Русская линия
МедиакратияЕпископ Ставропольский и Владикавказский Феофан (Ашурков)26.09.2006 

«Духовное единство российского народа»
On-line конференция Владыки Феофана

18 сентября в понедельник в 12:00 (мск) на сайте проекта «Медиакратия» состоялась Интернет-конференция члена Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам толерантности и свободы совести, епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана.

Тема: «Духовное единство российского народа».

В ходе дискуссии прошло обсуждение актуальных вопросов общественной жизни, проблем национальных взаимоотношений и ксенофобии, образования и просвещения российской молодежи, поддержания российских традиций, основанных на знании истории Родины.

Владыка Феофан: Здравствуйте! Я хочу поблагодарить всех, кто проявляет интерес к конференции. Особенно молодежь. Это говорит о том, что нашей молодежи не безразлично, какова будет судьба нашей страны. Сегодня много говорится о том, какая будет макроэкономика нашей страны, но ни один народ не может жить без нравственного стержня. Хотелось бы пожелать, чтобы деятельность молодых журналистов была успешной.

Марина Зубарева, Курская область: Добрый день! Как Вы помните, 4 ноября решено считать Днем добрых дел. Но у многих ли в стране (да и в мире) есть представление о том, что такое добро? Возможно ли единое понятие добра для представителей разных национальностей и разных конфессий? Для молодежи?

Владыка Феофан: Я думаю, это возможно. Самый лучший критерий для определения доброго дела — прислушиваться к голосу совести, это инструмент, который дал нам Господь. Если мы к нему прислушиваемся, то он подскажет какие дела могут быть добрыми. Голос совести это уже вопрос не конфессионального характера, совесть — это голос Божий. И у всех народов врать, убивать, воровать, предавать товарищей, Отечество — на все подобные дела у всех людей существует одинаковый голос совести, приводящий к одному знаменателю. Я общался с людьми разной веры в разных странах мира и меня этот вопрос всегда интересовал.

Ефим Куц, «Медиакратия»: Владыко! Необходимо ли, на ваш взгляд, возрождать в общеобразовательных учреждениях религиозное воспитание? Если да, то как быть с представителями других конфессий?

Владыка Феофан: Да, необходимо в общеобразовательных школах возрождать религиозное воспитание или хотя бы основы религиозной культуры. Мы должны знать свои корни. Речь идет об основных религиях, как об этом говорит президент РФ, поэтому, если где-то компакто проживают мусульмане, то они должны знать религию своих предков. Но если на территории России огромное количество верующих или людей, имеющих православные корни, то они должны знать историю своего народа. Ведь когда мы говорим об основах православной культуры, мы не говорим о том, что нужно вводить закон Божий, но нужно вводить аспект знаний. Мусульманину не будет понятен роман «Братья Карамазовы», если мы не будем знать основы религии, не поймем почему так велики страдания Алеши Карамазова… Без знаний и духовной культуры наверное трудно себя назвать образованным человеком. Знание же другой религии помогает уважительно относиться к нашим согражданам, живущим вместе в одном большом российском доме.

Флорин Дмитрий, Рязань, «МК» в Рязани": Скажите пожалуйста, может ли, планирует ли или уже действует, по-вашему мнению, Русская Православная Церковь в роли «миротворца» при решении различных спорных, сложных и неоднозначных вопросов, в сфере, как это сейчас принято называть: «межнациональных отношений» и «межнациональной терпимости»?

Владыка Феофан: Не буду далеко ходить за примерами в этом ответе. В пятницу, в Есентуках, по моей инициативе под эгидой Общественной палаты РФ прошла конференция по межнациональным и этноконфессиональным вопросам на Северном Кавказе. На ней собрались религиозные лидеры, видные ученые, журналисты, писатели и работали над этой темой: что мы должны сделать, чтобы мир и согласие пришли на Северный Кавказ. Вот еще конкретный пример. У нас в Ставропольском крае есть сложный регион, который примыкает к Чечне, Дагестану, и есть станицы, в которых проживает смешанное население. Мы там проводили встречи с мусульманской общественностью и договорились. Например, произойдет драка из-за какой-то девушки или юношеский максимализм ярко проявляется и нередко все это стараются раздуть… Но оказывается, что все решается просто — мы — представители церкви, мусульманское духовенство встречаемся с этими молодыми людьми и их родителями и решаем этот вопрос, как правило всегда позитивно. Мы научились работать вместе, мусульмане помогали нам, строя православный храм, а когда у них сгорела мечеть, мы помогали им. Часто общаясь с журналистами и общественностью, несмотря на то, что пережил Беслан, я всегда очень жестко говорю, что мы не имеем права ставить черту равенства между словом мусульманами и террористами. Я знаю очень много мусульман, которые по-настоящему исповедуют веру и живут по законам своей веры, это тоже путь миротворчества. Я привожу конкретный пример — у меня намечены постоянные встречи и с обычной мусульманской молодежью, и с университетской, которая, к сожалению, нередко вовлекается в конфликтные ситуации. Я думаю, что нам пора переходить от круглых столов в узком кругу специалистов с той и другой стороны, к общению с народом, нам пора открыть наши квартиры друг другу и ближе познавать культуру, веру, традиции, язык друг друга и тогда мы поймем, что в нашем общем большом доме имя которому Россия совместно жить и легче и красивее. Нужно созидательно стремиться в многообразии нашего бытия к единству жизни.

Ваш вопрос не простой. Скажу, что в этом же городе Ставрополе, напротив моего управления, находится здание Ставропольской духовной семинарии, которая занимает Ставропольский государственный университет. А мы, наша семинария, кстати древнейшее учебное заведение, находится в довольно стесненном состоянии, но вы, наверное, не слышали ни разу, что у нас трагедия, у нас конфликт… Я думаю надо время и терпение, чтобы такого рода ситуации в спокойном русле нашли мирное разрешение. Я Вам привел конкретный пример, который говорит, что в конфликте не надо спешить, от конфликтов надо уходить, и тогда то, что кажется неразрешимым будет быстрее разрешено.

Флорин Дмитрий, Рязань, «МК» в Рязани": Здравствуйте! Вопрос о благотворительности: В прошлом году Рязань, как имногие другие города, принимала детишек из Беслана. Помочь ребятам откликнулись многие. Начиная от областного УВД, заканчивая операторами сотовой связи. Но некоторые из оказывающих помощь, больше заботились о том, чтобы сделать себе рекламу на фоне темы, к которой было приковано внимание общественности. Делали это открыто и настойчиво. Просиил детей хором благодарить на камеру свою компанию. На ваш взгляд, благотворительная помощь должна быть искренней и не требовать ничего взамен, либо помошь надо принимать в любом виде?

Владыка Феофан: Да. На этот вопрос сам Христос отвечал в Евангелии, когда ты делаешь доброе дело, то не труби перед всеми. И есть известная притча: один пришел к Господу и говорит, я благодарю тебя, я и бедных кормлю, и десятину плачу, а Господь его осудил, потому что этот человек оказывается делал не от сердца, а из корыстных целей, ты мне — я тебе. Поэтому самая хорошая благотворительность, когда она не является элементом купли-продажи, когда в ответ не шумное словословие или прославление имени благотворителя, а, что еще постыдней — его реклама. Поэтому, самая хорошая благотворительность, эта та, которая делается от сердца, без шума, а по любви и из сострадания. Но все равно, надо спешить делать добро. Сначала, может быть человек сделал нечто из каких-то иных побуждений, а потом у него разовьется хороший вкус и он будет делать только потому, что это облагораживает его душу или облегчает чье-то страдание.

Павел Горлачев, студент-политолог, Курск: Какова официальная позиция православной церкви к мораторию на смертную казнь? Особенно в случаях террористов, серийных убийц?

Владыка Феофан: Мне очень трудно отвечать на этот вопрос, потому что я перенес Беслан от первой до последней минуты… Я выносил на своих руках убитых, раненых, я закрывал глаза бойцам «Альфы» после их гибели, видел слезы и отчаяние матерей и отцов… И мне трудно представить, чтобы нелюди, имели право дальше жить… Но есть нормы права, есть государство и они должны решать, принимать те законы, которые бы не позволили убийцам безнаказанно творить зло, а простым жителям, гражданам честного Отечества, чувствовать себя спокойно и безбоязненно.

Мила Сорокина, Медиакратия: Как Вы относитесь к случаям, когда человек из христианства (православия) переходит в ислам? А как Вы оцениваете ситуацию, когда в ислам обращаются люди «немусульманские» по своим этническим корням, — то есть русские? Это нормально или гибельно для их душ?

Владыка Феофан: Конечно, же я не приветствую переходов. У всех народов и у всех религиозных представителей самым позорным считалось предательство своей веры, потому что в этом случае происходит что-то аномальное, человек теряет связь на всех уровнях духовном, культурном, историческом и генетическом. Можно и дальше перечислять. Если мы люди мыслящие, то мы бы должны были попросить наших предков ответа на вопрос, как они посмотрят на твой выбор. Не думаю, что он будет одобрительным.

Александр Якуба, газета «Молодая гвардия»: В Курской области, как и в других регионах, строятся и восстанавливаются храмы, но не раз приходилось слышать от церковнослужителей, что проблема не построить храм, а собрать паству. Не считаете ли вы, что сегодня искреннее стремление к Богу подменяется внешним возвращением к православию?

Владыка Феофан: Я не очень считаю так, потому что необходимо и храмы строить и воспитывать — это задача единая. Я согласен с тем, что нужно как можно больше обращаться к строительству душ, ведь храм это то место, где человек реально, через Священные таинства, через богослужение и совместные молитвы приобщается к Богу, к церкви — все это становится единым христианским делом. Я считаю, что должны строиться и храмы, но и вне храма должна идти постоянная духовно-созидательная деятельность. Христианин и, в первую очередь священник, должен быть священником не только в храме, но и на улице, и в трамвае, и в школе, главное — в семье. И если мы будем так активно, не только через храм, но и через свою жизненную позицию воплощать идеалы православия, то многие души придут к нам.

Олег Боков, Интернет-издание, Москва: На Ваш взгляд, есть конкретные рецепты повышения духовного уровня граждан? Насколько для единства нации необходима национальная идея? Она должна сформироваться и насаждаться «сверху», или же это будет спонтанный рывок масс?

Владыка Феофан: Мы очень много говорим о национальной идее, что касается России, то как бы мы не говорили о многонациональности, православие для России, для русского народа это и было идеей национальной. Посмотрите по истории, когда Россия росла и территориально и по своей мощи, когда действительно вера была крепка и кто спасал Россию в трудные времена? Кто собрал Россию в единое государство? Вспомните Дмитрия Донского и митрополита Алексия Московского, Куликово поле и преподобного Сергия Радонежского, Смутное время и патриарха Гермогена, который замученный голодной смертью посылал свои грамоты, письма и результатом этого явились Минин и Пожарский, народное ополчение. Вспомните также времена Великой Отечественной войны, когда забыв все обиды, Русская православная церковь призвала встать на защиту Отечества. Мы не должны стесняться нашей веры, потому что она была созидательной, ни у кого нет никаких рецептов, чтобы повысить уровень духовной жизни. Самая лучшая книга рецептов — это Евангелие, там даны ответы и на сегодняшние беды. Возродится дух нашего народа, возродиться его вера, возродится и Россия. История показала, что хождение по чужим богам было всегда опасным для любого народа.

Кирилл Страхов, Санкт-Петербург, Петербургское радио: Верующие с южных территорий, которые вверены Вам, нередко находятся на переднем крае борьбы с «иноверцами». Почему, на Ваш взгляд, так происходит? И что делает епархия для того, чтобы умерить ксенофобские настроения?

Владыка Феофан: Я бы не согласился с понятием «на переднем крае борьбы с иноверцами», не надо переводить эту борьбу с теми, кто нарушает закон на религиозную основу. Для меня Басаев никогда не будем иноверцем, это будет бандит, и тех, кто расстреливал и взрывал детей Беслана, трудно назвать их верующими людьми.

Ксенофобские настроения нигде не должны приветствоваться, где бы они ни происходили, нельзя обижать или вытеснять русских из отдельных республик, но и нельзя без разбора обижать людей иного цвета кожи или другого разреза глаз. Жить вместе должно быть нормой, при этом закон должен действовать одинаково, тогда и мы научимся понимать друг друга. Это вопрос, связанный с толерантностью, но терпимость не может быть одним махом, указом, законом стать нормой жизни общества, терпимость воспитывается. Будет настоящая вера, будут традиции соблюдены — мы все будем более терпимы друг к другу, а неверие нередко приводит к коллизиям.

Наталья Аладина, Ставрополь, «Ставропольские губернские ведомости»: Русские девушки выходят замуж за мусульман — вы благословляете такие браки? Каково ваше отношение к «межконфессиональным» семьям — существует ли тут проблема? Ваш опыт: какую веру обычно наследуют дети от таких браков?

Владыка Феофан: Вопрос очень сложный, потому что вопрос брака это вопрос сугубо интимный, и если этот брак по любви, то я никогда не могу сказать ей «не выходи». Но всегда буду говорить «сразу же договорись с будущим мужем, что он не будет тебя принуждать оставить свою веру». Когда я жил на Ближнем Востоке, я видел много таких браков, но нередко бывают и проблемы. Ведь, выходя замуж за человека иной веры, культуры, традиции, не всегда человек, особенно девушка может, говоря современным языком интегрироваться в семью, общество, поэтому это решение должно быть всегда строго взвешено. Здесь уже многое зависит от настойчивости матери и договоренности с отцом.

Алиса Борисова, Челябинск: Вспоминая теорию Уварова «Самодержавие, Православие, Народность», хочется спросить у Вас, какую формулу вы бы предложили на современном этапе развития российского общества? Как вы считаете, возможно ли, что Россия вновь станет монархией?

Владыка Феофан: Если говорить патетически — все в жизни возможно. Но на сегодняшний день, мне лично это трудно себе представить. Самая хорошая, эта та форма государственного строя, которая учитывает интересы народа, будь она президентская вертикаль или парламентская республика, ведь весь вопрос заключается не в форме, а в содержании. И в наши дни не совсем плохие законы действуют, но беда в том, что они не все и полностью исполняются. И внутреннее состояние общества должно предъявить к себе более строгие нравственные ориентиры, тогда мы будем жить лучше.

Зелимхан Яхиханов (газета «Молодежная Смена», Чеченская Республика): Всем нам известна истина, что «нет плохой нации, есть только плохие люди». Тем не менее, в мировоззрении среднестатистического россиянина сегодня слово «чеченец» ассоциируется с бандитизмом, терроризмом и т. д. Как Вы считаете, что нужно сделать властям, чеченскому и российскому народу в целом, а также представителям духовенства, чтобы восстановить доброе имя чеченцев — таких же россиян, как и другие народы, населяющих нашу страну? Спасибо.

Владыка Феофан: Хороший вопрос. Замечу сразу, что нет плохой нации, а есть плохие люди. Но, к великом сожалению, то, что произошло, то произошло. Уже 10 лет неспокойно в Чеченской Республике, я выше говорил о Беслане, к сожалению, лидер террористов Басаев сразу объявил, что Беслан это их злодеяние и в основном были чеченцы в этой банде, и это мощная акция против всего чеченского народа. Я думаю, что чеченскому народу надо объединиться и все-таки встать на мирные рельсы. Я говорил выше, что нельзя слово «террорист» уравнивать со словом «мусульманин», так нельзя, говоря «чеченец» сразу подразумевать «негодяй». Никогда так не говорил и не скажу, потому что бываю в Чечне и не боюсь ехать туда, потому что знаю, что там проживает очень много порядочных людей. Поэтому в целом общество, власть и пресса в том числе должны называть вещи своими именами, а не подводить под них ту или иную политическую или корпоративную подоплеку. И со своей стороны делал и делаю все, чтобы действительно доброе имя любого народа было свято. И пора нам понять — нам жить вместе, а если вместе, то только в понимании и взаимной помощи друг другу, в дружбе и согласии. Я хочу, чтобы русскому жилось бы уютно в Грозном, в Бамуте или Шелковской, везде в нашем большом российском доме должна быть общая позиция — взаимоуважение. И постепенно эта боль и раны залечатся.

Зелимхан Яхиханов (газета «Молодежная Смена», Чеченская Республика): В последнее время верующие — как православные, так и мусульмане — понемногу отходят от традиционных религиозных канонов. Это неизбежное следствие меняющегося мира. На Ваш взгляд, от чего действительно нужно отказаться, а что нужно сохранить из того, что нам диктует религия? И как эти процессы протекают в реальности?

Владыка Феофан: Вопрос противоречивый, потому что отходить можно тогда, когда ты был уже там, а весь прошлый век было насильственное отторжение, выкорчевывание прошлых устоев. Сейчас идет не отторжение, а идет опять возвращение к корням, но всегда эти процессы бывают сложными. 100 лет такого атеизма с кровью, когда сажали, убивали за веру — не прошел бесследно. Нам надо и в православии и в исламе следовать традициям, так как когда мы возвращаемся к традициям — это безболезненно. Ведь, когда делают пересадку какого-то органа, то стараются взять пересадку из этого же организма, когда на наши религиозные основы стараются наложить какие-то новые традиции — это опасно. И нам надо спокойно и без надрыва входить в русло наших традиций, сохранения нашей культуры и веры и тогда мы будем наиболее спокойной страной. Ведь мы начинаем муссировать вопрос о противостоянии, а никакого противостояния не было. Я думаю, что Западу надо еще у нас поучиться.


Александра Белуза, газета «Ставропольская правда»:Недавно президент Пакистана дал понять, что нашумевшие слова Понтифика об исламе способны еще больше осложнить отношения Запада и Востока. На этом фоне аналитики заговорили о новом витке столкновения цивилизаций. А как Вы оцениваете заявление Папы Римского и последующую за ним волну негодования в мусульманском мире?

Владыка Феофан: Я бы не хотел оценивать заявление, ведь это были не прямые слова, было вырвано из общего контекста. Не хочу оправдывать Папу Римского, но Патриарх Алексий Второй никогда бы не сделал такого заявления… Это сигнал мировому сообществу и западным демократиям о том, что не может быть однополярного мира, что всегда надо учитывать право многополярного мира, уважительного отношения к людям иной веры, культуры. И иная модель не может быть моделью, которая могла бы принести мир и спокойствие.

Виктория Островерхова, г. Сумы, газета «Ваш Шанс»: Как Вы относитесь к тому, что на Украине, наряду с Московским, существует ещё и Киевский Патриархат? Намерена ли Русская Православная Церковь предпринять какие-либо шаги во избежание раскола в рядах верующих Украины.

Владыка Феофан: Я думаю, что это вопрос украинского народа, что это болезнь, которая должна пройти, все-таки большинство народа на Украине исторически было всегда с Русской православной церковью, и эта ситуация просто болезнь нашего века. Надеюсь, что в будущем, вы будем видеть нашу единую церковь, а сейчас это общий фон исторического развития современного мира, Украины, который отражается и на религиозной жизни.

Александра Белуза, газета «Ставропольская правда»: Владыка, как вы оцениваете вероятность повторения событий Кондопоги в других регионах страны, в том числе на Ставрополье?

Владыка Феофан: В жизни нашей все возможно, но нежелательно. Не хотел бы я видеть того, что было в Кондопоге, не хотел бы, чтобы подобное было примером для Ставроплья. Я верю в разум ставропольцев, а власти надо твердо работать и применять закон.

Александра Белуза, газета «Ставропольская правда»: Сегодня практически в каждом российском городе можно увидеть свастику, а там, где есть свастика, есть профашисты. Осуждающих слов звучит много, а какие конкретные меры предпринимает, в частности, церковь, Общественная палата против распространения фашисткой философии?

Владыка Феофан: Александра, у церкви нет института правоохранительного характера. Считаю, что появление свастики явление ненормальное, нацизм не может развиваться на российской территории, мы страна, которая в величайшей степени пострадала от фашизма. Но в России нет нацизма и фашизма, а лишь есть духовно неполноценные люди. Русская православная церковь воспитывает своих верующих во взаимном уважении, Общественная палата уже высказала свои рекомендации и пожелания, свои предложения по закону, заключающиеся в более строгом отношении к экстремизму. Здесь есть некоторая опасность: действующего законодательства достаточно, чтобы определить и расставить акценты, но звучат предложения «давайте введем особое положение». Этого делать нельзя, нужна разъяснительная работа, что во многом избавит наше общество от таких уродливых явлений.

Зелимхан Яхиханов (газета «Молодежная Смена», Чеченская Республика): В Грозном восстановили церковь Архангела Михаила, и только после этого начато строительство мечети. Как Вы прокомментируете этот факт?

Владыка Феофан: Зелимхан, я благодарен за вопрос, считаю, что это совершенно нормальное явление. В Грозном один храм у нас начинает действовать, а мечетей по Чечне немало. И это хороший знак, так мы и должны жить, потому что быстрее замолкнут орудия и утихнет стрельба. Ведь, согласись, храмы — это орудие мира.

Елена Мишукова. Участник проекта Медиократия г. Москва: Много молодых семейных пар с детьми дошкольного возраста ходят в церковь. Чем можно объяснить такую тенденцию?

Владыка Феофан: Можно объяснить только тем, что истосковалась душа по вере. Как правило, нередко родители этих семей были далеки от церкви и они могли видеть, что усилия, которые их родители или знакомые тратили в жизни на карьеру, на деньги, на бизнес — не приносили полноты счастья и удовлетворения. Наша душа по природе христианка и она ищет что-то родное, придя однажды в церковь, люди почувствовали, что там есть ответ на вопрос о смысле жизни… Вы как-нибудь внимательно понаблюдайте за людьми, выходящими из храма, и за людьми, которые выходили из «Лужников» с концерта Мадоны. Посмотрите на их лица и вы увидите, что у человека, выходящего из храма, на лице написано внутреннее спокойствие и удовлетворение, а там — непонятное возбужденное состояние, которое еще долго будет будоражить сердце. Поэтому в нормальном обществе, которое мы привыкли называть «западным», семейная традиция в воскресные дни идти в храмы — нормальное явление. Вы начните этот опыт, а потом мне позвоните, и думаю, что вы тоже почувствуете, что ваш дух в церкви приходит в мирное и спокойное состояние. Только мой вам совет — не надо крайностей.

Мокрий Татьяна, Сахалинская область, газета «Экспресс»: Каково в современном мире число христианских учений, расходящихся с православием, и какой вред наносят протестанские и другие (пятидесятники, евангелисты, иеговы и др.) движения, активно привлекающие в свои сообщетва молодежь, духовному единению России?

Владыка Феофан: Насчет сколько их не могу сказать, но много. Относительно различных сектантских движений — вечатление, что все они ринулись в Россию, как на банановые республики. Видно забыли, что Россия — государство с многовековой тысячелетней православной историей. Я верю в то, что когда только СССР распался и все стало свободным, были брошены огромные деньги на миссионеров, и вначале люди сотнями бросились на стадионы. Сейчас народ начинает сейчас возвращаться из этих сект к православной вере. Я думаю, что секты — явление довольно опасное, потому что идет размывание нашей единой духовной культуры, веры и мы должны более активно действовать в противодействии этому.

Роман Смазнов, Тверская область, газета «Тверская Жизнь»: 12 российских регионов, в том числе и Тверская область в 2007 году примут участие в реализации программы содействия добровольному переселению соотечественников. Но после событий в Кондопоге предлагается увеличить «испытательный срок» для мигрантов, желающих стать россиянами. Как Вы оцениваете потенциал программы, не станет ли она «ресурсом» социокультурных конфликтов?

Владыка Феофан: Вопрос непростой, ведь когда принимался этот закон он был направлен на возвращение русскоязычного населения из бывших республик СССР. Это благое и нужное дело, потому что им там нелегко живется. С другой стороны, у нас нехватка рабочих рук, огромные просторы, демографический кризис. Думаю, что если чиновничий мир проявит благоразумие и порядочность, то не будет бестолковщины. Мы подумать должны о ресурсах, где что размещать, где кому работать, во всем нужна четка координация.

Александр Куприн, Челябинск: Однажды в интервью голландским журналистам Владимир Путин вспомнил одного из святых, подобно которому, по словам президента, нужно каждый день делать свое дело и тогда удача обязательно придет. На ваш взгляд, если сформулировать коротко, как должен жить каждый человек, чтобы не терять душевного равновесия?

Владыка Феофан: Нужно жить не тужить, никого не осуждать и работать. По принципу не делай другим то, что не хочешь, чтобы другие делали тебе.

Владыка Феофан: Друзья, давайте делать так, чтобы когда мы берем в руку перо или садимся за компьютер, мы думали, о том, что в наших руках оружие и очень сильное. Мы же с вами хотим, чтобы у нас была нормальная страна, чтобы все вокруг знали о том, что все мы живем в сильной и свободной стране. Давайте будем созидать. Я желаю, чтобы Вы стали профессионалами, может быть руководителями СМИ, или может быть руководителями региона, или президентом страны. Удачи и не забывайте Бога!

http://www.mediacratia.ru/owa/mc/mc_conf.html?a_id=11 390


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru