Русская линия
Милосердие.RuИеромонах Мелитон (Присада)28.09.2006 

Учусь исповедоваться у детей

В 1994 году в Сергиево-Посадский детский дом слепоглухих стали регулярно приезжать московские семинаристы. В 2001 году там открылся домовый храм преподобного Сергия Радонежского. В прошлом году настоятелем храма был назначен насельник Троице-Сергиевой лавры иеромонах МЕЛИТОН (Присада). О детском доме и окормлении других учреждений отец Мелитон рассказал в интервью нашему сайту

— Отец Мелитон, когда открылся храм в детском доме?

— В 2001 году. Во многом благодаря стараниям насельника Лавры иеромонаха Зенона. Он начал регулярно ездить сюда в 1994 году, еще до пострига, во время учебы в семинарии. В прошлом году отец Зенон неожиданно скончался (ему было всего 29 лет). Наместник Лавры епископ Феогност написал ректору Духовной академии архиепископу Евгению прошение о назначении меня настоятелем детдомовского домового храма преподобного Сергия Радонежского. Я в то время еще иеродиаконом был, но главная проблема заключалась в том, что постриг я принимал в академии. Проживаем мы все на территории Лавры, но те, кто принимает постриг при монастыре, подчиняются владыке Феогносту, а те, кто при академии — владыке Евгению. Поэтому просьба о моем назначении рассматривалась полгода, даже думали «обменять» меня — перевести в Лавру, а кого-то из лаврских монахов — в академию. Но в итоге и в детский дом назначили, и послушания в академии (комендант и помощник эконома) оставили. 18 сентября исполнился год со дня моей священнической хиротонии. Седмицу я отслужил в академии, а 25 сентября служил свою первую литургию в интернате.

— Для вас новое послушание не было неожиданностью?

— Нет. Сразу после смерти отца Зенона я понял, что моя кандидатура будет рассматриваться. До семинарии я окончил Брестский педагогический университет и 3 года отработал в школе дефектологом и психологом. Наверное, именно поэтому в семинарии меня назначили руководителем педагогического отдела, отвечавшего за окормление детских домов. Мы помогали отцу Зенону, который, кроме детского дома для слепоглухих окормлял другие детские дома и интернаты Сергиево-Посадского района (епархии митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, но поскольку руководители учреждений просили, чтобы их окормляли монахи Троице-Сергиевой Лавры, на это было получено благословение Святейшего Патриарха) — около восьми детских учреждений плюс дом престарелых. Так что я знал, что мое назначение возможно, но не скажу, что был к нему готов. Тяжело на таком широком поле деятельности барахтаться одному, а пока приходится. Священников в Лавре и в академии много, но у всех по 2−3 послушания. Накануне Успенского поста рукоположили в священники отца Максима Каскуна. Он вместе со мной нес послушание в педагогическом отделе, после семинарии женился, служил диаконом в Лесосибирске, потом в Ярославле. Сам предложил мне свою помощь, я сказал: конечно, приезжай, будем служить вместе. Его кандидатура на принятие в клир лавры тоже рассматривалась полгода — подали прошение Великим постом, а утвердили — перед Успенским.

— Женатого священника — в клир монастыря?

— Такое практикуется в исключительных случаях. Наверное, этот случай как раз исключительный. Недалеко от Сергиева Посада, в поселке Жучки есть детский дом, в котором проживает около двухсот детей. Пока там нет ни храма, ни молельной комнаты, а дирекция детского дома так заинтересована в священнике, что даже выделила для него квартиру. Не было возможности назначить на это послушание кого-либо из братии Лавры. Поэтому я и ходатайствовал о назначении отца Максима, с которым мы вместе помогали отцу Зенону, и Лавра в лице священноначалия откликнулась на мою просьбу. Сорокоуст он служит в Лавре и в интернате, а потом вплотную займется Жучками. Будущий храм, как и действующий храм в интернате для слепоглухих детей, считается подворьем Лавры.

— Как часто вы служите в интернате?

— По воскресным дням, на двунадесятые, великие и престольные праздники. Вечером — всенощную, утром литургию. На Рождество и Пасху бывает праздничная трапеза с сотрудниками и детьми, по возможности устраиваем для детей концерты. Кроме того, семинаристы делают совместно с детьми спектакли, и мы ездим с ними в другие детские дома района, поздравляем их воспитанников с праздником. Стараемся сохранять традиции, сложившиеся при отце Зеноне. Храм в детском доме — постоянное место моего священнического служения. Это полноценный приход. Многие сотрудники приходят, исповедуются и причащаются, крестят у нас своих детей и внуков. В этом большая заслуга директора Галины Константиновы Епифановой, которая уже 25 лет работает в детском доме слепоглухих. Она православный человек, и по ее примеру большинство сотрудников тоже пришли к вере. Галина Константиновна с коллегами делают все возможное, чтобы дети чувствовали себя здесь уютно. А это непросто — в детском доме проживает 220 детей, и все они такие разные: полностью слепые, слабовидящие, глухонемые и говорящие, одаренные и с задержками развития, физически крепкие и с церебральным параличом, общительные и аутичные. И в таком «пестром» коллективе создана домашняя атмосфера. У меня ощущение, что весь детский дом — одна семья.

— Все дети — сироты?

— Сирот (в том числе и социальных) — процентов 60. У остальных есть родители, но им необходимо коррекционное обучение, поэтому они в учебный период проживают в детском доме, а на летние каникулы родители их забирают (некоторых, живущих недалеко, забирают и на выходные).

— А тех, кого не забирают, на лето куда-нибудь вывозят?

— Да, на месяц-полтора каждое лето детям организуют лагерь. В этом году возили в Пензу. Без меня — у меня другое послушание было. Но вообще стараемся, чтобы дети не только летом, но каждое воскресенье куда-нибудь выезжали. В последнее воскресенье ездили в Малинники, купали детей в источнике Гремячем. Перед этим — в Радонеж. Часто ездим в Лавру к мощам преподобного Сергия. Организуем досуг. Прошлой осенью были в Белоруссии в Полоцком монастыре. И детям понравилось, и они там понравились. В этом году нас опять туда приглашают. Не знаю, получится ли. Паломническая программа разрабатывается с учетом занятости детей в школе и моих послушаний в академии.

— Есть среди детей некрещеные?

— Несколько человек, родители которых мусульмане или буддисты. Большинство крещены, а четверых я крестил в интернате. Почти все ребята причащаются, но… Некоторые совсем не понимают, что происходит на службе, только сердцем чувствуют, и причащаю я таких детей как младенцев — без исповеди. Другие скажут «сердился, прости, Господи!» — и вся исповедь. Или там шалил, ударил кого-то, грубое слово сказал. Понимают они, что такие вроде бы незначительные проступки отдаляют их от Бога, переживают. А есть дети, у которых я сам учусь исповедоваться — их исповеди заставляют меня задуматься о своем внутреннем состоянии! Не все дети могут говорить, многие исповедуются жестами, а слепоглухие — на дактиле. Но глубина исповеди зависит, конечно, не от этого. Другое дело, что я только начал осваивать язык жестов и дактиль, поэтому пока мне такие исповеди принимать труднее. Когда на всенощную приезжает помочь кто-то из братии, он служит, а я во время всенощной исповедую. Когда служу один (что бывает чаще), исповедую после ужина. Прихожу причащать и лежачих детей, которые не могут дойти до храма.

— Отец Мелитон, а не было конфликтов с родителями, недовольными воцерковлением их детей?

— Пока, к счастью, инцидентов не было. Наоборот, дети сами знакомили родителей со священником (раньше с отцом Зеноном, теперь со мной), по моим наблюдениям родители относятся к нам хорошо.

— Какие еще социальные учреждения вы окормляете?

— Детский дом в Жучках для детей с нарушениями речи (теперь отец Максим назначен туда, планирует открывать домовый храм, уже 20 детей изъявили желание креститься), приют «Надежда» в поселке Реммаш, центр для детей с задержками психического развития, реабилитационный центр для детишек с ДЦП «Оптимист», детское и подростковое отделения Абрамцевской психиатрической больницы, центр для развития детей «Теремок» в афанассово, дом престарелых в Сергиевом Посаде. Но я не могу сказать «окормляю». В нашем детском доме я бываю почти каждый день, а там — наездами. В некоторых учреждениях служу молебны, в других периодически причащаю, куда-то приезжаю просто с праздником поздравить. Это все-таки не окормление, а разовая помощь.

— Как относится руководство этих учреждений к приходам священника? Много ли там воцерковленных сотрудников?

— Относятся к нашему приезду, по-моему, неплохо, а судить о воцерколвленности сотрудников и вообще об атмосфере мне трудно — я же не бываю там регулярно. Но считаю, что каждому детскому дому и другому социальному учреждению нужен домовый храм. На примере нашего детского дома я вижу, как это создает атмосферу любви и тепла, меняет не только детей, но и воспитателей.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ

Вы можете внести свою посильную помощь на строительство храма на следующий расчетный счет:

СП-Банк (ООО) г. Сергиев Посад ИНН 7 702 062 635 К/сч. 30 101 810 900 000 002 048 БИК 44 552 789

Для Благотворительного фонда имени Преподобного Сергия Радонежского

Расчетный счет N 40 703 810 400 000 000 000 ИНН 5 042 085 742 КПП 504 201 001

Кошельки Web Money:
Z256329380728
U218592082017
R340284502149
E256888822641
Е-mail: meliton@yandex.ru

http://miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=8&id=4068&vote=1 159 353 017


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru