Русская линия
Нескучный сад28.09.2006 

Вчера и завтра военного духовенства в России

История

В допетровской Руси духовные лица временно прикомандировывались к полкам патриаршим приказом или распоряжением царя. Более прочная организация была дана военному духовенству Петром I. По Воинскому уставу 1716 года при каждом полку должен был состоять священник, а указом 1719 года повелено было во флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху. Для наблюдения за ними назначались на время плавания обер-иеромонахи или начальные священники. В сухопутных войсках в мирное время наблюдение за полковыми священниками входило в круг обязанностей местных епархиальных властей, в военное время Воинский устав предписывал назначать обер-полевых священников. Первое их назначение относится к 1746 году. Они состояли в ведении Св. синода. При Павле I должность обер-полевого священника стала постоянной, ему было поручено «главное начальство» над полковыми священниками в административном и судебном отношениях. Первым таким обер-священником стал протоиерей Павел Озерецковский — незаурядная личность, имевшая огромное влияние в Русской армии.

В 1858 году при Александре II обер-священники были переименованы в главных священников.

12 июня 1890 году императором Александром III было учреждено звание «протопресвитера военного и морского духовенства». Протопресвитер армии и флота избирался Св. синодом, затем утверждался царем. При протопресвитере учреждалось духовное правление, которое ведало общей постановкой преподавания Закона Божия в войсках, руководством благотворительными учреждениями при церквах военного и морского ведомств, а также призрением заштатных священнослужителей, их вдов и сирот. Правление избирало кандидатов для поставления в священнический и диаконский сан и предоставляло их местным архиереям, а также принимало желающих священнослужителей из епархий по согласованию с епархиальным начальством.

Общую структуру духовного ведомства в Русской армии к началу XX века отображает следующая таблица:

Дивизионные, бригадные и гарнизонные благочинные избирались на собраниях духовенства гарнизонов.

Наиболее многочисленный отряд военного духовенства представляли полковые священники, которые приравнивались к офицерам в звании капитана. Солдаты обязаны были отдавать им честь и называть их «Ваше благородие».

В 1891 году в ведомстве протопресвитера армии и флота находилось 407 церквей, и при них: протоиереев — 106, священников — 337, протодиаконов — 2, диаконов — 55, псаломщиков — 68, всего — 569, из которых 29 было с академическим образованием, 438 с семинарским и 102 с училищным и домашним.

Примечательно, что при русских войсках и военных учреждениях состояли также римско-католические капелланы, находившиеся в ведении административного декана, и лютеранские дивизионные проповедники; в казачьих землях в ведении военного министерства состояло магометанское духовенство.

В обязанности русских полковых священников входило неукоснительное совершение богослужений во все воскресные и праздничные дни, произнесение проповедей, подготовка военнослужащих к участию в церковных таинствах исповеди и причащения — с помощью особых поучений и внебогослужебных собеседований, подготовка церковного хора; назидание и утешение болящих в лазаретах; преподавание Закона Божия в полковых школах. Особенно отмечалось, что военные священники «обязаны совершать таинства и молитвословия для воинских чинов в храмах и домах, не требуя за то вознаграждения».

Во время проведения мобилизации и во время военных действий военные священники обязаны были следовать по назначению с воинскими частями и находились в безусловном подчинении военному командованию.

К военным священникам традиционно предъявлялись высокие требования, и далеко не каждый священник мог нести пастырское служение в русской армии. «Полковой священник, — писал исследователь военного священства в России XIX века Н. Невзоров, — должен запастись самоотвержением, чтобы, стоя в пылу битвы, быть способным поддерживать в армии надежду на помощь Божию и свои собственные силы, вдохнуть в нее патриотический героизм к Царю и Отечеству».

Известен ряд подвигов по воодушевлению и даже спасению войск, совершенных военными священниками во время Русско-японской и Первой мировой войн. Большая часть военных священников этой последней войны полегла на полях сражений.

Источники: Словарь Брокгауза и Ефрона. Статья «Военное духовенство».

Выпускная квалификационная работа М. Г. Косинова «Специфика служения военного духовенства России», подготовленная для защиты на Богословском факультете ПСТГУ (кафедра пастырского богословия; выпуск 2006).

Проект закона уже есть

Несмотря на отсутствие в современной России юридически закрепленного понятия военного духовенства, священнослужители уже не редкость не только в тыловых казармах, но и на войне. На илл.: православные священники в Чечне, 2005 г.
10 февраля этого года Генеральная прокуратура России направила в Министерство обороны и Федеральное собрание проект закона о военном духовенстве. Этот документ предусматривает восстановление в наших вооруженных силах штатного священства. По словам главного военного прокурора, генерал-полковника юстиции Александра Савенкова, целью такой меры является «повышение нравственного, культурного воспитания военнослужащих и борьба с неуставными отношениями в армии — дедовщиной». Законопроект пока находится на стадии обсуждения и доработки, однако, скорее всего, ему суждено стать полноценным законом:

9 Мая, в День Победы, встречаясь с ветеранами войны, президент России В. В. Путин поддержал идею восстановления военного духовенства. «Государство должно обеспечить условия для отправления религиозного культа тем, кто это хочет делать. Для решения этого вопроса можно использовать и зарубежный опыт, и вспомнить наш опыт, который был неплохим и всегда эффективно работал», — сказал президент. В ожидании утверждения столь важного для всех нас закона мы попросили главу Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами протоиерея Димитрия СМИРНОВА рассказать читателям «НС» о некоторых деталях этого документа:

«Согласно законопроекту подчинение военного духовенства будет двойным: священники будут подчиняться как военному, так и духовному начальству, как это и было до революции. Однако воинское звание батюшкам давать нежелательно: они, скорее всего, будут приравнены к определенным военным чинам в зависимости от занимаемой должности. Например, главный священник ВВС будет приравниваться к генералу, а священник воздушной армии — к полковнику. Особой униформы законопроект для военного духовенства не предполагает. В законопроекте говорится, что свой священник должен быть в войсковых подразделениях начиная с полка: то есть в полках, дивизиях, округах и так далее. Название „капеллан“, часто употребляющееся светской прессой в связи с военным духовенством, применяться к батюшкам в российской армии не будет: это для нее совершенно нетрадиционно.

Конечно, для служения военного священника нужно соответствующее место. Сейчас в российских войсковых частях есть несколько сотен храмов и несколько сотен молитвенных комнат, но пока специальное место для совершения богослужений есть далеко не во всех войсковых частях. Однако в законопроекте о войсковом духовенстве говорится, что командиры частей обязаны обеспечить духовенство и верующих соответствующими помещениями.

Законопроект предполагает разработку соответствующего устава для военного духовенства, касающегося службы в мирное и военное время, а также во время учений и маневров. Пока такой устав не разработан. При разработке проекта был изучен опыт дореволюционной России, а также опыт военного духовенства таких стран, как США, Великобритания, Германия, Канада, Франция, Польша и Греция.

В определенных родах войск будут нести службу священники, знакомые со спецификой данного рода войск.

А общей подготовкой военного духовенства будет заниматься специальное высшее духовное заведение, которое предполагается создать в сотрудничестве с военными.

На первом этапе после введения закона о военном духовенстве служба священника в войсках не будет единственным послушанием батюшек: они будут совмещать ее с приходской деятельностью в обычных храмах.

В будние дни они будут служить в войсковых частях, а в субботу, воскресенье и праздники — на своих приходах. Именно так протекает служение тех священников, которые служат в войсках сейчас — их около двух тысяч. И именно они составят основу будущего штата российского военного духовенства. Однако впоследствии должность военного священника станет постоянной и единственной. Так же планируется решить вопрос с жильем для войскового духовенства: если сейчас возможности поселить батюшку в войсках нет, то в будущем военный пастырь будет жить вместе со своей паствой. Материальное содержание военного духовенства будет осуществляться за счет Министерства обороны.

Но все же не надо думать, что возрождение института военного духовенства — дело скорого времени, путь этот будет долог и сопряжен с огромными трудностями по преодолению инерции советского безбожного времени».

http://www.nsad.ru/index.php?issue=22§ion=9999&article=496


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru