Русская линия
Православие.RuСвященник Мартин Рици25.09.2006 

Раскрытая тайна Кубы

Церковь св. Николая в Гаване. Построена на деньги кубинского правительства
Церковь св. Николая в Гаване. Построена на деньги кубинского правительства
Январь 2004 года навеки вошел в историю Кубы и вселенского Православия. Весь мир обошли заголовки «Кастро строит церковь для православных», «На Кубе открывается первый православный храм».

С разными чувствами люди наблюдали за тем, как Фидель Кастро передал Константинопольскому патриарху Варфоломею ключ от храма, построенного на деньги кубинского правительства, и как патриарх этот храм освящал.

Передовицы газет, посвященных такому неожиданному витку истории, были исполнены трепета, волнения, растерянности, сомнений и даже подозрений. Я же, как член Православного миссионерского центра и делегат Национального совета Церквей, хотел осветить ту грань событий, о которой не писали газеты. Речь идет о значении этих событий в современной жизни кубинцев и их будущем, а также о том вдохновении, которое придало нам силы и энтузиазма в миссионерском деле.

Куба — земля, обвитая тайной. Кубинский ракетный кризис и американское эмбарго, коммунизм и преследования по религиозным и политическим мотивам, тропическая красота и память о до-кастровских праздниках, музыка сальса и знаменитые кубинские сигары — все это составляет изысканный ассоциативный аромат Кубы — страны, редко упоминаемой в СМИ. Во время своей поездки я убедился, что многие из этих ассоциаций ушли в прошлое.

Первое же свое впечатление я «обновил» в аэропорте Майами, ожидая проверки документов перед ежедневным рейсом в Гавану. Рейсы на Кубу хоть и не приветствуются, но совершаются часто, они уже в порядке вещей. Нас предупреждали о «допросах» перед вылетом, однако ничего подобного не было. Была обычная проверка пассажиров, путешествующих туда-обратно по делам и для развлечений.

Сверху остров выглядел именно так, как я и предполагал: спокойное тропическое побережье, прорезаемое белыми полосками дыма сахароперерабатывающих заводов да маленькие деревушки, соединенные пыльными дорогами. Но все это оказалось лишь частью пейзажа. Вскоре мои ожидания изменились кардинально, когда мы приземлились в аэропорту, который превосходил виденные мною аэропорты Восточной Европы, Африки и Латинской Америки. Поездка из аэропорта в столицу удивила меня еще больше. Улицы Гаваны оказались чистыми и оживленными, а жизнь — совершенно нормальной, не слишком богатой и не слишком бедной. В этой картине было и кое-что необычное: почти десятая часть встреченных нами машин как будто выехала с выставки классических автомобилей. Форды и Шевроле 1950-х годов, блестящие как новенькие, шныряли туда-сюда. Эффект от эмбарго США был налицо.

Я же думал о том, как отреагируют на нас кубинцы: настороженно или дружелюбно? Что они из себя представляют? Наш гид как будто прочел мои мысли и уверил нас, что кубинцы не испытывают ненависти к американцам несмотря на ощутимые трудности эмбарго, что они нам рады и хотели бы видеть нас еще. «Не бойтесь ходить по улицам, люди тепло вас примут», — заявил наш вожатый. Во время нашей поездки слова гида полностью подтвердились. Люди оказались весьма приветливыми. Кажется, кубинской культуре вообще свойственен высокий уровень сопереживания. Такой всеобщей заинтересованности и сочувствия я почти не встречал в крупных городах. Это сочувствие проявило себя буквально в первый же вечер после экологического доклада Святейшего патриарха Варфоломея.

В то время как мы ожидали автобусы после окончания патриаршей лекции, студенты университета, собравшиеся тесной толпой снаружи, весело переговаривались между собой. Я наблюдал за их реакцией на группу духовенства, в развевающихся черных ризах спускавшихся по лестнице. Внезапно один из священников оступился и упал с лестницы прямо в пруд. Сначала показалось, что ему удастся миновать воду, но как только его нога коснулась земли, он поскользнулся и в воду все-таки упал. Это надо было видеть! Священник барахтался в воде, а прилипшая к нему одежда не давала ему возможность быстро выбраться.

Как же отреагировали на это студенты? Я перевел на них взгляд, ожидая, что они засмеются. К моему изумлению, на их лицах я увидел боль и сострадание, а вовсе не усмешки или равнодушие. Юноши и девушки так сильно переживали из-за своего гостя, что кто-то из них даже заплакал. Этот эпизод открыл мне неподдельную сердечность и сострадательность наших кубинских братьев и сестер.

О Кубе предстояло еще многое узнать, в особенности то, что касалось религиозного климата. Несмотря на то, что церкви на Кубе не закрывались, в кубинской коммунистической партии были широко распространены антирелигиозные настроения. Антирелигиозный пик пришелся на 1960-е годы — послереволюционное время, однако, начиная с 1980-х годов заметилось значительное послабление по отношению к религии со стороны правительства. Президент Кастро пришел к пониманию того, что религия — не обязательно враг государства, равно как и Католическая Церковь на Кубе заняла менее антагонистическую позицию по отношению к кубинскому правительству. Плодами такого отношения стало то, что Рождество вновь стало общенациональным выходным днем, государственные ансамбли исполняют церковные песнопения, отрываются семинарии и строятся храмы. Сейчас на Кубе действуют 20 семинарий, тысячи церквей наполняются народом.

И, наконец, нечто совсем замечательное произошло в наш приезд на Кубу. Президент Кастро построил церковь и передал ее в дар Вселенскому патриарху. Люди, как я и говорил, по-разному отреагировали на этот дар. Кто-то подозревал Кастро в тайных мотивах. Для того чтобы оценить истинное влияние и значимость произошедшего, мы должны рассмотреть, как это событие повлияет на жизнь кубинцев, настоящих наследников построенной церкви.

Визит Вселенского патриарха на Кубу, церемония передачи ключа от храма и сам факт присутствия на этой церемонии Фиделя Кастро стали широко известны всей стране. По дороге из аэропорта в Гавану мы видели множество плакатов с портретом Его Святейшества и надписью «Добро пожаловать». Радио и телевидение широко освещали происходящее. В разговорах с самыми разными людьми на улицах я не встретил ни одного такого, кто не знал бы о патриаршем визите и открытии церкви. Многие видели Фиделя Кастро и Его Святейшество по телевизору. Чтобы оценить размах этого мероприятия, нужно принять во внимание влияние президента Кастро, кубинского правительства и годы антирелигиозной пропаганды.

Начиная с 1960-х годов подрастающие на Кубе поколения сталкивались с приманками коммунизма и атеизма. Много сил было брошено на пропаганду этих взглядов, много людей удалось уловить. И вот теперь те самые люди, которые, подобно современной молодежи, выросли на революционной волне, стали свидетелями того, как человек, ведший их долгие годы по одному пути, встал на другой путь. Ведь не только Вселенского патриарха пустили на Кубу, но и президента Кастро увидели на экологической лекции патриарха, а затем и вручающего ключи от храма, построенного на деньги кубинского правительства. 30 лет назад эти действия расценили бы как контрреволюционные. Сейчас же президент Кастро самолично возглавил новый курс.

Все это стало заметно в тот самый вечер на лекции Вселенского патриарха об окружающей среде. Когда-то защита международных природных ресурсов была одним из лозунгов кубинской революции. Лекцию патриарха слушало по меньшей мере 500 человек. И если до этого необходимость защиты окружающей среды была показана с человеческой точки зрения, то патриарх показал неразрывную связь между природой как Божиим творением и нами, ее хранителями. Так одно из главных направлений кубинской идеологии оказалось солидарным с религиозными воззрениями. Присутствие президента Кастро на лекции патриарха в качестве рядового слушателя придало словам патриарха особый вес и смысл. Это стало тем событием, которое навеки запечатлелось в памяти студентов и всех присутствовавших, всех тех, кто наблюдал за происходящим по телевидению и слушал радио, тем событием, в котором христианская вера и один из кубинских идеалов выступили заодно.

Сейчас на Кубе открываются новые возможности. Послабления по отношению к религии со стороны кубинского правительства, а также тот вдохновенный интерес, который вызвал визит Патриарха, открывают новые возможности для диалога и исследования христианской веры. В один из вечеров после завершения ночной программы, когда мы сидели на свежем воздухе, с нами заговорил молодой репортер. Он задал нам огромное количество вопросов. Особенно он был удивлен присутствием православных священников-латиноамериканцев. Спустя какое-то время я спросил его о религиозных воззрениях, на что тот ответил, что «он свободен». По отношению к нему это значило, что он не исповедует никакую конкретную религию. Он не был атеистом, но и не придерживался никакой религиозной системы. В этом он был похож на множество людей, выросших при кубинской революции. Но сейчас он и подобные ему люди задают вопросы, ищут и изучают христианскую веру.

На Кубе я стал свидетелем написания новой главы не только в ее истории, но и в истории православной миссии. Сегодня эта миссионерская глава пишется одновременно во многих странах. Православию открывают двери там, где его до этого никогда не было. Оно привлекает людей своей духовностью и несомненными апостольскими корнями. Но вместе с новыми возможностями приходит и Божий призыв всем людям, старающимся жить по вере. Это тот призыв, с которым возносился на небо Иисус Христос: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28:19−20). Сегодня этот призыв звучит для каждого из нас сообразно с обстоятельствами нашей жизни.

Когда я возвращался домой из аэропорта Майами, этот призыв раздался вновь. Зазвонил сотовый. «Отец Мартин, это митрополит Афинагор. Отче, вы видели дела, которые творит Господь не только на Кубе, но и по всей митрополии. Нам нужна ваша помощь. Нам нужно, чтобы Миссионерский центр поддержал эту работу и все те начинания, которые мы можем развить при наличии определенных ресурсов». Вот так призыв распространять Благую Весть приходит разными путями, иногда даже по сотовому телефону. Мир жаждет узнать Бога. И нам дан великий дар изменять мир к лучшему через наши молитвы. И я молюсь, чтобы Божий призыв дошел до сердец наших читателей. Придите и станьте участниками этой необыкновенной миссии, миссии донести Божию любовь всем концам Земли.

Перевел с английского Антон Поспелов

Священник Мартин Рици , исполнительный директор «Православного миссионерского центра», «Orthodox Christian Mission Center», N19 (весна 2004 г.)

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/60 922 162 114


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru