле больной царицы, он помолился и зажег привезенную из Москвы свечу. Затем окропил Тайдулу освященной водой, и та тотчас прозрела. Некоторые историки отмечают, что излечение ханши русским священнослужителем дало Руси несколько лет мирной и спокойной жизни.

В начале 1359 года митрополит Алексий отправился в Киев, но по дороге был схвачен литовским князем Ольгердом, который заключил Алексия под стражу, отнял все имущество и грозился убить. Однако Алексию удалось бежать. В Москву он вернулся только через год. За время его отсутствия умер великий князь Иван Красный, завещав престол девятилетнему сыну Дмитрию Ивановичу. Опекуном над малолетним сыном он назначил митрополита Алексия. До повзросления юного князя Алексий был фактическим руководителем московского правительства. Дмитрия Ивановича он воспитывал как воина и политика, способного объединить русские земли и организовать в будущем отпор Орде.

В начале 1360-х годов митрополит Алексий сделал все, чтобы Дмитрию Ивановичу достался ярлык на великое княжение. Алексию удалось убедить нижегородско-суздальского князя Дмитрия Константиновича отказаться от претензий на великокняжеский стол. И в 1362 году Дмитрий Иванович стал великим князем.

Увещеваниями или же решительными действиями Алексий мирил враждующих князей. Когда князь Борис отнял у своего брата Дмитрия Константиновича Нижний Новгород, Алексий потребовал от него приезда в Москву. Тот отказался. Тогда священники, посланные Алексием, «затворили церкви» в Нижнем Новгороде и вынудили Бориса вернуть брату город.

Стратег

Значительную роль сыграл митрополит Алексий в установлении духовного единства Руси. Действуя целенаправленно и последовательно, он придавал особую роль учреждению и распространению общежительских монастырей. Еще в 1353—1354 годах, при поддержке константинопольского патриарха Алексий предложил инокам подмосковного Троицкого монастыря, основателем которого был преподобный Сергий Радонежский, принять общежительский устав.

Выдвижение на первый план в XIV веке монастырского «общежития» предполагало принципиально иной взгляд на само назначение монастыря. По мысли митрополита Алексия, общежительские монастыри должны были стать центрами, из которых на всю Русь проливался бы свет христианского благочестия. В монастырях, устроенных на правилах «общежития», отменялась частная собственность, вводились общие молитвы, общие трапезы и обязательный труд для каждого инока. Кроме того, ориентированные на Москву, эти монастыри способствовали бы усилению политического единства. К тому же, распространение общежительских монастырей должно было возрождать общинные идеалы и, следовательно, пропагандировать идею национального единства. А устроенные как настоящие крепости, монастыри выполняли и военно-оборонительные функции. Как показала дальнейшая история, митрополит Алексий оказался прав, — духовно-политическая жизнь русского государства во многом строилась вокруг вновь основанных монастырей.

В самой Москве Алексий основал четыре новых монастыря: Чудов, Андроников (на фото), Алексеевский и Симонов. Затем монастырская колонизация двинулась на север и способствовала экономическому освоению края. Ученики Сергия Радонежского во второй половине XIV — начале XV века основали несколько новых монастырей, самыми известными из которых стали Высоцкий в Серпухове, Саввино-Сторожевский в Звенигороде, Благовещенский на Киржаче, Кирилло-Белозерский и Ферапонтовский под Вологдой. Всего же, по подсчетам историка В. Ключевского, в конце XIV — начале XV века возникло 27 пустынных и 8 городских монастырей.

Собиратель

В то время как митрополит Алексий последовательно готовил победу на Куликовом поле и объединял все политические и духовные силы Руси, Константинополь продолжал политику разделения русской митрополии на две части. В 1375 году из Константинополя, еще при живом Алексии, был прислан в сане митрополита Киприан, откровенно ориентированный на Литву и далекий от интересов Москвы. Киприан получил титул митрополита Киевского и входивших в состав Литвы и Польши русских епископств, с перспективой занятия митрополичьей кафедры «всея Руси» после смерти Алексия, пребывающего уже в достаточно почтенном возрасте.

Митрополит Алексий понимал, что объединить все русские земли (в пределах Древнерусского государства) — задача нереальная в тех исторических условиях. Поэтому он собирал тот кулак, который мог стать основой и для освобождения от ордынского ига, и для будущего возрождения Руси. Этим кулаком стали северорусские земли, для которых смягчение ордынского ига или даже полное освобождение от него было первостепенной задачей. Если бы Алексий придавал основное значение объединению митрополии «всея Руси» под своей властью, то он бы не смог решить главную проблему — объединить северорусские земли для борьбы с Ордой. Поэтому Алексий в тот момент не противился разделению митрополии.

В итоге, деятельность митрополита Алексия способствовала объединению сил Северной Руси накануне решающего сражения с татарами на Куликовом поле в 1380 году.

Под наблюдением и руководством митрополита Алексия креп государственный и полководческий талант московского князя Дмитрия Ивановича. Уже в начале 1370-х годов он сумел отразить три разорительных похода литовского князя Ольгерда на Москву, которые вошли в летописи под названием трех «литовщин». В это же время Дмитрий Иванович выиграл и дипломатическую битву, сумев отстоять в Орде свое право на великое княжение, на которое претендовал тверской князь Михаил.

На протяжении всех 1370-х годов Дмитрий Иванович активно поддерживал любые проявления антиордынской борьбы. В результате, в русских землях все более крепла надежда на защиту московского князя в случае столкновения с ордынцами.

Так, в 1374 году нижегородцы уничтожили «посольство Мамая» и тысячу татар с ним, однозначно надеясь на поддержку Москвы. В 1376 году русское войско под водительством воеводы Боброка Волынца взяло город Булгар, бывшую столицу Волжской Булгарии, получив пать тысяч рублей «окупа».

Но в 1377 году последовало чувствительное поражение от татар на реке Пьяне (притоке Суры, впадающей в Волгу, в Мордовской земле). Однако осознание способности противостоять Орде на Руси сохранялось. Это убеждение значительно укрепила победа над ордынским войском во главе с темником Бегичем на реке Воже в 1378 году, одержанная московскими и рязанскими силами. И хотя в следующем году Мамай и опустошил Рязанскую землю, он все же не осмелился вступить в московские пределы.

Так у русских людей произошел важнейший психологический перелом. Со времени монголо-татарского закабаления Руси сменились три поколения. В прошлое ушли страх и растерянность перед завоевателями. Сформировалась воля к освобождению, укрепилось убеждение в возможности победы. Более того, русские князья, ощущая всеобщую, действительно народную поддержку, были готовы к совместным действиям под руководством московского князя.

Но человека, подготовившего победу на Куликовом поле, уже не было в живых: 12 февраля 1378 года митрополит Алексий скончался.

Его похоронили в церкви Архангела Михаила в основанном им Чудовом монастыре. Уже в 1448 году он был канонизирован Русской Православной Церковью. Сейчас мощи святителя Алексия находятся в Свято-Богоявленском Елоховском соборе в Москве.

http://stoletie.ru/zodchiy/61 016 125 441.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru