Русская линия
Правая.Ru Сергей Лабанов05.10.2006 

Русский пророк

2006 год объявлен ЮНЕСКО годом Достоевского. В этом году исполняется 185 лет со дня рождения и 125 лет со дня смерти Ф.М.Достоевского. Также в этом году будет отмечаться и 500-летие рода Достоевских.

Достоевский Ф.М. Политическое завещание: Сб. статей за 1861−1881гг. / Фёдор Достоевский; сост. Предисл. С.М. Сергеев. — М.:Алгоритм, Эксмо, 2006. — 480с. — (Философский бестселлер).

В уже становящейся привычной читателю новой серии издательства «Алгоритм» хотелось бы выделить издание философской и политической публицистики великого русского писателя, мыслителя и пророка Ф. М Достоевского (1821−1881). Автор и составитель данного сборника, известный специалист по истории русской общественной мысли С.М. Сергеев, составил том избранных статей (куда, конечно же, вошёл и «Дневник писателя»), интересных не только специалистам, но для более широкой читательской аудитории.

Ф.М. Достоевский- один из ярких выразителей высших духовно-нравственных ценностей русского народа, но при этом он входит немногих гениев всемирного масштаба. Его творчество, и, прежде всего романы «Преступление и наказание» (1886), «Идиот» (1868), «Бесы» (1872), «Подросток» (1875), «Братья Карамазовы» (1879−1886), повести и рассказы, оказало огромное влияние на всю мировую, культуру. Недаром, нынешний, 2006 год объявлен ЮНЕСКО годом Достоевского и в эти дни патриотическая общественность готовится отметить 185-летие со дня рождения и 125-летие со дня смерти Фёдора Михайловича Достоевского. Также в этом году будет отмечаться и 500-летие рода Достоевских.

При этом, Достоевский до сих пор остается одним из самых актуальных классиков русской литературы и не только как великий романист, но и как выдающейся философ-публицист, одним из первых в русской культуре поставивший важнейшие вопросы национального бытия. Своеобразие исторического пути России, всемирное значение русской культуры, двойственности и противоречивость русской души, нравственное и духовное здоровье общества, Россия и Европа, Россия и славянство, место России в мире, проблема будущих революций и мировых войн, непонимание интеллигенции своей страны и русского народа,-вот лишь некоторые темы публицистики Фёдора Михайловича.

Недавно с резкой ненавистью по отношению Ф.М. Достоевскому выступил в печати известный современный деятель А.Б. Чубайс. Ему не понравилась любовь великого писателя к России и русскому народу и критика её как внешних, так и внутренних врагов. Всё это лишь еще больше говорит об актуальности поднятых Достоевским проблем.

Составитель данной книги С.М. Сергеев, справедливо отмечает, что все главные сочинения Достоевского это не просто великая литература и яркая публицистика, они, по его словам, — наше «национальное священное писание, а их автор — наш национальный пророк». Конечно, Достоевский пророк не в том смысле, что он создатель какой-то новой религии (хотя так думали Рильке и Шпенглер), и не в том, что все его основные предсказания сбылись (сбылось, только то, что он больше всего боялся, а его надежды и упования пока не сбылись, может быть сбудутся в XXI веке), а в том, что он с наибольшей полнотой и ясностью выразил в своих творениях сущность русского самосознания.

В чём же состоит эта сущность? Ответ прост и сложен одновременно: в христианстве. Здесь не так уж важно какой процент русских людей в ту или иную эпоху ходил в храмы и держал посты, а в том, что психология подавляющего большинства из них была и остаётся новозаветной, а его жизненным идеалом есть и остаётся Христос. Разве наш быт с его походной неустроенностью, почти ирреальной зыбкостью, фантастическим свойством «линять в два дня» не свидетельствуют ли о том, что все мы града земного не имеем, а взыскуем града нездешнего?

Ещё раньше Достоевского о «природном» христианстве России писал выдающийся поэт Тютчев, говоривший о «долготерпенье» русского народа и гениально схвативший образ русского Христа — страдающего, униженного, «голгофского». Фёдор Михайлович как бы продолжая мысли Тютчева, напишет позднее, что одна из наиболее характерных черт русской «психеи» — неизбывная потребность в очистительном страдании, то есть, в сущности, желание «сораститься» со Христом), и это никая не метафизика, это реальность, это факт.

Можно ли после этого сомневаться, что указанные Достоевским основы русского национального самосознания не могут способствовать тихой, сытой и спокойной жизни? Народ с такой «идеей» обречён на вечное пребывание в стихии трагического, а тем, кто мечтает ввергнуть Россию в шаблон стандарта, лучше предаваться сему занятию, «глядя из Лондона», «Парижа» или «Вашингтона». Может быть, когда-нибудь русский менталитет и радикально изменется, появятся совсем другие пророки, которые научат нас быть «как все», но на наш век, и думается, на следующий, Достоевского хватит.

В статье «Объявление о подписке на журнал „Время“ на 1861 год», опубликованной в данном сборнике, мы читаем мысли которые и сегодня остаются крайне актуальными. «Реформа Петра Великого, пишет Достоевский в этой статье, — и без того нам слишком дорого стоила: она разъединила нас с народом. Формы жизни, оставленные ему преобразованием, не согласовались ни с его духом, ни с его стремлениями, были ему не по мерке, не впору. Он называл их немецкими, последователей великого царя — иностранцами. Уже одно нравственное распадение народа с его высшим сословием, с его вожатыми и предводителями показывает, какою дорогою ценою досталась нам тогдашняя новая жизнь. Но, разойдясь с реформою, народ не пал духом. Он неоднократно заявлял свою самостоятельность, заявлял её с чрезвычайными, судорожными усилиями, потому что был один и ему было трудно. Он шёл в темноте, но энергетически держался своей особой дороги».

И чуть ниже читаем следующее: «…А между тем его (народ — С.Л.) называли хранителем старых допетровских форм, тупого старообрядства. Конечно, идеи народа, оставшегося без вожатаев на одни свои силы, были иногда чудовищны, попытки новых форм жизни безобразны. Но в них было общее начало, один дух, вера в себя незыблемая, сила непочатая. После реформы был между ним и нами, сословием образованным, один только случай соединения — двенадцатый год, и мы видели, как народ заявил себя. Мы поняли тогда, что он такое. Беда в том, что нас — то он не знает и не понимает».

Особое место в творчестве Достоевского занимает тема любви к родине, России и своему народу, связанная не только с его «почвенническими» идеями и с отвержением «чужих идей» нигилистов, но и представлениям об общественном идеале. Здесь Достоевский прежде всего проводит разграничение между народным и интеллигентским пониманием идеала. Последний предполагает, по его словам, поклонение чему-то носящемуся в воздухе, тогда как идеал народности основан на христианстве.

Достоевский делал всё возможное для пробуждения в обществе национального чувства. Писатель сетовал то, что, хотя у русских есть «особый дар» восприятия идей чужих национальностей, свою национальность они знают порой весьма поверхностно. В «Дневнике писателя» он с горечью и негодованием отмечает недоброе и презрительное отношение Европы и Запада к русским и славянству. Он воспринимает Европу как «кладбище» и признает ее мёртвой. Но все же он проникнут верой в воскрешение Европы, именно благодаря России и её православной и христианской миссии. Чтобы спасти Европу, по мысли Достоевского, необходимо для начала самой передовой интеллигенции вернуться к народу, к его правде и нравственным силам — к почве.

Достоевский был очень обеспокоен поведением этой «передовой интеллигенции». Он не раз в своём творчестве поднимал эти вопросы. В одном из выпусков «Дневника» он, с гениальной прозорливостью, предвидит все последствия подобной деятельности интеллигенции, приведший в итоге к революции: «Безбожный анархизм близок: наши дети увидят его…» и далее: «… бунт начнётся с атеизма и грабежа всех богатств, начнут разлагать религию, разрушать храмы и превращать их в казармы, в стойла, зальют мир кровью и потом сами испугаются».

Какой же выход видит Достоевский? Что необходимо предпринять образованному слою, чтобы понять свой народ и не быть оккупантами в своей собственной стране? В своем самом великом публицистическом сочинении, «Дневник писателя» он даёт следующий совет, к которому и нам не мешало бы прислушаться сегодня: «…Стать русскими во-первых и прежде всего. Если общечеловечность есть идея национально русская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с первого шага всё измениться. Стать русским значит перестать презирать народ свой. И как только европеец увидит, что мы начали уважать народ наш и национальность нашу, так тотчас же начнёт и он нас самих уважать. И действительно: чем сильнее и ближе отозвались бы европейской душе и, породнившись с нею, стали бы тотчас ей понятнее. Тогда бы не отвёртывались бы от нас высокомерно, а выслушали бы нас. Мы и на вид тогда станем совсем другими. Став самими собой, мы получим, наконец облик человеческий, а не обезьяний».

В заключение, хотелось бы заметить следующее: данная книга великого русского гения необходима сегодня, как необходимы и тёплые слова о Ф.М. Достоевском отца Александра Шумского, но все же в данном издании есть и несколько недостатков. Во-первых, хотелось бы прочесть «Дневник писателя» полностью без сокращений. Во-вторых, в книге нет того справочного материала и комментариев которые конечно же необходимы данному изданию.

http://www.pravaya.ru/idea/20/9148


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru