Русская линия
Столетие.Ru Владимир Волков27.09.2006 

Князь-мученик Михаил Тверской
Ценой своей жизни он избавил родную землю от татарского нашествия

Жители русских городов помнят своих великих земляков, гордятся ими. Особо чтут память героев, защищавших родной край. Для старинной Твери таким героем, несомненно, является князь-мученик Михаил Ярославич.

Достойный славы

День рождения Михаила Ярославича не мог не запомниться его близким и народу: на свет он появился в 1272 году, на сороковой день смерти отца, тверского князя Ярослава Ярославича, младшего брата Александра Невского. Воспитывать сына пришлось матери, овдовевшей княгине Ксении, которая была дочерью одного из новгородских бояр. Тверичам, правда, больше нравится легенда о том, что Ксения была дочерью пономаря Афанасия из села Едимоново, то есть их землячкой из простого рода, полюбившаяся великому князю Ярославу за красоту и ум. Что-что, а ума княгиня была действительно изрядного. Она обучала сына «святым книгам и всякой премудрости», при ней Тверь украсилась Спасо-Преображенским собором — первым после нашествия монгольских завоевателей каменным храмом Северо-Восточной Руси. Воинской науке учили юного князя умудренные жизнью тверские воеводы, участники многих сражений и походов.

Михаил Ярославич оказался талантливым учеником. Будучи совсем юным, сумел в 1293 году отбиться от войска ордынского царевича Тудана (Дюдени), приведенного на Русь городецким князем Андреем Александровичем. Тогда-то и хлынули в спокойную Тверь беглецы из разоренных татарами мест. Княжество быстро наполнилось народом. По всей тверской земле стали расти новые города и села, налаживаться ремесленное производство. При Михаиле Ярославиче расцвела торговля, развитию которой способствовало наличие важнейших торговых путей: первый шел вниз по Волге в Орду; второй — вверх по Волге и далее волоками в Новгород, в Прибалтику; третий — на запад в Литву и центральную Европу. В Тверь стали стекаться немалые деньги, позволившие Михаилу Ярославичу претендовать на Великое княжение владимирское.

Соперничество

Одновременно в борьбу за великокняжеский ярлык помимо тверского князя вступила расположенная по соседству Москва. Однако богатая Тверь поначалу легко одолела своего конкурента. Когда в 1304 году умер великий князь Андрей Александрович Городецкий, к хану просить ярлык поехали два князя — Михаил Ярославич Тверской и Юрий Московский. Исход этого соперничества оказался вполне предсказуем: в соревновательности даров, розданных хану и знатным татарам, легко победил тверской князь. Он и получил ярлык. Однако московский князь продолжал соперничать с Михаилом Ярославичем.

Переломным в судьбе тверского государя стал 1317 год. В том году Юрий Данилович Московский, женившийся на ханской сестре Кончаке (в крещении Агафье), получил ярлык на Великое княжение владимирское и с татарским отрядом мурзы Кавгадыя вернулся на Русь. Произошло это в конце лета.

Гнев переполнил сердце тверского князя, долго и упорно собиравшего вокруг своего княжества русские земли. Съехавшиеся к нему на совет суздальские князья предлагали с оружием в руках выступить против внезапно возвеличенной Москвы. Но, рассудив более трезво, Михаил Ярославич смирился с решением хана и, встретив Кавгадыя и московского князя у Костромы, отказался от своих прав на владимирский великокняжеский стол. Но при этом довольно грозно предостерег Юрия Московского от намерения вторгнуться в его земли.

Однако именно это и должно было неминуемо случиться, так как закрепить за собой великое княжение Юрий мог только при условии разорения богатого соперника и принуждения Твери заключить с Москвой мирный договор, выгодный для московского княжества. Обе стороны стали готовиться к неминуемой схватке.

Схватка

Союзниками Юрия в войне против Твери выступили и суздальские князья, прежде убеждавшие Михаила Ярославича в своей поддержке, и новгородцы. Но с новгородским войском еще нужно было соединиться. Поэтому с самого начала кампании обе рати — московско-суздальская и новгородская — действовали разрозненно, медленно продвигаясь навстречу друг другу. Битвы они не искали, занимаясь разорением тверской округи. Для погромных рейдов высылались отдельные отряды, что не могло не ослабить главное войско. Этим и воспользоваться Михаил Ярославич. Но атаковал он поначалу не московскую рать, а ее главного союзника. Внезапным ударом тверичи разбили новгородское войско, преследовали его до Торжка и заключили с новгородцами мир. Однако на тверской земле оставался гораздо более опасный противник — объединенное московско-суздальское войско, усиленное татарским отрядом. Вернувшись в Тверь, Михаил Ярославич собрал свои лучшие полки и двинул их навстречу пришельцам. Произошло это в конце декабря 1317 года.

К тому времени Юрий и Кавгадый, разорив тверские земли на правобережье Волги, решили переправиться на левый берег. Трудности это не представляло и, перейдя замерзшую Волгу в районе Старицы, они стали лагерем у села Бортенево. Там московские и татарские полки были атакованы тверичами. И в жестокой сече, закончившейся уже в темноте, потерпели полное поражение. С небольшим отрядом из боя удалось вырваться лишь самому Юрию, лесными дорогами ушедшему в Новгород. В плен попали его жена Агафья, брат Борис Данилович Нижегородский и многие суздальские князья.

Этой большой победе своих земляков посвящено большое художественное полотно самобытного тверского художника Николая Белова «Бортеневская битва», ставшее в свое время сенсацией в мире русского искусства. Художник изобразил самое начало сражения — атаку тверичей и уже обратившихся в бегство москвичей. Это позволило ему отказаться от изображения убитых единоплеменников. В картине доминирует радость триумфа Твери. Триумфа тем более значимого, что на стороне проигравших битву москвичей бились и татары. Однако в этом проявлении победа не стала полноценной, — союзник Юрия Даниловича, мурза Кавгадый, поняв уже в самом начале сражения, что оно проиграно, приказал своим воинам свернуть знамена и начал переговоры с Михаилом Ярославичем. Он отправился в Тверь, где попытался заверить победителя, что Юрий Московский начал поход без ханского повеления. Одарив татар, тверской князь отпустил их восвояси.

Последний путь

Трудно сказать, как повернулось бы это дело дальше. Но на беду Михаила Ярославича в Твери умерла пленная московская княгиня Агафья. В ярости Юрий Данилович собственноручно убил сообщившего ему об этом тверского посла и немедленно отправился в Орду. Там он обвинил Михаила Ярославича в сопротивлении воле хана Узбека и отравлении ханской сестры. Эти обвинения поддержал и ненавидевший тверского князя после Бортеневской битвы мурза Кавгадый. Нет сомнения, что Михаил Ярославич знал о собиравшихся над его головой тучах и также собрался ехать в Орду, чтобы оправдаться. Прежде себя тверской князь отправил с дарами хану своего 12-летнего сына Константина.

И близкие, и бояре в один голос умоляли Михаила Ярославича не ехать на верную смерть. Но прибывший из Орды ханский посол Ахмыл предупредил князя, что если тот в течение месяца не приедет к хану, на Тверь будут направлены карательные отряды.

После долгих раздумий Михаил Ярославич дал ответ тверичам: «Царь не требует кого-либо иного, но моей головы хочет; если уклонюсь, то отчизна моя в полону будет и множество будет убито, а после того придется когда-либо умирать, то лучше ныне мне положить свою душу за многие души».

В августе 1318 года князь Михаил двинулся в свой по-настоящему последний путь. Он успел уложиться в отведенный ему месячный срок и тем остановил готовившееся опустошительное нашествие.

Полтора месяца тверской князь жил в Орде, кочевавшей тогда в устье Дона, спокойно. Затем хан Узбек приказал своим князьям и мурзам начать над ним суд. Как и следовало ожидать, главными обвинителями выступили Юрий Московский и Кавгадый. Михаил Ярославич был признан виновным, как сказали бы сейчас, по всем пунктам обвинения и приговорен к смертной казни. Почти месяц тверского князя истязали и держали закованным в деревянной колодке. Наконец, было получено согласие хана на его казнь. Люди Юрия Московского и Кавгадыя ворвались в шатер, где находился Михаил Ярославич. Его долго били, после чего один из убийц ножом вырезал сердце тверского князя.

Тело убитого врага Юрий Данилович увез с собой в Москву и, в обмен на выгодный мир с тверичами, передал Александру, одному из сыновей Михаила Ярославича. 6 сентября 1319 года останки князя-мученика были привезены в Тверь и погребены в построенном его матерью Спасо-Преображенском соборе.

Нравственный подвиг тверского князя сделал его одним из самых почитаемых русских святых. Почитание Михаила Ярославича как святого в Твери началось практически с того момента, когда на родину были возвращены его останки. А в 1549 году Михаил Ярославич Тверской был официально канонизирован и причислен к лику святых.

http://stoletie.ru/zodchiy/60 926 135 902.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru