Русская линия
Столетие.Ru Александр Дмитриев29.09.2006 

Русско-язычные…
Язык и вера как инструменты практической политики

Термин «народ» — ясный, всем понятный. Ведь каждый житель недавнего СССР на всю жизнь запоминал знаменитые слова Тургенева о великом и могучем русском языке. Но, слыша русскую речь, отождествлял ли он говорящего с русским народом? Скорее всего, он об этом просто не думал. Да и сам термин «русский народ» с 1917 года потерял свою прежнюю определенность.

…После «перестройки» оказалось, что в новых государствах граждане захотели говорить исключительно на своих языках. Русский язык был переведен на вторые роли; вместе с этим начался процесс отхода и от русской культуры.

А как было до нас, в Российской империи?

В соответствии со сводом «Основных государственных законов» и «Полным сводом законов Российской империи»: «Русский язык есть язык общегосударственный и обязателен в армии, во флоте и во всех государственных и общественных установлениях. Употребление местных языков и наречий в государственных и общественных установлениях определяется особыми законами». А в соответствии с главой «О вере»: «Первенствующая и господствующая в Российской Империи вера есть Христианская Православная Кефалическая Восточного исповедания». Вместе с тем, «Свобода веры присвояется не токмо Христианам иностранных исповеданий, но и Евреям, Магометанам и язычникам: да все народы, в России пребывающие, славят Бога Всемогущего разными языки по закону и вероисповеданию праотцев своих, благославляя царствование Российских Монархов и моля Творца вселенной о умножении благоденствия и укреплении силы Империи».

Очевидно, что в Российской империи были некоторые трудности с определением, что есть, собственно, русское население. Речь шла о российских, или русских поданных. Поэтому фигурировали не русские, украинцы, белорусы, поляки, евреи и узбеки, а православные, католики, иудеи и мусульмане. И это понятно: в царской России духовный фактор имел первенство перед факторами иными. И если от вероисповедания переходить к его носителям по национальному признаку, то следует признать, что равными правами обладали русские, украинцы, белорусы и лица других национальностей, исповедовавшие православие. Но поскольку царь был православный и русский, то, присягая ему на верность, все подданные мужского пола, достигшие двенадцатилетнего возраста, всякого чина и звания и независимо от национальности и вероисповедания, становились русскими подданными.

Таким образом, важнейшими признаками народа и создаваемого им государства стали язык и идеология, то есть религия.

Но являются ли язык и религия равноценными факторами, или какой-то из них — определяющий? Похоже, что определяющей является всё же религия. Действительно, что определяло СССР? Неужели только русский язык, или все же марксизм-ленинизм? Ясно, что последнее. Аналогичный ответ дает и история взаимоотношений между русским и украинским народами. И украинцы, и русские с 988 года были православными. В летописях ХII-ХIII веков для обозначения части юго-западных земель Киевской Руси, в частности, Киевского и Черниговского княжеств, появилось название «Украина» в значениях «край», «окраина». Этот термин распространился на все земли, где формировалась украинская нация. Возникновение термина «Малая Русь», «Малороссия» связывают с ХIV веком; название «Великая Русь» распространилось на северо-восточные земли, где формировалась нация великороссов.

Казалось бы, какое значение имеет изменение названий выросших из единого корня народов и мест их проживания? Оказывается, существенное. Ранее термин «русские» носил объединяющий характер, определял три народа, а Русь-Россия включала в себя Великороссию, Малороссию и Белорусию.

Причем термин «Великороссия» имел в виду размеры, а вовсе не особое величие здесь проживающих.

За счет терминологических изменений и был потерян прежний объединяющий смысл понятия «русский народ». Но если украинский язык и отличался от языка великороссов до их объединения, вера у них была одна, православная. Она-то и сыграла решающую роль в будущем украинского народа.

В ходе освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого стало очевидно, что избежать «окатоличивания», а, следовательно, и полонизации, сама Украина не сможет. Поэтому перед руководством Украины и встал вопрос о воссоединении с православной Россией. Это и отмечал Хмельницкий в своем обращении к украинскому народу 8(18) января 1654 года в Переяславле: «Господа полковники, есаулы, сотники, все войско Запорожское! Бог освободил нас из рук врагов нашего восточного православия, хотевших искоренить нас так, что и имя русское не упоминалось в нашей земле…».

После воссоединения с Украиной России сразу пришлось вступить в войну с Речью Посполитой. А уже освобожденный Киев царь Алексей Михайлович счел за лучшее выкупить у поляков за двести тысяч рублей. Позднее, в 1686 г., заключив новый мирный договор с Польшей, русское правительство заплатило за «навеки» уступаемый Киев еще сто сорок шесть тысяч рублей. Так что экономически воссоединение Украины с Россией не имело никаких обоснований и стало для России очень затратным.

С кем же союз Украины оказался более плодотворным — с Востоком, Россией, или с Западом, Польшей, Австро-Венгрией и Румынией? Ответ дает статистика и тот факт, что восток области Украины до сих пор дотирует западные области.

…Итак, в XVII веке православие вновь объединило русских и украинцев в государственно единый народ. На этой же основе в это объединение был включен и народ Белоруссии.

В сущности, и сейчас воссоединить Украину и Белоруссию с Россией может только православие.

Что касается языка, то русский язык является родным не только для украинского русского, но и для коренного украинца, предки которого устояли в период экспансии польского языка и максимально возможно сохранили язык Киевской Руси. Уместно привести фрагменты речи известного слависта Будиловича, произнесенной в торжественном собрании Петербургского Славянского благотворительного общества 14 февраля 1907 года: «Начавшаяся после Хмельницкого постепенная замена диалекта западно-русского языка общерусским, Ломоносовского типа, была вместе с тем, освобождением первого от ляшского порабощения, которое грозило ему погибелью». И далее: «Наш нынешний литературный язык не может быть назван великорусским ни по своему происхождению, ни по составу и строю, ни, наконец, по своим культурным задачам. Наоборот, язык Ломоносова должен быть с полным правом признаваем языком общерусским, подобно тому, как на западе язык Данте признается общеитальянским, Лютера — общенемецким, Кальвина и Мольера — общефранцузским и т. д.».

Таким образом, исторически русский язык не является привнесенным на Украину извне, чуждым ей.

Он такой же местный, как и язык украинский. Да и православие на Украине всегда было связано богослужебным церковнославянским языком Киевской Русью и ее древнерусским языком. Очевидно также, что нынешний русский язык ближе к церковнославянскому, а следовательно, и к древнерусскому, чем нынешний украинский язык. Значит, отход от церковнославянского языка богослужения не только в сторону украинского, но и русского, и белорусского языков — это отход от православия.

Итак, православие и русский язык являются общими для Украины и России и потому могут послужить объединяющими факторами. Но при продолжении нынешней вялой политики в отношении развития на Украине православия и русского языка, Украина и Россия будут не сближаться, а все дальше и дальше расходиться. Ведь очевидно, что лишение русского языка статуса государственного, а тем более официального, не имеет научных обоснований.

Православие на Украине переживает не лучшие времена. Ведь большое число православных посещают безблагодатные храмы УПЦ КП и УАПЦ, насильственно отобранные у УПЦ. Большие усилия направляются на создание канонической Украинской автокефальной церкви методом отделения УПЦ от РПЦ и объединения с УПЦ КП и УАПЦ. При этом очевидно, что создание такой единой украинской национальной церкви будет равносильно уничтожению православия на Украине, а с ним — и украинского народа.

http://stoletie.ru/tayna/60 928 154 456.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru