Русская линия
Столетие.Ru Максим Кустов12.10.2006 

«Крестьянская война» Бориса Моисеева — 2. Часть 1
Незнание предмета приводит к искажениям в радиоэфире

В предыдущей статье «Крестьянская война» Бориса Моисеева" автор привел несколько примеров поразительного исторического невежества, становящегося характерной приметой нынешней молодежи, да и современного общества в целом.

Плоды просвещения учителя Венедиктова

Как именно и кем формируются анекдотические представления о прошлом, читатель «Столетия» может понять на примере одной из передач «Эха Москвы», играющей заметную роль в массовом промывании мозгов радиослушателям — «Цена Победы». Только в одном выпуске, ведущие этой передачи «специалисты по военной истории» Дмитрий Захаров и Виталий Дымарский сумели перепутать количество членов экипажа Николая Гастелло, установить немецкий контроль над Брестской крепостью к 7 часам утра 22 июня, понизить в должности генерала Гудериана и генерала Павлова, отправить советского генерала Руссиянова в Испанию, в коей он никогда не был и поведать слушателям нечто несусветное о живучести немецких танков.

Это всего несколько из наиболее заметных фактических ляпсусов, сделанных лишь в одной передаче. Речь идет не о политических воззрениях, не о трактовке фактов, а исключительно о точности информации, которая при желании легко проверяется.

Итак, программа «Цена Победы» от 22 мая 2006 года (полный текст передачи с сайта «Эха Москвы» с сохранением орфографии):

«Слушатель: — Здравствуйте, это Михаил из Москвы. Вот вы сейчас рассказывали про Гастелло, но ведь во всех энциклопедиях и историях написано, что экипаж Гастелло состоял из пяти человек, а на ДБ-3 летало три человека: летчик, штурман и стрелок.

Захаров: — Совершенно верно. Летчик, штурман и стрелок-радист.

Слушатель: — Значит, это был не ДБ-3.

Дымарский: — Это был ДБ-3Ф.

Захаров: — Ну, то, что стало в дальнейшем Ил-4, у него изменилась носовая часть.

Слушатель: — Ну, я это понимаю. Во всех историях написано, что экипаж состоял из пяти человек.

Дымарский: — Михаил, прочитайте, достаточно много сейчас материалов, экипаж Гастелло состоял из трех человек.

Захаров: — Ну, естественно. Двух записали, видимо, для пущего героизма».

А что, если проверить достоверность «эховской» информации? Из скольких человек на самом деле состоял экипаж? Материалов об этом, действительно, опубликовано много.

В публикациях от советских до постсоветских, в экипаже всегда не трое, а четверо. «26 июня героический подвиг совершили… капитан Н.Ф.Гастелло и члены экипажа его самолета лейтенанты А.А.Бурденюк, Г. Н.Скоробогатый и старший сержант А.А.Калинин», — сказано, например, в издании «Великая Отечественная война Советского Союза 1941−1945: Краткая история», вышедшем в 1984 году.

А что пишут сейчас, в другую эпоху, о составе экипажа? Да то же самое. Из-за смены идеологии численность летных экипажей не меняется. Капитан Гастелло с экипажем, в который входили лейтенант Бурденюк (в некоторых публикациях его именуют Бурденок), лейтенант Скоробогатый, старший сержант Калинин (иногда его называют сержантом или младшим сержантом) упоминаются в каждой статье на эту тему. Другое дело, что по поводу последнего боевого вылета экипажа Гастелло в последнее время много споров. (Есть весьма сомнительная версия о том, что таран совершил другой экипаж — капитана Маслова. Ее обсуждение выходит за рамки данной статьи).

Но, пожалуй, единственное, в чем сходятся самые различные спорящие друг с другом авторы — это в количестве членов экипажа. Четверо их было, а вовсе не трое. Один из примеров — статья Антона Сидоренко «Где вы, капитан Гастелло?», в которой сказано: «При этом остальные члены героического экипажа — лейтенанты Анатолий Бурденюк и Григорий Скоробогатый, младший сержант Алексей Калинин…» А вот цитата с сайта «Знаменитости»: «Вместе с Гастелло погибли члены экипажа: штурман лейтенант А.А.Бурденюк, стрелок-радист старший сержант А.А.Калинин и стрелок лейтенант Г. Н.Скоробогатый». Те же фамилии присутствуют и в других современных газетных публикациях. Везде и у всех в экипаже Гастелло четыре человека.

До экипажа Гастелло, который якобы «состоял из трех человек», додумались только Дымарский и Захаров. Откуда они взяли, что к этому экипажу «для пущего героизма» (это их юмор) добавили двух членов экипажа, ведомо только им самим. Помимо этого, они сообщили слушателям, что Гастелло якобы пересаживали с дальнего бомбардировщика (тот самый Ил-4/ДБ-3Ф) на истребитель (?). Кто «пересаживал», когда? Откуда такая нелепая информация?

Дело в том, что на Ил-4 (ДБ-3Ф) в годы войны, как правило, летали не три, а четыре члена экипажа. Пилот, штурман, и два стрелка. Один обычно именовался стрелком- радистом или основным стрелком, а второй — стрелком люковой установки, нижним люковым стрелком, бортстрелком или воздушным стрелком. Именно в качестве нижнего люкового стрелка отправился в полет адъютант эскадрильи лейтенант Скоробогатый. Сомневающимся рекомендую проверить по мемуарам Главного маршала авиации Александра Голованова «Дальняя бомбардировочная…», по воспоминаниям дважды Героя Советского Союза Александра Молодчего «Самолет уходит в ночь» и Героя Советского Союза Василия Решетникова «Что было — то было», — в каком составе чаще всего летали экипажи Ил-4. и сколько там было стрелков. О полученных результатах можно сообщить на радио «Эхо Москвы».

«Урезав» с четырех до трех количество членов экипажа Гастелло, «эхомосковцы» решили этим не ограничиваться и выдали такой замечательный пассаж о самолете Ил-4 (ДБ-3Ф): «при ударе о танк или о несколько танков, он бы просто разрушился, вероятнее всего, причинив им минимальный ущерб».

«Минимальный ущерб» танку при попадании в него такой махины, как ИЛ-4?

Не приходилось ли авторам этого откровения слышать, например, об американских авианосцах (они немного крупнее танка), о небоскребах, протараненных самолетами и о том, какой «минимальный» ущерб им при этом причинялся?

Такой, что мало не покажется…

Гудериан и Павлов, вы разжалованы…

«Разобравшись» с авиацией, знатоки принялись воевать с историей войны на земле:

«В то время, когда немецкие пушки перепахивали передний край, где находились наши войска в приграничных районах, как вспоминал генерал Сандалов, командиры корпусов и дивизий полагали, что противник не рискнет вторгнуться большими силами и направляет на нашу территорию отдельные банды, то есть корпус Гудериана, Модель, Гот — это все мелкие отдельные банды в их представлении».

Посмотрим, что именно переврали в одном только этом предложении.

Начнем с загадочного «корпуса Гудериана». Раз на «Эхе Москвы» говорят о «корпусе Гудериана», значит…

Чем он на самом деле командовал в начале кампании против СССР?

Проверим, что же писал по этому поводу сам Гудериан в своих мемуарах «Воспоминания солдата». Здесь в 6 главе («Кампания в России») сказано: «Подчиненная мне 2-я танковая группа, так же как и действовавшая севернее 3-я танковая группа генерал-полковника Гота, входила в состав группы армий «Центр».

Итак, не корпус, а танковая группа (впоследствии танковая армия), в которую, согласно воспоминаниям ее командующего, входили 24-й, 46-й и 47-й танковые корпуса. Гудериан почему-то считал, что летом 1941 года он командовал не корпусом, а 2-й танковой группой, в который входили 3 танковых корпуса. Темнота, «Эхо Москвы» не слушал… За это его и «разжаловали».

А теперь посмотрим, как радиожурналисты понизили в должности генерала советского. Открываем воспоминания Леонида Сандалова «Пережитое» и ищем там строки о наших командирах корпусов и дивизий, которые «полагали, что противник не рискнет вторгнуться большими силами и направляет на нашу территорию отдельные банды». Разумеется, никаких упоминаний о командирах дивизий и корпусов с такими представлениями там нет. В мемуарах Сандалова о возможном о провокационном налете «фашистских банд» предупреждает командующий Особым Западным округом генерал Павлов, а затем говорит генерал Хабаров, накануне войны помощник командующего округом по военно-учебным заведениям.

Итак, командующий войсками Особого Западного округа и его помощник по военно-учебным заведениям волею «военспеца» Захарова превратились в командиров корпусов и дивизий. В его ляпсусах есть какая-то своя система: он обычно занижает должность упоминаемого генерала, и советского и немецкого, чтоб никому не обидно не было. Гудериана заставляет командовать корпусом, как и Павлова с его заместителем.

Решив не отстать от коллеги, поделился своими представлениями о начальном периоде войны и Дымарский:

«После того, как Минск был взят немцами, 2 июля, то есть уже через несколько дней после этого, Совинформбюро все еще продолжал сообщать, что идут ожесточенные бои за Минск».

Попробуйте в двух сводках Совинформбюро от 2 июля 1941 года найти упоминания об «ожесточенных боях за Минск». Нет их там. В утренней сводке от 2 июля есть упоминания о боях не «за Минск», а «на минском направлении». Почувствуйте разницу. В вечерней сводке минское направление уже не упоминается…

Чтобы соответствовать собрату по разуму, Захаров поспешил заявить:

«Надо сказать, что помимо тех войск, которые попали в «котлы», о которых ты упомянул, непосредственно в Минске было взято в плен 290 тысяч человек, 2,5 тысячи танков, около 1,5 тысяч орудий и неучтенное количество авиации».

Читателю предоставляется возможность представить себе сосредоточение, например, двух с половиной тысяч танков «непосредственно в Минске"… Представили? А теперь добавьте к сему полторы тысячи орудий, «неучтенное количество авиации» и разместить все это на улицах города. О том, что авиацию не принято размещать «непосредственно» в городах (обычно для этого используются аэродромы), напоминать, наверное, излишне.

http://stoletie.ru/retsenzii/61 011 155 023.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru