Русская линия
Православие.Ru Магдалена Кухаревич06.10.2006 

На первый план выходит фактор качества
Интервью с Магдаленой Кухаревич, председателем Братства православной молодежи Белостокско-Гданьской епархии

— Магдалена, расскажите немного о деятельности православного братства?

— Согласно уставу каждого братства главная задача — привлекать молодежь в Церковь, используя для этого разные формы деятельности — паломничества, как пешие, так и автобусные, организация лагерей для молодежи и детей, называемые «Лето». Акции «Лето» организуются в каждой епархии. В нашей епархии для проведения подобных мероприятий есть свой, расположенный в сельской местности, центр. Для работы в нем юноши и девушки должны получить государственное удостоверение, что они могут работать воспитателями. В каждый лагерь набирают специально обученные кадры, приглашают теолога. С участниками лагеря занимается батюшка или семинарист, сведущие в вопросах богословия. Все обучаются утренним и вечерним молитвам, получают представление о жизни в Церкви и о церковных таинства, узнают как надо себя вести в Церкви. Невоцерковленные ребята, в семьях которых не возникало вопросов о вере, приезжают в лагерь и во время бесед, общения с более знающими сверстниками непосредственно входят в новую для них среду, больше узнают о Церкви. Эти лагеря очень много дают для молодежи. Мы их организуем в Польше, а в последнее время и за границей.

— Судя по всему, у вас проводится и спортивная работа?

— Да, конечно. У нас есть специальные люди, ответственные за спорт. Олимпиада стартует с началом нового года, проходит она целый год. Ребята соревнуются в разных видах спорта: баскетбол, футбол, настольный теннис, бильярд, шахматы. Каждый месяц посвящен какому-то одному виду спорта. Братства набирают очки, а в конце года подводятся итоги. Победителям вручают награды и кубок.

— Вы как-нибудь сотрудничаете с польскими католическими молодежными организациями?

— Нет, мы не сотрудничаем с католическими братствами. У нас нет такой жесткой дисциплины, как в организациях католической Церкви. Мы свободны в выборе, чем нам заниматься. У католиков ты или подчиняешься, или уходишь. Кроме того, мы финансово независимы от Церкви. Нас ничего в нашей работе не заставляют делать в приказном порядке, все зависит от нашей инициативы, от нашего желания. Необходимо только взять благословение у Церкви. Владыка может, конечно, запретить какое-либо мероприятие, если оно не благочестиво…

У нас уже есть две иконные лавки. Наша лавка размещается в небольшом двухкомнатном помещении. В лавке продаются книги, церковная утварь. Половина книг на польском языке, половина на русском. Мы везем книги в Гродно, на Украину, продаем их там и, тем самым, зарабатываем деньги на содержание канцелярии, на наши текущие расходы, на помощь бедным детям из Дома ребенка. Устраиваем брошенным малышам елки, дарим подарки. Недавно мы издали Богогласник — сборник песнопений для паломников. Издаем календарь, отпечатали несколько акафистов.

Некоторое время назад в Белостоке стали служить литургию в воскресенье на польском языке. Вначале было много прихожан на польских службах, а затем их стало меньше. Теперь в одном храме 400 человек, в другом — 100, для Белостока это немного, большинство посещают службы на церковно-славянском.

— Сотрудничаете ли Вы с какими-нибудь православными братствами или организациями из других стран?

— Мы организуем совместные паломничества с другими православными братствами, с Синдесмосом, в частности на гору Грабарку. После Пасхи устраиваем трехдневное паломничество. На Преображение Господне тоже. Приезжают представители братств из Словакии, Финляндии, Украины и Белоруссии. Два раза приезжали паломники из Калининграда. Ребята из польских братств в основном в возрасте от 16 до 20 лет. Участвуют в паломничествах и представители студенческих братств.

— Кто из нынешних архиереев Польской Православной Церкви вышел из среды молодежных братств?

— Например, одним из организаторов братств был владыка Иеремия. В молодости, когда он был еще светским человеком, он принимал участие в организации братств, собрав вместе нескольких близких друзей.

— Во времена социализма испытывали ли братства какие-нибудь трудности или политическое давление?

— Было очень много проблем. Нельзя было открыто заявлять, что ты православный. Те люди, которые работали на государственной должности, служили в армии или полиции, не могли заключить церковный брак. Крестили тайно. Именно поэтому стали нужны братства. Подростки тайно встречались с приходскими батюшками, которые рассказывали им о Церкви, о ее истории, показывали слайды, проводили беседы на духовные темы. Молодежь знакомилась со своими единомышленниками в других городах, ребята стремились общаться друг с другом, объединяться. И так постепенно складывались братства.

Первые братчики рассказывали нам об организации одного из первых паломничеств на Грабарку. Тогда власти узнали, что организуется паломничество, что некоторые священники готовы принять у себя паломников. Им угрожали, говорили, чтобы не ездили, среди окрестных жителей шли слухи, что паломников ожидают полиция и войска, чтобы расправиться с ними. У священников, которые принимали молодых людей, тоже было много сложностей. Им угрожали, говорили, что сожгут их храмы, если они приютят паломников. Люди пробирались окольными путями, но все равно настойчиво шли на Грабарку…

Сейчас ситуация несколько иная. Если раньше достаточно было предложить молодежи собраться вместе и отправиться в паломничество, то современный мир предлагает молодому человеку много новых возможностей, есть из чего выбирать, и потому участие в деятельности братства может показаться ему теперь не столь привлекательным.

— Каковы на Ваш взгляд перспективы православных молодежных братств?

— Поскольку братство стоит на таком прочном фундаменте как Церковь, которая не стремится быть «модной», не следует слепо за миром, то братствам следует уделить внимание благотворительной работе среди детей и молодежи. Одна из острых проблем сегодня — алкоголь и наркотики среди молодежи. Мы должны помочь этим людям, должны разработать специальные программы помощи. Сейчас некоторые высказывают мнение, что братства переживают упадок. Мол, если организуется выезд на природу, то собирается много народу — более ста человек, а если показывают фильм о Православии или проводят духовные беседы и чтение акафиста, то приходит человек тридцать. Это довольно грустная статистика, но в то же время и обнадеживающая. На первый план выходит фактор качества. Остаются люди сознательно верующие. Сейчас на приходе каждую пятницу устраиваются встречи молодежи с духовником, читается Евангелие на ближайшее воскресенье, обсуждается его содержание. Это не просто какая-то необязательная встреча — поговорили и разошлись — здесь важен результат. Все активисты, в том числе и те, которые работают в Центральном совете, начинали с бесед в таких приходских братствах, потом участвовали в работе епархиальных братств, то есть прошли через все уровни организационной работы.

Беседовал иеродикон Игнатий (Шестаков)

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=637&did=1947


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru