Русская линия
Труд Валерий Коновалов25.09.2006 

Папа и патриарх
Скандал вспыхнул не из-за того, что было сказано

Лидер радикального движения британских мусульман «Аль-Мухаджирун» Анджем Чудари заявил о том, что папа Римский Бенедикт XVI должен быть приговорен к смертной казни за оскорбление ислама. Его поддержал весь мусульманский мир, включая Саудовскую Аравию, Йемен, Арабские Эмираты, Пакистан, Афганистан, Иран и многие другие страны. Напомним, что недовольство мусульман вызвала цитата из письма византийского императора Мануила II Палеолога о пророке Мухаммеде, которую папа привел в своей богословской лекции. Бенедикт XVI, если верить западной прессе, «совсем не испугался и не собирается извиняться», но в то же время счел необходимым пригласить послов мусульманских государств, а также мусульманских религиозных лидеров на встречу в свою летнюю резиденцию в Ватикане.

А ведь у нас тоже недавно была похожая ситуация, о которой довольно много говорили, но теперь никто не вспоминает. Наши мусульмане обиделись на одну книжку, в которой речь шла об исламе. И точно так же, я убежден, что не было бы никаких обид, если бы автором оказался просто ученый, а не секретарь Межрелигиозного совета по совместительству.

Высокий пост автора зачастую придает его словам особое звучание. Это очевидный эффект, который нельзя отменить и нельзя не учитывать.

Насколько адекватна реакция на эти слова — отдельный вопрос. Но предвидеть ее, конечно, необходимо.

Другое дело, что можно сознательно идти на обострение и как раз такую реакцию вызывать по принципиальным соображениям. Но, похоже, тут совсем другие случаи.

У нас возникшее недоразумение очень быстро разрешилось именно как недоразумение. С лекцией Папы Бенедикта XVI, как видим, история развивается совсем иначе.

И мне кажется, разница не только в изначальном масштабе этих ситуаций и их персонажей.

Можно ли представить, что нечто подобное случилось бы после каких-то слов нашего Патриарха? Думаю, нет. И дело не в том, что кто-то более, а кто-то менее принципиален в вопросах веры. Когда речь заходит о вероучительных принципах, равно как и об интересах Церкви, твердость и бескомпромиссность Алексия II давно и широко известна.

Однако за ним еще и огромный уникальный опыт мирного сосуществования в нашей стране разных традиционных религий. И, что немаловажно, богатейший личный опыт Предстоятеля великой Церкви. Такой опыт — надежный помощник в самых сложных и тонких проблемах межрелигиозных отношений.

Мне вспомнился один мой разговор с близким к Патриарху Алексию человеком. Говорили о перспективах отношений Русской Православной церкви с Ватиканом и о возможности встречи Патриарха с Папой Римским.

— У меня лично, — сказал мой собеседник, — была на этот счет мысль такого стороннего наблюдателя. Что если в начале своего правления нынешний Папа обратился бы к нашему Патриарху с вопросом, каково мнение Патриарха по тем проблемам, по тем вызовам времени, которые волнуют и православных, и католиков? Это могло бы быть вполне естественно, потому что Патриарх уже много лет глава многомиллионной Церкви, а Бенедикт XVI возглавил свою паству совсем недавно. Но, насколько я знаю, этого так и не произошло, хотя все еще возможно.

Теперь, пожалуй, в этом видится еще больший смысл.

http://www.trud.ru/trud.php?id=200 609 231 760 203


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru