Русская линия
Русский вестник Николай Селищев16.10.2006 

Рыцари папского храма

Экуменизм имеет своих «прогрессивных», благообразных и велеречивых лжепастырей, чтущих Христа «устами», но не сердцем (Мк., 7, 6). Они нетерпимы к русскому православному сознанию, к соборности, к стремлению сохранить канонический строй Церкви. И нет такой клеветы, на которую не могли бы пойти современные обновленцы.

Один из них — диакон Кураев. Недавно, как ни странно, ему предоставил полосу «Церковный вестник» (N 13−14, с. 12). Кураев обнаружил тех, кто ему мешает, — «православных террористов и инквизиторов»!

Ужели православные где-то бомбу взорвали? Может быть, это сделали столь ненавистные Кураеву бабушки в платочках, мешающие прогрессу приходской жизни? Обвинение чудовищно, и высказано оно было странновато. Ясно, что «православные террористы и инквизиторы» — плод болезненной фантазии Кураева.

А вот папская инквизиция — это не миф, а многовековая история. И современная ватиканская конгрегация вероучения — прямой преемник римского инквизиционного трибунала. Об этом и вообще о сути папства мы и поговорим.

В 1990-х гг., во время войн в Югославии, новые усташи (хорватские католические фашисты) вновь изгоняли сербов с их исконных земель. Униаты разбойничали на Украине. Их покрывала ватиканская конгрегация вероучения. Конгрегацию возглавлял в 1981—2005 гг. кардинал Ратцингер, ныне папа Бенедикт XVI. Теперь православным втолковывают — надо-де крепить сотрудничество с «защитниками традиционных ценностей», с католиками, ведомыми консервативным папой Бенедиктом XVI. Нам превозносят «хранителя ватиканской ортодоксии» (?!) Бенедикта XVI, так же как раньше воспевали папу Иоанна Павла II, всех-де любившего и всегда извинявшегося. Но мы-то помним, что после лицемерных папских извинений неслась лавина папских миссионеров.

Греческая православная газета «Зои» напечатала в N 4000 за 31 мая 2001 г. едкую статью. Как раз тогда папа «извинился» перед православными греками. «Зои» написала о «неизменном троянском коне унии». «Когда уния произвела опустошение, прежде всего в многострадальных землях бывшего Советского Союза, Ватикан её поддерживал, поэтому лицемерно всякое заявление о налаживании отношений и искреннем сближении. Своевременно звучат слова Св. Иоанна Златоуста: «Покаяние есть не то, которое произносится лишь на словах, но то, которое проявляется в делах».

После «оранжевой революции» в августе 2005 г. униаты перенесли свою «кафедру» в Киев, а на протесты православных новый папа Бенедикт XVI вообще не ответил. Лишь задним числом его государственный секретарь заявил, что униаты поступили совершенно правильно.

В 2006 г. униаты Украины шумно горевали по случаю 60-летия Львовского собора 1946 г., упразднившего униатскую «церковь» в пределах СССР. Бенедикт XVI вновь поддержал униатов, направив им 22 февраля 2006 г. послание с весьма странным утверждением — будто именно униаты «остались верными духовными наследниками Владимира и Ольги». Обратим внимание — ни Св. Ольга, ни Св. Владимир, креститель Руси, святыми названы не были! С русско- и англоязычных сайтов папское послание мгновенно убрали, зато на униатской «мове» оно оставалось в интернете долго.

Отчего ветерана гитлеровского вермахта Й. Ратцингера (Бенедикта XVI) нам представляют каким-то выдающимся политиком? Бенедикт XVI лишь повторил в 2006 г. мысли иезуита Савицкого, «духовника» самозванца Лжедмитрия I. Савицкий предложил тогдашнему папе Павлу V в 1606 г. теорию иезуита Поссевина, безуспешно изложенную ещё раньше царю Ивану IV Грозному: «Савицкий смотрит на соединение с Римом не как на новшество, а как на возвращение к вере предков, к вере св. Ольги и св. Владимира. Их обоих он считает истинными католиками, т.к. они жили до Михаила Кируллария и окончательного разделения церквей. Теория весьма простая; однако же, русские упорно не желали её принять. Кроме того, она и не устраняла всех затруднений» (цит. по: Пирлинг. «Дмитрий Самозванец», М., пер. с франц., 1911, с. 285).

Возврат Бенедикта XVI к идеям Смутного времени очевиден. Нынешний папа прямолинеен в отличие от его актёра-предшественника. Никаких съездов «всех религий» в Ассизи, которые любил прежний папа Войтыла. Бенедикт многое решает на частных встречах в замке Кастель Гандольфо. Об этих собеседованиях обычно не сообщают ничего. Такова его недавняя (28.09.2006) встреча с американским закулисным стратегом Киссинджером.

В руках иезуита Ломбарди не только радио и телевидение, как было прежде, но и вся печать Ватикана. Многолетний представитель по печати Наваро-Валс (из соперничающей с иезуитами организации «Опус Деи»), давний сотрудник Войтылы, уволен без объяснений. Весной 2006 г. Бенедикт XVI, приветствуя генерала (главу) ордена иезуитов Кольвенбаха, сказал о «чрезвычайной святости и об особом апостольском рвении» Игнатия Лойолы, основателя иезуитского ордена.

Каков плод политики Бенедикта XVI? Пока только один — он отыскививает униатов со знанием языков отовсюду (даже из Бразилии) и перебрасывает их на Украину. В октябре 2005 г. был объявлен «блаженным» немецкий кардинал Гален, яростный сторонник войны Гитлера с СССР. Недавно украинские униаты подняли вопрос о «беатификации» Шептицкого (кем же он тогда будет — «блаженным иезуитом-униатом из дивизии СС «Галичина»?).

В марте 2006 г. немец-иезуит Верт, глава т.н. «российской епископской конференции», вернувшись из Львова, объявил о папском назначении. Теперь Верт ещё и «ординарий» (т.е. начальник) «византийского обряда в России». Подобных Верту «посланцев» сейчас в России пруд пруди — создают на пустом месте «российскую католическую церковь». Вспоминается знаменитый компьютер Ратцингера, куда он заносил данные на всех католических «отцов» и «сестёр», кардиналов и аббатов ещё в бытность свою префектом конгрегации вероучения (см.: «РВ», N 14, 2005). Из обширных картотек есть кого выбрать и направить с «пастырскими целями». Кто из них только лишь пронырливый агитатор, а кто — лазутчик в сутане? Было же подразделение в абвере, в фашистской военной разведке, — полк «Бранденбург», где все хорошо говорили по-русски и действовали в нашем тылу.

Бенедикт XVI нисколько не скрывает своих замыслов. Во время приезда в родную Баварию в сентябре 2006 г. он выступал перед католическими семинаристами и сказал: «Я уверен, что и на так называемом Западе, здесь, в Германии, и на просторах России мы можем пожать богатую жатву». Цитируя папские слова, «НГ-религии» (20.09.2006) приводит и последовавшие возражения ОВЦС МП.

Нашествие грозит и православной Греции. Глава папистов в Греции Франциск Папаманолис заявил в газете «Энориакес кабанес» (30.04.2006), что число католиков в Греции возросло на 700% из-за открытия границ внутри Европейского Союза. Едут поляки и албанцы, «братья"-католики с Ближнего Востока и даже из Африки. Если на греческом острове Крит в 1972 г. было всего 84 католика, то сейчас — 3500!

Нашествие прикрывается словом «диалог». Против диалога с Ватиканом выступает греческий православный журнал «Ставрос», редактируемый известным богословом Н.Сотиропулосом. «Ставрос» (N 513, июнь 2006 г.) пишет: «Серьёзным препятствием для диалога остаётся уния. Но самое значительное препятствие — отсутствие искренности со стороны папистов. Папизм до сего дня не дал Православным никакого свидетельства своей искренности. Напротив, дал много доказательств вероломства и лукавства. «Развратился» (Тит., 3, 11). И необходимо решительно отбросить диалог. Поскольку паписты не искренни, диалог со стороны Православных есть чистый вздор!».

Я на своём опыте убедился в справедливости выводов «Ставроса». Ещё в 1995 г. русскоговорящий польский ксёндз из московской католической «епархии» сказал мне: «А вы историю плохо знаете — православной церкви не было, когда Русь крестилась в 988 г.!». Я поначалу оторопел. А ксёндз продолжил: «Православная церковь появилась только в 1054 г., когда она откололась от Рима!». Тут мой ответ ксёндзу был краток, и «диалог» немедленно прекратился.

Никакая дата (в том числе и 1054 г.) не исчерпывает всей глубины исторических событий. Например, архиепископ Св. Иларион (Троицкий) (+1929) вообще не составлял хронологического перечня нашего расставания с западным миром. Он говорил о разном типе мышления: «Не напрасно, Друг мой, некоторые историки искусства готический стиль называли стилем немецким; французы от этого стиля открещивались ещё в XVIII веке. Да, не напрасно, потому что немецкую душу рационализм захватил, кажется, больше, чем всякую другую. Это ведь немцы задумали подменить богословие богословской наукой. Это ведь немцы в философии не пожалели мира ради торжества отвлечённой мысли. Типичный немец Кант обратил весь мир в непонятное и непостижимое Ding an sich /"вещь в себе"/. Славянин по природе не рационалист. Славянину рационализм противен… Но Ты, мой сердечный друг, может быть, мне возразишь: «Неужели вся религиозная жизнь на Западе подменена схоластикой и рационализмом? Разве там нет мистики, чувства?». О, несомненно есть, но только и на мистике и на религиозном чувстве у Запада лежит нездоровый отпечаток» (цит. по: Архиепископ Иларион (Троицкий). Церковь как союз любви. М., издание Свято-Тихоновского Богословского института, 1998, с. 340).

Сходные мысли высказывал и наш выдающийся византинист Ф.И.Успенский: «Никто не может отрицать слишком отмеченного историей и опытом явления, что те славянские племенные группы, которые оказались подчинёнными греческому обряду и восприняли плоды кирилло-мефодиевской миссии, действительно формируют своё религиозное и нравственное мировоззрение иначе, чем те группы, которые исповедуют латинский обряд. Может быть, следует даже поставить вопрос шире и сказать, что есть национальные характеры, совершенно приспособленные для усвоения католицизма, и, напротив, такие, которые не чувствуют влечения к внешним формам католического обряда и к миссии католического духовенства. Поэтому следует думать, что в разделении Европы на католическую и православную участвуют гораздо более важные элементы и глубже лежащие причины, чем честолюбие Фотия или каприз Михаила Кируллария» («История Византийской империи. Период Македонской династии (867−1057)», М., 1997, с. 140).

Итак, Св. Иларион (Троицкий) пишет о «рационализме» и схоластике Запада, о «нездоровом отпечатке» западной мистики, а Ф.И.Успенский говорит о «внешних формах католического обряда». Внешность и оболочка тщательно рассчитаны на привлечение людей под власть папы. Узаконенная возможность обосновать что угодно ради прихотей очередного папы (схоластика), причём под вывеской «богословской науки», — корни Запада. Отсюда и «папская непогрешимость», и уния, и иезуитство возникают сами собой.

Приведу ещё одну мысль Успенского: «… кирилло-мефодиевская миссия нанесла большой удар католицизму и по настоящее время составляет сильную преграду для распространения римского обряда и германизма в его движении на Восток» (с.140). Вот откуда нетерпимость к церковно-славянскому языку и страстное преклонение перед латиницей у обновленцев, космополитов и папистов. Если мы отвергаем самодельные «переводы» с церковно-славянского на разговорный русский, то мы «отсталые», «тянем Церковь назад». Если папа Бенедикт XVI призывает глубже изучать латынь, разрешает служить мессы на латыни, — это от «просвещённости» и «цивилизованности»! Латынь гораздо дальше отстоит от итальянского и испанского, чем церковно-славянский от русского. Но увлечение латынью — «любовь к традиции», а привязанность к церковно-славянскому — это «страсть к мёртвой букве»!

Ненависть к России, к русскому Православию, к Православию вообще — стары как мир. Вспомним чтимого в Греции Св. Макария Патмиоса (1688 — 1737) (монаха монастыря Св. Иоанна Богослова на Патмосе и основателя Патмосской богословской школы в Греции), его слова о папистах. Ведь хоть времена и меняются, духовный деспотизм остается неизменным, старой закалки. Св. Макарий писал, что надо избегать «паполатрас» (поклонников папы), не сохранивших учение Христа, лишенных благодати Св. Духа, «не верующих более во Христа, но в Папу, не хотевших знать, что решили Апостолы, какие догматы установили Соборы, что написали вселенские учителя, но что решил Папа? Что написали схоластики? От таких бегите, как от змей». Основным принципом Св. Макария Патмиоса было: «Мы не имеем никакого общения с папопоклонниками» (цит. по: Архимандрит Георгий (Капсанис). Борьба монахов за Св. Православие. Св. Афон, 2003, на греч. яз., с. 326, 329).

В самом деле, отчего паписты негодуют, когда их называют папистами, папопоклонниками? Разве папа — не сердцевина их жизни, их «церковного» устройства, их мыслей, их мечтаний? Разве «Российская католическая газета» (N 26, 1997) без малейшей иронии не написала на первой странице жирным шрифтом: «Папа исполняет в Церкви множество обязанностей. Прежде всего, он — наместник Христа и пастырь вселенской церкви».

На деле всё обстоит ещё более вызывающе. В 2003 г., по свидетельству благочестивых могилёвских монахинь, совершавших паломничество на Украину, киевские униаты называли папу римского «равным Христу», безуспешно пытаясь этим заманить православных в «свои» храмы. Уже тогда старинные православные церкви на Украине передавались униатам. Лживая вкрадчивость — вот тогдашнее оружие униатов и иезуитов.

Даже католическое радио в Москве (т.н. «Христианский церковно-общественный канал») в 2003 г. привело свидетельство английского профессора Даффе, побывавшего в Риме. Даффе сравнил папу с управленцем транснациональных корпораций, которому более не мешают старые, уже исчезнувшие, монархии. Даффе был неприятно поражен тем, что все римские «падре» и кардиналы по любому поводу цитируют папу римского, восхищаясь его мудростью и красноречием.

Русский философ И.А.Ильин писал о следствии волевого подчинения внешнему авторитету у католиков — об иезуитской «морали», об их «богословии», когда цель оправдывает средства, разрешает применять любые из них. Это — тайна Ватикана, и недаром, когда в феврале 1925 г. И.А.Ильин работал в библиотеках Флоренции над трудами иезуитов, готовя свой труд «О сопротивлении злу силой», Ватикан прислал к нему «падре» Абрикосова, «экзарха» русских католиков-эмигрантов, — с настоятельной просьбой вообще иезуитов не касаться и, уж во всяком случае, не писать об их учении об оправдании средств целью, тем более, как уверял «падре» Абрикосов, у иезуитов и нет такого учения (И.А.Ильин. Письма, мемуары (1939−1954). М., 1999, с.356−359).

Но Ильин не послушался советов из Ватикана и в своей работе «О сопротивлении злу силой» подробно разобрал труды иезуитских авторитетов. Он говорил так: «Опираясь, по-видимому, так же, как и Лютер, на ветхозаветное представление о Боге, согласно которому Божество мыслится как совершенство силы, а не как совершенство любви и добра (подчёркнуто Ильиным. — Н.С.), иезуиты допускают возможность того, что Бог может поручить или позволить человеку совершение дурных дел». Например, иезуиты Бузенбаум и Алагона обосновывали возможность «по повелению Божию» совершать убийство невиного, красть, развратничать. Иезуит Эскобар-а-Мендоза провозглашал: «… ибо цель сообщает деяниям их специфическую ценность, и в зависимости от хорошей или дурной цели деяния делаются хорошими или дурными». На это Ильин возражал: «Благая цель не «оправдывает» и не «освящает» неправедного средства» (И.А.Ильин. Собрание сочинений. Т.5. М., 1996, с. 197, 201).

Эту связь между иезуитством и католичеством ещё ранее Ильина отметил в 1849 г. наш выдающийся дипломат, поэт и мыслитель Ф.И.Тютчев (+1873): «Между иезуитами и Римом связь истинно органическая, кровная. Орден Иезуитов концентрированное, но буквально верное выражение Римского католицизма; одним словом: это сам Римский католицизм, но на положении действующего и воинствующего». Тютчев называл иезуитов «великими преступниками против христианства, потому что дух личного эгоизма, человеческой я (выделено Тютчевым. — Н.С.) обладает ими, не отдельными единицами, но ими как орденом».

Конечно, явные и тайные паписты отмахнутся. Тютчев был поэт, «влюбчивая натура», «преувеличил». Иван Ильин был эмигрант, стало быть, «озлоблен и одинок». И тоже «сгустил краски».

Но вспомним события 1750-х — 1760-х гг. в Западной Европе. Католические монархии, пустившие иезуитов в свои дворцы и исповедальни, обнаружили, что «набожные» иезуиты — тайное общество. Не считаются ни с какими законами и подчиняются только своему руководству в Риме. Обманывают, мошенничают, интригуют.

В 1758 г. католические монархии, недовольные произволом иезуитов, погрязли в интригах конклава. К неудовольствию Франции, большой друг иезуитов кардинал Кавалькини был избран папой.

Узнав об этом, французские кардиналы заявили, что их король Людовик XV накладывает вето (запрет) на избрание Кавалькини. По другим известиям, французы сами не высказались против нового папы, попросив кардинала-посла Австрии наложить вето от имени австрийской императрицы Марии-Терезии. Кардинал Альбани, из старинной семьи закулисных римских дельцов, уже поцеловал руку новому папе Кавалькини. Кардиналы пропели «Ангелус» — торжественный гимн по-латыни. Но вдруг — монаршее вето! Кардинал Альбани устремился к кардиналу-послу Франции, чтобы устранить вето. А французский кардинал-посол сделал вид, что он тут ни при чём и что всё это — почин Австрии. Монаршее вето лишило кардинала Кавалькини папского трона. Вновь разгорелись страсти.

Перебирали многих, даже предлагали в папы 89-летнего кардинала д’Эльчи, главу коллегии кардиналов. Но иезуиты постепенно, чтобы не встревожить Францию, продвигали венецианского кардинала Реццонико. Наконец, австрийская и французская монархии сошлись на венецианце, раз он мало известен и далёк от римских дел. Испания не возражала. Монаршего вето не последовало, и Реццонико стал папой Климентом XIII (1758−1769) (см. фото). Он оказался самым ярым защитником иезуитов, фанатичным, но осмотрительным.

Как ему удалось обмануть искушённую французскую дипломатию? Загадка! Возможно, сказалась редкая многолетняя выдержка — Климент XIII, ещё будучи десятилетним ребёнком, начал изучать философию и ораторское искусство под руководством иезуитов.

Всеобщий обман и подлоги на конклаве 1758 г. показывают — чего стоят и нынешние утверждения, что папу римского, якобы, «избирает Св. Дух»?! Такое богохульство — прямое следствие учения о папской «непогрешимости», чисто рационалистического и политически выгодного. Это — «презумпция невиновности», соединённая с «неподсудностью», только в мнимо-религиозных одеяниях. Для сугубо мирских, земных целей.

Климент XIII убеждал поляков не смягчать гнёта. В 1767 г. наш посол в Речи Посполитой Н.В. Репнин силой добился от сейма уравнения православных в правах с католиками. К работе по выработке акта Репнин привлёк и архиепископа Могилёвского Георгия (Конисского) (канонизирован в 1993 г. Московским Патриархатом). Ещё в 1765 г. владыка Георгий произнёс по-латыни речь перед польским королём о вопиющих гонениях на православных. Речь была издана в Петербурге, переведена на польский, немецкий, французский языки и стала широко известна в Европе. Климент XIII прекрасно знал, что творилось в Речи Посполитой. Тем не менее через своего нунция Висконти папа поднял против России мятеж польской шляхты. Мятеж пришлось подавить. О том тяжком времени сказано в акафисте святителю Георгию, Архиепископу Могилёвскому и Белорусскому (см.: изданный по благословению приснопамятного архиепископа Максима (+2002) Могилевского и Мстиславского «Православный церковный календарь 2002», с. 100−117).

Климент XIII известен хвалебными словами об иезуитах: «Пусть будут, как есть, или совсем не будут». Его называли «последним средневековым папой», решившимся на разрыв с королевской Францией из-за иезуитов.

В 1762 г. парижский парламент (суд) осудил иезуитов как «явно виновных во все времена» в «симонии, богохульстве, святотатстве, астрологии, безбожии, идолопоклонстве, суеверии, распутстве, клятвопреступлении, лжесвидетельстве, нарушении должностных обязанностей судей, в воровстве, матереубийстве, убийстве, цареубийстве, в благоприятствовании арианизму…» и другим ересям. В том числе — «des Marseilais» (т.е. — «марсельцев»).

Кто такие «марсельцы» и что у них была за ересь? По-гречески Марсель — «Массалиа». Во «Всеобщей церковной истории» архимандрита Василия Стефанидиса (6-е изд., Афины, 1998, с. 159, 252−254, 421, 422, 571) находим, что «мессалианцы» («массалианцы») — это секта халдейского происхождения, гностики IV в. из Месопотамии. Потом они перебрались в Малую Азию, где византийские императоры начали на них гонения. Их разновидность — т. н. «богумилы» (в Болгарии с Х в.), тайные оккультисты, признававшие некое «божество» с именем «сатанаил» и отвергавшие церковные таинства, богослужение, почитание святых, их мощей и икон.

Спасаясь от православной Византии, «мессалианцы» попали в Западную Европу, на юг Франции, где дали начало тайному обществу «катаров». Стефанидис считал, что, несмотря на разгром «катаров» в XIII в., они до конца не исчезли, уцелев до XI в., до появления протестантизма. Помимо халдейских гностиков «мессалианцев», Стефанидис называет ещё и еретиков VI в. «массалианцев», гнездившихся вокруг Марселя (Массалии) и отвергавших Божию благодать.

Сходство антихристианских учений «мессалианцев» и «массалианцев» привело к тому, что названия этих сект стали синонимами.

Несомненно, Западная Европа имела свои тайные очаги оккультизма. Французский журнал «Пуэн» (10.08.2006) хотя и защищает катаров, но приводит ряд ценных фактов. Первые катары были сожжены в 1022 г. в Орлеане по приказу французского (парижского) короля Роберта II. (Раз катары во Франции были одновременно с «богумилами» в Болгарии, то Стефанидис, вероятно, ошибается, считая только «богумилов» корнем катаров.) Весь юг и юго-восток Франции «Пуэн» называет «страной катаров» в 1150—1300 гг. Заметим, что, поскольку речь идёт о Средиземноморском побережье с его космополитическими колониями, то мысль Стефанидиса о передаче ереси «мессалианцев» на запад через торговые сношения и крестоносцев (с 1098 г.) — вполне правильна. «Пуэн» пишет, что катары, спасаясь от короля Филиппа I Красивого, тайком перешли в Ломбардию (ныне — север Италии).

Известна связь «катаров» с ростовщическим антихристианским военным орденом тамплиеров, уничтоженным Филиппом I Красивым в 1312 г. Отчего парижский суд в 1762 г. обвинил иезуитов в ереси «des Marseilais» (т.е. «мессалианцев»)? Не намёк ли это на связи иезуитов с тайными остатками тамплиеров? Тамплиеры — это «рыцари храма», от французского temple («тампл») — «храм».

Л.Тихомиров в «Религиозно-философских основах истории» (М., 1997, с. 400−418) подробно пишет о тамплиерах, их связях с катарами. Он упоминает «страшные слухи», ходившие в народе о катарах, будто бы поклонявшихся дьяволу и «предававшихся свальному греху». «Совершенно сходные слухи ходили на Востоке о мессалианцах», — отмечает Тихомиров. «Народные рассказы о катарах и мессалианцах напоминают некоторые обвинения против тамплиеров, оставшиеся невыясненными… Но и того, что было выяснено, достаточно для того, чтобы видеть крайнюю извращённость тамплиеров во всех отношениях, как нравственных, так и социально-политических. Уничтожение ордена составило заслугу перед человечеством. Но вполне ли он был уничтожен?» (с. 417−418).

Никто пока не обратил внимания, что папа Иоанн Павел II просил прощения у всех — у иудеев, у магометан, у православных (со Всемирной лютеранской федерацией он заключил сделку в 1999 г.), но не просил прощения у тамплиеров. Ведь в Шотландии и США до сих пор открыто действуют «светские» тамплиеры. По-английски они обозначаются буквами К.Т. (Knights Templars) — «рыцари храма», «храмовники», или только буквой Т. Сходно в итальянском — i T (от i caValieri Templari), в испанском — los Templarios, в немецком — Tempelherren, Tempelritter. Тихомиров отмечает: «… вообще тамплиеры явились образчиком для целого ряда других рыцарских орденов» Запада (с. 402).

Почему за папу Климента V, упразднившего орден тамплиеров в 1312 г., не покаялись ни Иоанн Павел II, ни Бенедикт XVI? Может быть, потому, что трудно просить прощения у самого себя?

И кто сейчас главный тамплиер? Обратим внимание, что положение тамплиеров внутри папского мира — полная копия положения иезуитов. Тамплиеры были совершенно независимы от местных «епископов» и кардиналов, подчинялись лишь только самому папе и своему магистру (XII — начало XIV вв.). Иезуиты — тоже «государство в государстве». Они не подвластны местным «епископам» и кардиналам и подотчётны лишь папе и своему генералу (с XVI в. по сей день).

Старые католические монархии, понимая это, стали изгонять иезуитов. В 1759 г. их выслали из Португалии, в 1764 г. из Франции, в 1767 г. из Испании, в 1768 г. из Неаполя и Пармы. В феврале 1769 г. католические монархии потребовали у Климента XIII созыва всех кардиналов для обсуждения одного вопроса — упразднения ордена иезуитов. Не пережив унижения, Климент XIII в ту же ночь умер от кровоизлияния в мозг. Из противопоставления «пусть будут, как есть, или совсем не будут» (об иезуитах) Климент XIII выбрал первое — «пусть будут, как есть».

Его преемник папа Климент XI (1769−1774) выбрал второе — «или совсем не будут» и под давлением католических монархов упразднил орден иезуитов в 1773 г. Отчего умер Климент XI — тайна. Следующий папа Пий I (1775−1799) осторожно держался формулы «или совсем не будут». Но уже Пий II (1800−1823) вспомнил правило Климента XIII — «пусть будут, как есть», восстановив орден иезуитов в 1814 г. Так оказался прав Тютчев — иезуитство — это концентрированный и воинствующий римский католицизм.

В Первой мировой войне (1914−1918) Ватикан всецело поддерживал Австро-Венгрию, католическую монархию Габсбургов. Они достигли в 1867 г. примирения между австрийцами и венграми за счёт славянства. Позже Габсбурги добились и соглашений австрийцев с евреями, с поляками, с частью чехов. Но старинная чешско-немецкая вражда подтачивала Австро-Венгрию, распаляясь до побоищ на улицах городов, в университетах. За папство и союз с немцами стояли крупные чешские землевладельцы во главе с графом Клам-Мартиницем.

Когда русофилов истребляли в австрийских концлагерях Талергоф и Терезин в 1914—1917 гг., то на все жалобы заключённых папский нунций в Вене не отвечал. Папа Бенедикт X (1914−1922) закрывал на это глаза. Эмигрантский историк Н.И. Ульянов в «Истории украинского сепаратизма» (Нью-Йорк, 1966; М., репринт, 1996) пишет, что вся русофильская интеллигенция была тогда уничтожена и что зверства австрийцев «не уступали по жестокости гитлеровским» (с. 212, прим. 169).

В декабре 1916 г. новый император Карл I Габсбург назначил главой правительства Австро-Венгрии графа Клам-Мартиница. У Клам-Мартиница было два лица — для чехов он был Индржих (чешское имя), для немцев — Генрих Карл Мария (немецкое имя). В своё правительство Клам-Мартиниц включил и ярого русофоба польского историка М. Бобжинского, до войны изобретавшего «украинство» в Галиции. Всю Сербию и Черногорию в это время захватили австрийцы. Будущий Сербский Патриарх, тогда — митрополит Черногорский Гавриил (Дожич) (+1950), был схвачен австрийцами в Пече во время богослужения и отправлен к концлагерь под Будапештом.

Политика Карла I Габсбурга («беатифицирован» Иоанном Павлом II в 2004 г.) и Клам-Мартиница — это политика папства и иезуитов. Цель — разгромить православные монархии Россию, Сербию, Черногорию, расчленить их, создав очаги любого сепаратизма, но ни в коем случае не допускать антинемецкого национализма.

В июне 1917 г. чешские добровольческие части в составе русского 49-го армейского корпуса нанесли сильнейший удар по австро-венгерским войскам в Галиции, восточнее Львова. Историк А.А.Керсновский назвал наступление русских 7-й и 11-й армий «пятой галицийской битвой», а успех чехов в рядах 49-го армейского корпуса — «крещением молодой чехословацкой армии» («История русской армии». Т. 4, М., 1994, с. 284). Когда чехи уже открыто боролись с Габсбургами, и последние после наших побед были обречены, Клам-Мартиниц спасал австрийскую монархию и боролся с Россией. Спустя три дня после нашего наступления Клам-Мартиниц ушёл в отставку, но пронемецкого рвения не потерял. В 1917—1918 гг. он был австрийским оккупационным губернатором Черногории. Чехи не любили Клам-Мартиница. Он умер в Австрии в своём горном замке в 1932 г.

Папство и иезуиты подрывали Югославию и Чехословакию — государства, возникшие на развалинах католической империи Габсбургов после Первой мировой войны. Усташи — хорватские фашисты (либо иезуиты, либо францисканцы) — получали деньги и оружие от фашистских Италии и Германии. Договоры Ватикана с Муссолини в 1929 г. и Гитлером и в 1933 г. — вот основа Второй мировой войны. Уже в 1934 г. усташи убили в Марселе короля Югославии Александра I Карагеоргиевича, твёрдой рукой защищавшего православный сербский народ.

Так сбывались слова нашего знаменитого профессора-протоиерея А.М.Иванцова-Платонова (+1894): «Наконец, иезуиты в теории и на практике проводили безнравственное начало, что добрая цель оправдывает и освящает всякие недобрые средства. Поэтому, согласно со смыслом их учения, самые тяжкие преступления, — ложь, обман, грабительство, тайное убийство, заговор, возмущение, цареубийство — могли считаться невинными, если совершились на пользу церкви — для славы Божией (ad majorem Dei gloriam)».

Вот почему в мировых потрясениях мы должны видеть не произвол отдельных одиозных личностей, а находить тайную систему, столь же методичную, сколь и безнравственную.

В королевской Югославии воду мутил «архиепископ» Степинац, бывший подпоручик австрийской армии и выпускник Григорианского (иезуитского) университета в Риме. В республиканской Чехословакии — словацкая «народная» католическая партия во главе с Тисо. При Габсбургах Тисо был капелланом, в Первой мировой войне — полковым «священником» австрийской армии, затем — «духовником» и профессором теологии. Этот опытный агент Ватикана нанёс удар в спину Чехословакии в марте 1939 г. Тогда Тисо объявил Гитлера «защитником» словацкого народа и стал «президентом» марионеточной Словакии при немцах (1939−1945 гг.).

Его «католический национал-социализм» восхвалял Степинац, направлявший (как «военный викарий») усташский террор против православных сербов в 1941—1945 гг. Степинац одобрял нападение Гитлера на нас, мечтая окатоличить и поработить Россию. Одновременно Шептицкий сговаривался с абвером и «благословлял» дивизию СС «Галичина» в 1941—1944 гг.
В 1998 г. папа Иоанн Павел II объявил Степинаца «блаженным». Теперь нам навязывают «покаяние» за Львовский собор 1946 г., чтобы мы забыли, как униаты прислуживали Гитлеру. В сентябре 2006 г. Ватикан объявил об открытии некоторых документов из архивов папы Пия XI (1922−1939) и его государственного секретаря Пачелли, позже папы Пия XII. Новые документы говорят, якобы, о неприятии папством фашизма. Ясно — это переписывание истории начато ещё по приказу Иоанна Павла II, обмолвившегося, что Пий XII (1939−1958) был хорошим папой. Теперь в Ватикане допускают «беатификацию» Пия XII в будущем. Его официальный союз с Муссолини, Гитлером и усташами даже не упоминается. Так Ватикан пересматривает итоги Второй мировой войны, пытаясь зачеркнуть нашу великую Победу 9 мая 1945 г.

Слова Успенского, что кирилло-мефодиевская миссия — давнее препятствие на пути католицизма и германизма, — хорошо были усвоены Римом. Мир сейчас или война, Рим не откажется от своих лицемерных захватнических планов. Нам надо думать не о «диалоге», который есть «чистый вздор», по верному замечанию богослова Сотиропулоса, а о «противлении злу» — по Ивану Ильину.

Н. Селищев, член Русского Исторического общества

http://www.rv.ru/content.php3?id=6530


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru