Русская линия
Вера-Эском Михаил Сизов04.10.2006 

Пока звонит звонарь
О православной культуре, нехорошем министре, Красной Шапочке и Темном маге

Страсти по ОПК

«Эту опасность многие предвидели и предупреждали» — с таким подзаголовком в начале учебного года вышло сообщение в газете «Новые известия». В нем говорилось: «Похоже, под многолетней дискуссией о целесообразности преподавания основ православия в школах России подведена черта. 1 сентября предмет, который замышлялся в середине 90-х как факультатив, станет во многих регионах обязательным. Русская православная церковь (РПЦ) нанесла мощный удар Министерству науки и образования РФ…»

Такие «фронтовые сводки» в первых числах сентября поместили многие «демократические» издания и интернет-сайты. 7 сентября СМИ сообщили еще об одном «ударе», так сказать, с тыла, который нанес министру образования А. Фурсенко его давний оппонент министр культуры А. Соколов, поддержав введение в школах «Основ православной культуры».

«Традиция православия вполне естественна для всей истории России, — сказал Соколов на пресс-конференции. — Я не был сторонником общего учебника по истории религий (его „продвигает“ А.Фурсенко. — Ред.). Вот это действительно переведение предмета совсем в другую плоскость — это уже не культура. И общий учебник, на мой взгляд, обречен, поскольку будут споры, какой из религий уделили больше внимания. Этого делать не надо». Министр культуры также подчеркнул, что решение о введении в школах «Основ православной культуры» не было спонтанным. В двухгодичной дискуссии участвовали члены правительственной комиссии по религиозным объединениям, представляющие все крупнейшие религиозные общины. «Я сам был в школах и гимназиях, где преподавался этот предмет. И ничего отрицательного в таком опыте я не обнаружил», — сказал Александр Соколов.

Спустя неделю А. Фурсенко делает ответный, тактически выверенный ход — уходя из-под «удара», если пользоваться военной терминологией наших СМИ. Газета «Коммерсант» под «большим секретом» сообщила, что в ее распоряжении «оказалось письмо министра образования и науки Андрея Фурсенко в Общественную палату с просьбой оценить возможность преподавания курса „Основы православной культуры“. Поводом для обращения послужил межконфессиональный скандал вокруг преподавания этого предмета в школах половины российских регионов. Минобрнауки рассчитывает, что Общественная палата вынесет свои рекомендации относительно универсального религиоведческого курса, избавив ведомство от необходимости портить отношения с руководством Русской Православной Церкви. Именно этому органу удобнее всего разрешить межконфессиональный конфликт, омрачивший ведомству начало учебного года». Конец цитаты.

За этой риторикой министра и экивоком на некий «скандал», большей частью придуманный СМИ, на самом деле спрятана, по мнению обозревателей, попытка Фурсенко надавить на регионы, которые дерзнули самостоятельно принять решение о введении ОПК. В том же письме он сетует, что закон «Об образовании» позволяет субъектам федерации вводить подобный курс в рамках регионального компонента, не регулируемого минобрнауки. «Я далек от того, чтобы судить, что правильно, а что неправильно, — заявил „Коммерсанту“ Фурсенко. — Пусть общественный орган решает».

Ход, действительно, умный. Почему — об этом чуть позже. Пока же разберемся, из-за чего же возник такой накал страстей.

Страсти накопились давно. Но не на стороне противников ОПК (их возмущение, скорее, наигранное), а у тех, кто уже 10 лет кормится одними обещаниями. Я помню, как год назад в Государственном Кремлевском Дворце министр Фурсенко выступал перед тысячами учителей школ и вузов, которые съехались со всей страны на Рождественские чтения. Сначала его слушали внимательно, а потом… стали хлопать, заглушая выступление. Хорошо еще, не улюлюкали. Сидевший рядом со мной пожилой священник начал креститься: «Господи, искушение какое». Искушение и есть! После этого казуса один учитель, приехавший в Москву из провинции, так объяснил:

— Сколько ж можно терпеть? Каждый год одно и то же. Хоть бы Фурсенко как чиновник гибкость проявил, компромисс придумал. Сказал бы, например, так: давайте «Основы православной культуры» введем одновременно с «Историей религий». Кто не хочет идти на урок ОПК, пусть посещает «универсальный» курс. Мол, так мы соблюдем право выбора. Но нет же, упрямо гнет свое: никакой православной культуры в школе быть не должно, только история религий!

Повозмущавшись, опытный учитель дал четкую характеристику этой самой «истории», которую Фурсенко обтекаемо называет «универсальным религиоведческим курсом»:

— Это будет урок атеизма, уж поверьте мне. Если детям говорить сразу о нескольких религиях, то такая каша из противоречий получится… Ребенок ведь мыслит просто и целомудренно: пожалуйста, скажите, что такое хорошо, а что такое плохо. А мы ему: ну, все религии хороши по-своему. И начинаем читать курс, как крестоносцы нападали на мусульман, а мусульмане резали христиан. И наше благое «все хороши по-своему» в детском сознании перевернется наоборот: «Да уж, все они хороши… Нет, увольте, мне таких религий не надо». И придумает он себе другую веру. Хорошо бы, все ограничилось циничным атеизмом, а так ведь может и к сатанистам пристать. В молодежной среде они популярны.

Интересно, задумывается ли о таких последствиях наш министр образования? Или он наивно полагает, что дети, воспитанные на «универсальном религиоведении», станут в будущем исповедовать некую универсальную религию? Вот было б хорошо тогда чиновникам: нет ни православных, ни католиков, ни мусульман. Работать бы стало проще, а то дергают со всех сторон, надоели! Нет религий — нет проблемы.

Почерк работы А. Фурсенко до боли знаком. По принципу «нет — нет» у нас уже 15 лет уничтожается Россия. Вместо того чтобы работать, искать пути решения возникающих вопросов, ельцинская гвардия ликвидировала самый источник проблем. Промышленность не конкурентоспособна? А давай ее на свалку. Союзники просят помощи, Сербию бомбят? А ну их, нет союзников — нет забот. Смертность повысилась? Эка беда, зато жилья теперь меньше строить, на электричестве сэкономим, на льготах… И так далее.

Кое-кто в нашем правительстве хотел бы и сейчас работать по такому алгоритму, закрыв глаза на проблемы. Но не получается — люди своего требуют. И (что самое ужасное!) требуют законно, с соблюдением всех демократических формальностей. Как от этого спрятаться?

И вот тут впору вспомнить нам о пресловутом письме, которое министр образования А. Фурсенко направил в Общественную палату — в весьма странный орган, искусственно созданный для «выражения общественного мнения» в России.

Чего же испугались?

Незадача Фурсенко и иже с ним заключается в том, что все аргументы против ОПК уже исчерпаны.

Первое требование: этот курс не должен быть вероучительным. На это авторитетно ответил Святеший Патриарх Алексий II: «Основы православной культуры носят не религиозный, а культурологический характер».

Второе: ОПК не должны ущемлять другие конфессии. Святейший Патриарх отвечает: «Если в нашей стране живут люди, исповедующие другие религии, то они, конечно, должны изучать свою культуру, но также должны они знать и историю, и культуру той страны, в которой живут».

Третье: все равно должна соблюдаться свобода совести, чтобы родители учеников имели право отказаться. Ответ: они такое право имеют. Там, где ОПК вводится как обязательный предмет, речь идет не о том, чтобы силком кого-то загонять на занятия, а чтобы ввести этот предмет в сетку обязательных дисциплин. На практике это означает, что ОПК будут проводиться в удобное время, а не факультативно, после уроков, когда ребенок устал и хочет домой. Факультатив сам по себе ущербен, он лишает русских людей их законного права изучать свою культуру нормально, по-человечески, по общеобразовательным стандартам.

Четвертое:
мы должны соответствовать западным стандартам, иначе у нас будут проблемы. Ответ: а почему у Польши и Литвы, которые входят в Евросоюз, нет проблем? Там католический «Закон Божий» (!) включен в школьную программу. То же самое в православной Греции и некоторых других странах.

Пятое: все равно что-то в этом есть недемократическое…

Этот, последний, аргумент завис в воздухе. Потому Фурсенко и обратился в Общественную палату — за якобы «общественной» поддержкой, поскольку сам он оказался в двойственном положении. Вроде на словах он демократ, а на деле, как обнаружилось, — чиновник, идущий против демократического выбора.

Парадоксальная ведь ситуация. Много лет фразами о демократии пытались «замылить» необходимость ОПК. Но вот вполне демократическим путем депутаты Госдумы приняли закон «Об образовании», а в регионах в соответствии с этим законом проголосовали, чтобы ввести ОПК как обязательный предмет. Что тут теперь скажешь? Все, конечно, понимают (и Фурсенко в том числе), что демократия у нас — это дымовая завеса, за которой борются интересы сильных мира сего. Но вслух-то это не произнесешь…

Не будем обольщаться — в тех регионах, где ввели «Основы» (например, в Смоленской и Белгородской областях), дело решил не столько выбор народа, сколько местные епископы, которые имеют там высокий авторитет и хорошие отношения с властью. Это не означает, что люди бы не проголосовали за ОПК. Наоборот! Но что имеем, то имеем. С другой стороны, министерство образования, как бы ни клялся Фурсенко в нейтральности и уважении к «региональному выбору», ведет в регионах свою политику, всячески препятствуя этому самому выбору.

Возьмем для примера Свердловскую область — четвертый по значимости регион России. Православная общественность там весьма сильная, интеллигенция участвует во многих делах епархии, создала православный телеканал, храмы полны народа. Если бы среди жителей области провели референдум, уверен, большинство проголосовало бы даже за Закон Божий в школе. В одном только Екатеринбурге в детских садах действует около 50 православных групп. 14 сентября еще в двух дошкольных учреждениях провели родительские собрания и проголосовали за православное воспитание детей. А недавно 72 других садика, как сигнализирует агентство Кредо.ru, изъявили желание сотрудничать с Церковью, направив своих педагогов на курсы повышения квалификации по семинару «Духовные основы образования». Вопрос: а что же в школах? А школы, в отличие от детсадов, подчиняются минобразу. И минобраз таких вот «православных родительских собраний» просто не потерпит. Как заявил на днях министр образования Свердловской области Валерий Нестеров, в его регионе предметы по изучению православия не внесены даже в список факультативов. В качестве обязательного предмета уроки ОПК в области вводиться не будут, министр заверил, что даже вопрос об этом не будет ставиться на рассмотрение. Вот такая у нас демократия.

Что же мы сейчас имеем?

Волна возмущений против «навязывания православия», прокатившаяся в «демократических» СМИ в начале сентября и до сих пор не утихшая, — это обыкновенная газетная шумиха. На самом деле ОПК введен в школьную сетку не «во многих регионах», как беззастенчиво солгали «Новые известия», а всего лишь в четырех, причем со своими ограничениями.

В Калужской области новая дисциплина на обязательной основе будет преподаваться с 5-го по 11-й класс один раз в неделю, начальных классов она не затронет. В Брянской области администрация региона из резервных фондов выделила 1 млн. рублей на закупку учебников Бородиной для школ, но как обязательный предмет ОПК там будут изучаться лишь с 1-го по 4-й класс, а в средней и старшей школе — в форме факультатива. И только в двух регионах пошли «до конца». По решению Белгородской областной думы и с согласия родителей и учеников ОПК там стала обязательным предметом с 1-го по 11-й классы. Причем программа этого местного православного курса была разработана на теологическом факультете Белгородского университета. А в Смоленской области ничего, собственно, нового и не произошло: преподавание «Основ» там носит обязательный характер уже в течение пяти лет, их изучает 16 тыс. школьников в 450 государственных школах под руководством 500 обученных педагогов.

К этому стоит прибавить, что в 11 регионах страны кое-где родители добились факультативного преподавания ОПК. Вот и все победы православных.

Своя своих не познаша

И по закону, и по совести мы имеем полное право требовать для своих детей полноценного православного образования в школе. Конечно, при нынешнем министре образования для этого нужны недюжинная воля и упорство. А воли-то как раз и не хватает. Многие из нас, как это ни покажется странным, больше думают не о своих детях, а о том, как бы не поссориться с иными конфессиями.

На интернет-форуме газеты «Вера» пришлось мне подискутировать с одной православной женщиной, назвавшей себя инициалами А.Н. Она пишет: «Неужели их все-таки введут… Скажу честно: мне бы не хотелось, чтобы мои крестники обучались в школе „Основам православной культуры“, если бы это был обязательный предмет, а не факультатив. Представьте: какой-нибудь мусульманский ребенок не захочет изучать эти „Основы“. Или его родители будут против, в конце концов, свободные люди. Но в случае обязательности этого предмета — никуда им не деться. И что они будут думать в этом случае о православии?»

Что думать? А то, что думали и до этого, — ничего не изменится. Я попытался объяснить женщине, что на свободу совести никто у нас в стране не посягает. Что уж говорить об ОПК, если даже от службы в армии — «священного гражданского долга» — у нас имеют право отказаться по религиозным мотивам. Другое дело, что этим правом пользуются единицы, служить в ВС все-таки престижнее и удобнее. То же самое будет и с «Основами православной культуры» — в силу своей инертности и просто нежелания выделяться от них не откажутся даже традиционные мусульмане, живущие в русских регионах. Во всяком случае, большинство из них. Не стоит уж так переоценивать религиозность нашего населения — русского и нерусского. Большей частью все мы пассивны. И вот как раз за пассивное большинство и ведется борьба. А страшилка о свободе совести — лишь один из демагогических приемов этой борьбы. «Еще раз повторю, — пишу этой женщине, — от ОПК каждый волен отказаться. Конечно, в этом случае ребенок окажется в коридоре во время урока. Но из-за такого малого неудобства для одного ребенка разве позволительно других детей лишать родной культуры? Пусть он идет в библиотеку и читает что-нибудь свое. 45 минут-то можно потерпеть — ради свободы совести?»

А.Н. отвечает: «И все же я верю в то, что по каким-то причинам государству выгодно делать православие более „государственной“ религией по сравнению со всеми остальными, хотя по Конституции у нас Церковь и отделена от государства».

Что тут скажешь? На помощь приходит еще один форумчанин, читатель нашей газеты Никита:

«Любезная А.Н., кого вы называете государством? Министра образования Фурсенко? Да он же давнишний противник ОПК! Или под „государством“ вы имеете в виду не конкретных лиц, а инстинкт государственности, то есть инстинкт самосохранения страны? Тогда вы правы, государству тут прямая выгода: ОПК позволит сохранить самоидентичность государствообразующей нации, то есть православных славян и финно-угров, которых почти 80% от всего населения России. Если эта духовная скрепа исчезнет, то развалится вся страна. Не только на войне, но и в мирной жизни очень важно, чтобы люди творили, двигали страну вперед не за деньги лишь, а из чувства своей духовной исторической предназначенности.

Чему я удивляюсь. Вот вы православная, в церковь ходите. А повторяете за антиклерикалами: „По Конституции Церковь отделена от государства“. Да вы не знаете своей Конституции! Там нет ни слова об „отделении“, а говорится одной строкой о светском характере государства. Оно, это государство, существует, чтобы служить обществу. А частью, и немалой, нашего общества является Церковь. Значит, государство о-бя-за-но обслуживать интересы Церкви.

Проблемы, конечно, есть. По логике вещей, государство обязано также учесть интересы мусульман и ввести в их традиционных регионах „Основы исламской культуры“. Но мы знаем, что перевод слова „талибы“ — это „ученики, студенты“. В отличие от православных школ, исламские часто скатываются в свои вероисповедальные крайности. Это для нас минус, но не такой уж большой по сравнению с приобретением. Православие в догматическом смысле более сложное вероучение, чем ислам, поэтому проблема с образованием для него более критична. Если в стране не будет никаких школ — ни православных, ни исламских, — то православных значительно поубавится, а мусульмане останутся, их станет больше. И тогда у нас случится то, что было в сербском Косово — большая резня. Когда государствообразующая нация слабеет, то страна рушится и люди гибнут под обломками. Упаси нас Господь сегодня от правозащитников и „гуманистов“ — от этих чистеньких велеречивых убийц. Когда они начинают красиво говорить о религиозных правах, о толерантности — я вздрагиваю. А ведь их болтовню придется расхлебывать нашим детям и внукам, вот уж они проклянут нас…»

Нет, слова Никиты не убедили А.Н. У кого есть более сильные аргументы, пусть обратятся к ней сами — в рубрику «Православие в школе» на сайте www.eskom.fastbb.ru

Сказка и реальность

А.Н. не одинока в своих сомнениях. Против «обязательных» ОПК фактически выступил Свято-Филаретовский богословский институт, ректором которого является священник Георгий Кочетков. На сайте его института появилась рубрика Славянского правового центра с сообщениями типа «Осторожно — ОПК!».

В заметке за 7 сентября сообщается: «На первых же уроках предмета „Православная культура“, который был введен с этого учебного года в Белгородской области в качестве обязательного регионального компонента, учащихся школы села Белянка Шебекинского района во время урока „Православной культуры“ работали на картофельных полях Воскресенского женского монастыря села Зимовенька». И далее: «Администратор евангельской церкви „Царство Божие“ в Шебекино Ольга Зис заявила, что среди детей, копавших монастырскую картошку, были и дети верующих их протестантской церкви». Можно бы посмеяться этому казусу. Ну, привезли детей на экскурсию в монастырь — такое и раньше практиковалось в светских школах. Ну, согласились дети помочь монахиням — что ж такого? Но дело куда серьезнее. Те же учителя, как утверждает О. Зис, на уроке ОПК настроили православных детей против детей-протестантов, и теперь их обзывают в школе «сектантами».

Правда это или навет евангельского администратора, определить сложно. Однозначно, что ОПК — не обычный предмет, и судить его будут строго. Увы, никто не вспомнит, что в том же Шебекинском районе в сиротской школе за два года факультативного преподавания ОПК не было зарегистрировано ни одного привода в милицию. А раньше такое было в порядке вещей, ведь в школе учатся трудные подростки. И что педагоги Белгородской области утверждают: за восемь лет преподавания ОПК школьники стали вести себя лучше. Нет, это все останется за кадром. А подмечать будут только плохое — и к этому нужно быть готовыми.

Вот еще пример. На одном из молодежных форумов «ради хохмы» вывесили текст пьесы из методического пособия «Основы православной культуры в первом классе: Книга для учителя» О.К.Харитонова. Ее действующие лица: Красная Шапочка, Железный Дровосек, Трусливый Лев, Страшила, Волк и… евангельские Жены Мироносицы. Сказочные герои идут в церковь на пасхальную службу, а волк не пускает:

«Волк: Глупцы, куда вы идете? Вас ждет серая, скучная, неинтересная жизнь. Посты, молитвы, заповеди… Остановитесь.

Лев: Тебе-то, серый, что за дело?

Волк: Хочу спасти вас от религиозного дурмана.

Железный дровосек: Сам ты дурман. А ну пусти.

Волк: Не пущу! Имя мне — легион!..

Лев: Прочь с дороги (рычит).

Красная Шапочка: Лев начал рычать — кто не содрогнется?

Хор: Христос воскресе из мертвых…

Волк: А-а-а-а (убегает)».

Прежде я читал отклики об этой пьесе на православном форуме Андрея Кураева. Там говорили, что нельзя сказочных героев смешивать с реальными людьми из Евангелия, что такими неумелыми поделками дискредитируется православие, что православная культура имеет своих героев, понятных и симпатичных детям, и можно обойтись без персонажей Шарля Перро… Но одно дело, когда критикуют свои, православные, и совсем другое, когда это подставляется под зубоскальство людей светских. Вот как отреагировала молодежь: «Дас ист фантастиш… Можно с ума съехать… Кто читал „Волшебников Изумрудного города“? Там те же самые герои идут к великому Гудвину за исполнением желания и получают облом — Гудвин оказался обманщиком. Хорошенькая аналогия… Ой, мрак-то какой, отпустите меня в светское государство…»

Пугаться этого зубоскальства не стоит. Бояться мы должны другого — того, что свято место пусто не бывает. Можно бесконечно затягивать с введением ОПК, ссылаясь на несовершенство учебников и неподготовленность учителей. Но время-то идет! И у наших детей появляются иные учителя.

Нынешним летом, признаюсь, испытал я настоящий шок. Поехали с сыном отдыхать. Дорога на поезде долгая, и каждый взял по толстой книжке. Гляжу, у сына: Ник Перумов. «Рождение мага». Странное название.

— Друг дал почитать, — объяснил сын. — Это фэнтэзи, у них все в классе зачитываются.

Ну ладно. Друг вроде из православной семьи — они в церковь по праздникам ходят, всех детей крестили. Да и Ник Перумов известный фантаст, кругом его книги продаются. На обратном пути от скуки взял у сына почитать «школьный бестселлер». И остолбенел…

Герой романа некто Неясыть в школе магов знакомится с проституткой (положительной героиней), которая говорит о своем занятии: «Я люблю это дело. А чего тут странного? Ежели с душой, так любое дело можно хорошо делать. Опять же заработки приличные». Дальше — больше. Неясыть поступает в ученики к Темному — тоже положительному герою, которого «светлые» маги всячески шпыняют. Презреннее, наверное, только «церковники», верующие в Спасителя, о котором сообщается пренебрежительно: «Магия Спасителя тоже имеет некую силу — но меньшую». И вот Неясыть приступает к учебе: ему надо вскрыть могилы монахов-церковников — для учебного «оживления» мощей. Учитель Неясыти радуется: «Ох, это славно! Люблю монасей, Спасителя молельщиков. Первоклассные зомби из них получаются».

Вот это наши школьники сейчас читают. Причем в книге развернута целая философская программа. Вот центральный монолог Темного, этакого одинокого рыцаря, не понятого толпой:

«Основа основ в нашем ремесле — зло. Не абстрактное Зло с большой буквы из философских трактатов, а самое обычное, земное — причинение боли, например, тому, кто слабее тебя. Древние не зря такое большое внимание уделяли человеческим жертвоприношениям, ибо с их помощью можно осуществить поистине великие заклятия… Без эманаций страдания, мучений и страха живых существ некромант куда как слаб. Он должен уметь улавливать эти эманации, он должен… гм… уметь вызвать их, поэтому мы с тобой позже займемся ритуальными пытками. Ого, ты не вздрогнул? Хороший признак. Мне это нравится».

И далее сей романтический черный рыцарь дает моральное обоснование злу: «Запомни, Неясыть, путь Тьмы — это свершение меньшего зла во имя предотвращения большего. Светлые этого не понимают… Если удар запасного полка решит исход дела в пользу этого полководца, кто станет укорять его, что он пожертвовал частью ради спасения целого?..»

Вот оно! А я-то думаю, где же встречал эти аргументы в пользу Зла… Точь-в-точь теми же словами изложен «символ веры» сатанинской религии на их сайтах (однажды мне пришлось все это изучать, чтобы написать статью). У них Тьма — основа всего. Белое, мол, не может без темного. То есть в этом молодежном бестселлере — самая настоящая проповедь религии дьяволопоклонников.

Еще лет пять назад такого не было на магазинных полках. Время ускоряется. И чем мы ответим на этот вызов?

http://www.vera.mrezha.ru/524/6.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru