Русская линия
НГ-РелигииСвященник Игорь Выжанов05.10.2006 

Как практика может тормозить теорию
Богословский диалог в нынешнем виде напоминает снятие шероховатостей при помощи напильника, считает священник Игорь Выжанов

Игорь Выжанов (род. 1971 г.), священник Русской Православной Церкви. Закончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) (1993 г.), Московскую духовную семинарию (1995 г.) и Московскую духовную академию (1999 г.). Сотрудник ОВЦС МП

Секретарь Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) межхристианским отношениям священник Игорь Выжанов входил в состав делегации Русской Православной Церкви на белградском богословском форуме. По возвращении в Москву он ответил на вопросы «НГР».

— Отец Игорь, не могли бы вы подвести итоги IX сессии смешанной комиссии по православно-католическому богословскому диалогу? В чем принципиальное отличие белградской встречи от VIII сессии смешанной комиссии в Балтиморе в 2000 году?

— Балтиморская встреча, как известно, имела весьма печальное завершение. Сторонам не удалось прийти к единому решению по обсуждаемым вопросам, принять итоговый документ, к тому же, как мне рассказывали участники встречи, сама атмосфера была довольно тяжелой. Между православной и католической сторонами не было единодушия в вопросе об униатстве, к тому же и между православными участниками также возникали трения.

В частности, рассказывают об эмоциональных спорах между сопредседателем сессии с православной стороны митрополитом Австралийским Стилианосом (Константинопольский Патриархат) и представителем Элладской Православной Церкви.

В Белграде была достаточно спокойная атмосфера. Конечно, некоторое несогласие между представителями Русской Православной Церкви и Константинопольского Патриархата имело место, однако горького осадка, который был у многих участников балтиморской встречи, на этот раз не осталось.

Говорить о каких-то итогах сложно. На встрече фактически рассматривался один документ, составленный еще в 1990 г. координационным комитетом смешанной комиссии. Нам удалось рассмотреть лишь 44 параграфа из 52. Как раз 45-й параграф и вызвал противоречия между нашей Церковью и Константинополем. Оставшуюся часть документа комиссия будет рассматривать уже во время следующего заседания.

— Если говорить о разногласии, возникшем в ходе белградской встречи между представителями Московского и Константинопольского Патриархатов, то не считаете ли вы, что без полного согласия между Православными Церквами невозможен и конструктивный православно-католический диалог?

— Разногласия между нами были вызваны формулировкой, содержащейся в 45-м параграфе, в частности, параллелизмом между «общением с Римом» для поместных Церквей на Западе и «общением с Константинополем» для Православных Церквей. Речь фактически шла о двух центрах, мы же не считаем Константинопольский Патриархат центром православного мира! Ему принадлежит первенство по чести, но не более того. Это не «православный Рим» и не «православный Ватикан».

Должен сказать, что в принципе по основным догматическим и богословским вопросам единство между Православными Церквами есть. Вопрос «первенства и чести», который в последнее время довольно своеобразно интерпретирует Константинополь, все-таки стоит особняком. Это церковно-политический вопрос, однако сегодня его зачастую переводят в догматическую плоскость.

— В чем конкретно заключалась суть протеста, который в ходе заседаний комиссии выразил кардиналу Вальтеру Касперу глава делегации Русской Православной Церкви епископ Иларион (Алфеев)? Речь шла о принятии богословских решений на основе консенсуса и на основе голосования?

— Глава Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Каспер выступал модератором во время заседания, на котором как раз и рассматривался 45-й параграф. Видя разногласия между православными, он предложил нам «разобраться между собой», а в качестве компромисса параграф из текста документа убрать. Константинополь же в лице сопредседателя форума митрополита Пергамского Иоанна (Зизиуласа) пошел на принцип: не будем убирать параграф! И митрополит Иоанн предложил голосовать по этому вопросу, а Каспер как модератор это предложение поддержал.

Протест епископа Илариона заключался в том, что Каспер пошел на поводу у Константинополя, тогда как ставить подобные экклезиологические по сути вопросы на голосование просто нельзя. Это должно решаться между самими православными, причем на высоком уровне, а не во время работы православно-католической богословской комиссии.

— Какими, исходя из результатов работы смешанной комиссии в Белграде, вам видятся перспективы православно-католического богословского диалога?

— Сложно сказать. Дело в том, что документ, который мы обсуждали, был изначально заявлен как convergent statement, то есть декларация о том, что нас объединяет. И все параграфы в этом документе, вызывавшие несогласие между сторонами, просто полюбовно устранялись. Все спорные моменты можно удалить из документа, но они не уйдут из нашей жизни.

Здесь встает вопрос о методологии дальнейшего богословского диалога между православными и католиками. Подчеркиваю, именно богословского, потому что мы можем находить точки соприкосновения по очень многим проблемам, связанным с этикой или политикой. Но куда нам деть богословские различия? Мы можем подписать один документ, другой, и на бумаге все будет чудесно. Однако за параграфами, которые мы вычеркиваем, стоят реальные проблемы, которые могут показаться незначительными стороннему наблюдателю, но для богослова остаются чувствительными.

Тактика convergent statement — это снятие шероховатостей при помощи напильника. Не могу сказать, насколько эффективен этот метод. Может быть, стоит принимать документы, в которых будут отражены разногласия, две точки зрения — православной стороны и католической. Наша делегация озвучила такой вариант во время межправославной встречи в первый день белградского форума, но митрополит Иоанн снова предложил голосование, и большинство высказалось «против».

Если касаться таких вопросов, как униатство или прозелитизм, то это проблемы практического характера. Посмотрите все официальные заявления Католической Церкви: на богословском уровне она отвергает прозелитизм, да и униатство для нее уже «не метод». Но вот на практике все может быть по-разному. Богословский диалог — не способ для решения практических вопросов, однако опыт показывает, что практические проблемы могут затормозить теоретическую дискуссию.

Станислав Минин

http://religion.ng.ru/problems/2006−10−04/4_praktika.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru