Русская линия
Новая политика Андрей Арешев12.10.2006 

Нужны ли России иммигранты?

Проблема нелегальной миграции, как и неизбежно сопутствующего ей криминала и роста межэтнической напряженности, оказалась в фокусе общественного внимание после событий в Кондопоге. Ситуация, сложившаяся в этом карельском городке, типична для всей России, и происходившее там является скорее правилом, чем исключением. Подлинные причины трагических событий по старинке постарались замять, а один видный правозащитник заявил даже, что «ультранационалистические силы пытались превратить… криминальную разборку в национальный конфликт».

Логика развития страны способствует росту взаимного отчуждения между различными группами населения

Солидарны с ним оказались и некоторые представители партии «Единая Россия», на полном серьезе утверждавшие, что причины кондопожских событий состояли исключительно в «преступном переделе бизнеса». Вряд ли подобную позицию можно охарактеризовать иначе как страусиную (и это в лучшем случае). Отсутствие адекватного диагноза и, соответственно, неправильное лечение, может привести лишь к дальнейшему обострению этой и без того весьма запущенной болезни, всерьез угрожающей современной российской государственности. До сих пор российский политический класс в национальном вопросе демонстрировал редкостную оторванность от реальной жизни, от чувств и мыслей «простых россиян». И тем отраднее, что об этой крайне острой проблеме заговорили наконец на уровне высшего российского руководства.

Выступая в ходе заседания Совета по реализации приоритетных проектов и демографической политике, президент России произнес четко и недвусмысленно: «главными на рынках являются полубандитские группировки, которые порой имеют еще и национальную окраску. Все это вызывает справедливое негодование граждан». Путин поручил правительству «незамедлительно принять необходимые решения, регламентирующие торговлю на оптовых и розничных рынках, отрегулировать присутствие там иностранных работников». Эти меры должны, по мнению президента, включать ответственность администраций за нарушение миграционных правил как работниками рынка, так и участниками торговли и ужесточение визового режима по отношению к иностранным гражданам, нарушающим российское законодательство.

Именно таких слов ждали от президента люди, порядком уставшие от постоянных обвинений в «ксенофобии» и чуть ли не в «фашизме», и это при том, что так называемая бытовая ксенофобия традиционно была в нашем обществе явлением маргинальным. Причинами роста этих настроений в последние годы стала, в первую очередь, растущая конфликтогенность этнических диаспор, особенно тех, которые образовались за последнее время, а также отсутствие сколько-нибудь внятной национальной и миграционной политики.

Заметим, определенные силы, занимающие прочные позиции в российском политическом и экспертном сообществе, в ряде СМИ, до сих пор видят основной задачей властей «противодействие антииммиграционизму» в обществе. Сторонники либерального подхода утверждают даже, что «российские иммигранты находятся в совершенно загнанном состоянии» и что «на них держится все строительство, значительная часть сферы обслуживания, торговли, коммунальные службы…» [1]. Такой взгляд является очевидным эмоциональным перехлестом или представления о том, что Москва уже сегодня является «пороховой бочкой».

Пока, к счастью, это еще не так, и есть шанс избежать превращения российской столицы в аналог Парижа с его «арабскими» предместьями, на которые и до прошлогодних беспорядков официальная власть распространялась весьма условно. Тем не менее, вызовы, которые ставит перед российским обществом и государством проблема неуправляемых миграционных потоков, в первую очередь нелегальных, весьма серьезны, и не формулировать на них адекватные ответы означает уже сейчас создавать в отдельных регионах России предпосылки для развития событий по «кондопожскому», а то и по «косовскому» варианту [2].

Феномен миграции в принципе не является для России чем-то совершенно новым. В государстве, имеющем огромную территориальную протяженность на пересечении Европы и Азии при необъятных, мало освоенных людьми пространствах, миграционные потоки существовали всегда. Достаточно привести лишь некоторые примеры. На миграционной основе преимущественно из крестьян, бежавших от крепостной зависимости, формировалось донское и кубанское казачество. Екатерина II переселяла немцев и представителей других народов в Поволжье и Малороссию. Возникали многочисленные русские поселения по окраинам империи — в Сибири, на Кавказе и в Туркестане. Массовыми перемещениями населения сопровождалась столыпинская аграрная реформа. Позже, уже в советский период, колоссальные миграции возникли вследствие гражданской войны; проведение индустриализации и коллективизации означало по сути, управление миграционными потоками в целях экономического и политического развития страны, как оно тогда понималось. Крайним же проявлениям миграции в нашей стране являлся ГУЛАГ и сталинские переселения народов. Впоследствии межреспубликанские миграционные потоки были направлены от «трудоизбыточных» и менее развитых территорий к более развитым и урбанизированным. В целом это явление приветствовалось как форма более рационального распределения трудовых ресурсов, хотя в условиях единого государства, разумеется, достаточно жестко контролировалось.

Новая геополитическая ситуация, связанная с не правовым развалом Советского Союза, породила и новые проблемы. Принципиальное отличие Российской империи и СССР от империй Запада состояло в том, что в России представители всех вновь присоединявшихся народов приобретали права, аналогичные правам представителей государствообразующего этноса, в том числе самое главное право — на участие в управлении государством. Логика развития российской государственности после 1991 г. в духе «демократии» и «рыночной экономики», в условиях отсутствия общегражданской и общенациональной идентичности, объективно способствует росту взаимного отчуждения между различными группами населения [3]. Поэтому странно слышать сегодня от политиков, горячо в 1991 году приветствовавших Беловежские соглашения, призывы, адресованные абстрактной «власти», к скорому и ко всеобщему удовольствию решению всех проблем, вызванных его распадом. Похоже, они слабо представляют также границы «новой России», которые с некоторых пор проходят, напомним, под Псковом и Белгородом, по Кавказскому хребту и казахстанским степям. Многие граждане России также слабо осознают, что скажем Челябинск, ассоциировавшийся в годы войны с глубоким тылом, теперь — приграничная территория. За пределами современных границ Российской Федерации остались десятки миллионов наших соотечественников — не только русских, но и людей русской культуры, в одночасье оказавшихся «чужими» на собственной земле. Несмотря на периодическое проведение разнообразных форумов и громкие заявления, долговременная государственная политика по отношению к соотечественникам по-прежнему отсутствует, как и желание сколько-нибудь осознанно помогать мигрантам в Российскую Федерацию из их числа.

Иммиграцию можно приветствовать лишь в том случае, если она будет адресной и избирательной

К этому прибавляется упорное нежелание, да и неумение выработать эффективные рычаги воздействия на сопредельные страны для реализации своих интересов.

Именно в силу всех этих причин, миграция во всех ее проявлениях является одной из самых сложных на сегодняшний день и трудноразрешимых проблем России. В то же время это часть общемирового процесса, от которого наша страна не может остаться в стороне, как и гораздо более мощные в военном и экономическом отношении державы. Например, прекрасно оборудованная по Рио-Гранде граница США и Мексики ежегодно пропускает десятки тысяч «нелегалов». Что уж говорить о российских рубежах, составляющих тысячи километров искусственных границ с бывшими союзными республиками и на значительном протяжении — абсолютно не обустроенных.

Словом, для нашей страны в полной мере характерны все особенности нынешних международных миграционных потоков, среди которых можно выделить следующие:

— общее увеличение масштабов международной миграции

— рост экспорта и импорта иностранной рабочей силы

— рост нелегальной миграции

— увеличение количества вынужденных мигрантов, связанное с этноконфессиональной, политической нестабильностью, ухудшением экономических условий, прежде всего в странах так называемого «мирового Юга»

— связанный с этим более пестрый религиозно-этнический, политический, культурный, образовательный состав мигрантов

Особенно для России тревожны проблемы, связанные с продолжающимся оттоком мигрантов с высоким уровнем образования и профессиональной квалификации [4], с ростом нелегальной миграции в Россию, а также с отсутствие рассчитанной хотя бы на среднесрочную перспективу, свободной от конъюнктуры «текущего политического момента» политики по отношению к русскому и русскоязычному населению в странах СНГ.

Несмотря на принятие ряда нормативных актов в нашей стране и в рамках СНГ, вопросы законодательного обеспечения прав мигрантов решены еще далеко не полностью. Достаточно упомянуть, что в настоящее время нет даже нормативного определения самого термина «мигрант». В решении Экономического суда СНГ в свое время содержалась рекомендация признать за термином «мигрант» «статус… понятия, включающего в себя все категории лиц, осуществляющих пространственные перемещения, вне зависимости от причин перемещений, их длительности и пространственных границ» [5]. Вместе с тем, употребление термина «мигрант» в подобном контексте в российском законодательстве приведет к тому, что мигрантом будет признаваться любое лицо, осуществляющее любое перемещение. В то же время, само понятие миграции существует только в привязке к причинам пространственных перемещений, их длительности и предполагает пересечение лицом государственных или административных границ.

В системе добровольной миграции следует выделить экономическую и, прежде всего, трудовую миграцию.

Дешевой миграционной политики не бывает нигде в мире

Она представляет собой миграцию физических лиц из одной страны в другую, а также внутри одной страны с целью найма на работу. Как правило, экономический мигрант покидает свою страну добровольно, при этом, в случае принятия решения вернуться на родину, он продолжает пользоваться защитой со стороны своего государства. Наиболее тяжелые как для личности, так и для общества последствия несет вынужденная миграция. Вынужденная миграция так же, как и добровольная, может иметь различные характеристики. Она бывает внешней (лица, ищущие убежище, в том числе беженцы) и внутренней (перемещенные внутри страны лица, вынужденные переселенцы), возвратной и безвозвратной, легальной и нелегальной и т. д.

В Конституции РФ закреплены принципы свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства, однако они зачастую не обеспечены соответствующими социально-экономическими и политическими гарантиями. Возникает необходимость в установлении ограничений в подзаконных актах федерального уровня, в законодательстве субъектов Федерации и конституционные права перестают действовать на уровне правоприменительной практики. Таким образом, миграционная проблема носит не просто правовой, а комплексный характер.

Применительно к России, речь идет прежде всего о трудовой миграции из стран ближнего зарубежья, Китая и некоторых других. Потребность в ней объективно существует и, по некоторым данным, составляет 700 тысяч человек в год в течение ближайших 50 лет [6]. По оценкам представителей ФМС России, такая потребность в иностранных рабочих еще больше и доходит до 1 млн. человек в год. Представляется все же, что эти цифры порядком завышены. Дело осложняется еще и тем, что реальную численность мигрантов из различных государств ближнего и дальнего зарубежья можно оценить лишь крайне приблизительно. Так, по оценкам А. Юнусова, только азербайджанская диаспора в Российской Федерации составляет от 1,5 до 2 млн. человек в зависимости от сезона [7]. Между тем, численность граждан стран СНГ, официально работавших в России (по данным Федеральной миграционной службы) выглядит следующим образом [8]:

Январь-июнь 2004 Январь-июнь 2005
Тыс. человек % Тыс. человек %
Всего 162,1 100 236,5 100
в том числе:



Азербайджан 6,3 3,9 12,2 5,1
Армения 11,8 7,3 19,5 8,3
Грузия 2,6 1,6 2,9 1,2
Казахстан 3,3 2,0 3,1 1,3
Киргизия 5,3 3,2 10,7 4,5
Молдова 19,7 12,2 24,2 10,2
Таджикистан 14,2 8,8 34,9 14,8
Туркмения 0,2 0,1 0,3 0,1
Узбекистан 16,3 10,0 33,9 14,3
Украина 82,5 50,9 94,8 40,1

«Достоверность» этих данных говорит сама за себя и является закономерным следствием нерешенности множества проблем, связанных с миграционной политикой. Согласно экспертным оценкам, численность только нелегальных мигрантов, находящихся на территории России, составляет 5,5 млн. человек. Из них 3,5 млн. занимаются незаконной трудовой деятельностью. Чемпионом по числу гастарбайтеров стал Московский регион, где живут и работают около 3 млн. «гостей», что составляет почти шестую часть населения Москвы и Подмосковья [9]. Помимо явного криминала среди них, безусловно, есть немало (или даже большинство) людей, попавших в подобную ситуацию не по своей воле.

Рыночная экономика подразумевает изначальную заинтересованность предпринимателя в максимально дешевой рабочей силе, источниками которой и выступают, прежде всего, находящиеся в «теневом секторе» нелегальные мигранты. Многие специалисты даже считают, что это в известной степени является преимуществом российской экономики. Однако неразбериха, нечеткость процедур натурализации иммигрантов в конечном итоге наносит куда больший ущерб и государству, и обществу, и экономике. Иммиграцию в Россию можно приветствовать лишь в том случае, если она будет адресной и избирательной.

В ходе выступления на заседании Совета безопасности 17 марта 2005 г., посвященного проблеме миграции, президент России поставил задачу «сформировать новые дополнительные условия для привлечения в Россию людей, способных внести позитивный вклад в развитие нашей страны» и отметил, что «иммиграционный фактор крайне важен» [10].

Предложения от Федеральной миграционной службы — органа государственной власти России, находящегося в ведении МВД и непосредственно занимающегося процессами миграции — не заставили себя долго ждать. В частности, в ФМС России выступили за принятие закона о внешней трудовой миграции. Предлагалось перейти с разрешительной регистрации граждан на уведомительную.

Предложения ФМС озвучивал заместитель ее руководителя Ю. Демин: «необходимо законодательно создать условия для того, чтобы обеспечить их приезд в те регионы, которые в них нуждаются… Размещать иностранную рабочую силу необходимо там, где это выгодно стране». Коснувшись проблем миграционного контроля, чиновник подчеркнул, что «сейчас нереально осуществлять его на границах». «Сейчас мы делаем крен на внутреннем и миграционном контроле», сказал он. По словам представителя ФМС, «в правовом регулировании трудовой миграции доминирующим фигурантом должен стать работодатель — он должен отвечать за все» [11].
Легализация иностранцев должна сопровождаться мерами по их социальной адаптации

Однако это невозможно без пересмотра действующих сегодня крайне низких штрафных санкций за нелегальный прием на работу, а также действующих налоговых схем (единый социальный налог и т. д.).

Некоторое время среди прорабатываемых законодательных предложений присутствовала также весьма радикальная идея по объявлению полной иммиграционной амнистии, то есть легализации всех граждан иностранных государств, незаконно проживающих и работающих в настоящее время в России. Сейчас, к счастью, о ней уже, кажется, не вспоминают.

Представляется, что легализация части уже приехавших и живущих в стране иностранцев должна сопровождаться комплексными мероприятиями по их максимальной социальной адаптации в России, изучению русского языка и т. д. Нужно в полной мере пользоваться таким инструментом демократического государства, как депортация нарушителей российских законов в страны постоянного местожительства, а также механизмами, связанными с квотированием. На эту проблему президент тоже обратил внимание в своем выступлении на совещании, посвященном реализации национальных проектов. Возможно, стоило бы подумать также о законодательном ограничении вывоза иммигрантами за рубеж заработанных ими денег. Ведь в настоящее время, по оценкам МВД России, ежегодно легальные и нелегальные гастарбайтеры вывозят из страны порядка 12 млрд. долларов. По показателю вывоза денег «чужими» работниками Россия входит в первую тройку стран [12].

Регулирование миграции, в том числе внутренней, ни в коем случае не должно сопровождаться созданием этнически замкнутых поселений, как это зачастую происходит в центральных областях России. Опасная тенденция с образованием национальных «гетто» начинает все больше проявляется и в больших городах. Надо ясно понимать, что наличие комплекса прав и свобод человека и гражданина (включая предусмотренное российским законодательством право на национально-культурную автономию) отнюдь не входит в противоречие с такими мерами, как жесткий контроль за миграцией, регулирование миграционных отношений с использованием не только механизмов реализации прав мигрантов, но и механизмов их ответственности. В большинстве стран в этой сфере проводится строго регламентированная политика, которая представляет собой систему специальных мер, законодательных актов и международных соглашений (двусторонних и многосторонних) по регулированию миграционных потоков, преследующую как экономические, так и демографические цели.

Миграционная политика потенциально является еще и мощным инструментом консолидации между странами Содружества Независимых Государств. Люди, приехавшие из государств Содружества, потенциально способны серьезно укрепить интеграционные связи (этот фактор до сих пор отличает Россию — правопреемницу СССР, от той же Франции с гражданами арабского происхождения). Их благополучное законное трудоустройство и нормальная социальная жизнь могут стать одним из важнейших факторов укрепления сотрудничества с нашими ближайшими партнерами.

Разумеется, любые серьезные попытки изменить положение в сфере миграции потребуют немалых финансовых затрат, однако дешевой миграционной политики не бывает нигде в мире. Непродуманная миграционная политика способна еще больше «разогреть» существующие, в том числе и латентные, конфликты на разных уровнях: между обществом и государством, между федеральной властью и властью в субъектах Федерации, между коренным населением и мигрантами, между различными этническими группами.

В регулировании миграционных отношений остро стоят проблемы партнерства между различными секторами общества, создания эффективных механизмов согласования взаимных интересов. К сожалению, на традиционные институты «гражданского общества» надежд пока немного. Большинство средств массовой информации в действительности превратились в «кривое зеркало» и неадекватно отражают происходящие процессы, в том числе и в миграционной сфере и тесно с ней связанной сфере межнациональных отношений. Для некоторых изданий любой инцидент с участием мигрантов — не более чем хороший повод поднять тираж и заработать побольше денег. Другие подменяют серьезный анализ проблем, связанных с миграцией, навешиванием ярлыков вперемешку с истеричными воплями о «русском фашизме» и «ксенофобии». Некоторым «оппозиционным» журналистов, похоже, невдомек, что в российском уголовном кодексе нет статьи за убийство таджикской девочки или африканского студента, а есть статья за убийство. Недалеко от СМИ ушли и политические партии, рассматривающие любую проблему, в том числе миграционную, едва ли не исключительно с точки зрения привлечения дополнительных голосов. Чего стоит, например, заключение инициированного «Единой Россией» так называемого «Антифашистского пакта», который истерично призывает бороться с «фашизмом», но никак не дает ясного понимания подлинных причин негативных явлений в межнациональных отношениях? Из этой же серии и призывы члена Общественной палаты Валерия Тишкова закрыть интернет для лиц, которых он провозглашает по собственному усмотрению «русскими националистами» и «фашистами"…

Представляется, что широкая общественная дискуссия, с привлечением представителей экспертного и научного сообщества, общественных организаций и объединений могла бы сыграть немалую положительную роль в процессе формирования новой Концепции национальной политики, адекватной миграционной политики и всего комплекса мероприятий в этой важнейшей для общества и государства сфере. Если русские по-прежнему будут чувствовать себя униженными и незащищенными в собственной стране, вряд ли от этого выиграют остальные населяющие ее народы.



[1] Валерий Тишков: «Мы получим ответный удар». Независимая Газета 9 ноября 2005 г.

[2] Например, авторы проведенного в 2003 г. социологического исследования пришли к выводу, что тема под условным названием «засилье кавказцев» передвинулась в сознании москвичей с 5-го на 1-е место в списке проблем, которые, по их мнению, нужно решать безотлагательно. Все большую роль начинают играть слухи — традиционные предвестники межнациональных конфликтов (rosbalt.ru)

[3] При всех несхожести стран, уместно вспомнить пример Ливана. До гражданской войны там, по определению французского социолога Д. Броди, «возникла культура, которая была пронизана индивидуализмом и безразличием до такой степени, что ливанцы представали в глазах друг друга чуть ли ни [как] посторонние торговцы, готовые существовать при любом режиме, если это не мешает делать деньги. Подобная культура, начинающаяся с колыбели и далее развиваемая в аудиториях школ и университетов, рано или поздно должна была пасть вместе с распадом самой цитадели». Цит. по: Дадиани Л. Я., Шумихин А. Ю. «Ливанизация» как модель этносоциальной конфликтности и положение в зоне Кавказа: сопоставит. анализ / Рос. науч. фонд. Моск. отд-ние. — М., 1994.

[4] Подробнее см.: Страхов В. Н. Российская наука у критической черты // Наука и технология в России. 2002. N 2−3.

[5] Решение Экономического Суда СНГ от 11 сентября 1996 г. N С-1/14−96

[6] См., напр.: А. Чудодеев. Пролетарии всех стран. Итоги (Москва), 2005 г., N 14

[7] Выступление на семинаре в Центре Карнеги, 16 ноября 2005 г.

[8] http://www.regnum.ru/news/543 964.html

[9] Вестник Форума переселенческих организаций. 2005. — N 3.

[10] http://www.kremlin.ru/text/appears/2005/03/85 300.shtml

[11] РИА «Новости», 22 марта 2005 г.

[12] «Новые Известия», 23 марта 2005 г.

http://www.novopol.ru/material12238.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru