Русская линия
Столетие.Ru Николай Морозов19.09.2006 

Не смешные войска
65 лет назад, 18 сентября 1941 года, была создана советская гвардия

Местом рождения русской гвардии считается село Преображенское (ныне в Москве). Здесь формировались первые русские полки нового строя из «потешных» — сыновей слуг, конюхов, егерей и прочих дворцовых служителей, которым приказали быть при юном Петре для его «потехи». Сам царь начал в этом игрушечном войске «служить» барабанщиком. Потом государь «дослужился» до звания «капитана бомбардирской роты». Так и повелось — с петровских времен «потешные» солдаты всегда сражались всерьез.

Отборное войско близ государя

Справка: гвардией традиционно считается лучшая часть вооруженных сил, ранее обычно несшая охрану монарха.

Сохранились «росписи потехам» — документы об изготовлении и посылке «в поход, в село Преображенское… барабанца потешного, прапоров тафтяных, топоров круглых, булав, пистолей», а также «пушечки со станком и с колесцы». Современник Петра Андрей Матвеев так описывал первые занятия потешных: «Притом же его царское величество, чтобы они солдаты его и приступом к осаде крепостей, в том же обучении своем воинском, со временем навыкли, того ради повелел в том же селе при реке Яузе сделать потешную регулярным порядком фортецию или крепостцу, назвав Пресбургом, который город в Венграх столицею есть. И действительно, по временам к осаде той приступал с притворными из мортиров бомбами, которому искусству они потешные солдаты прямо изучались; и со дня на день оный корпус тех потешных умножался, которые уже потом все в гвардию употреблены на два Преображенский и Семеновский полки, и поселены были слободами в тех же селах Преображенском и Семеновском, о чем всем известно есть».

Но спустя годы выяснилось, что «потешные» преображенцы и семеновцы воевать умеют очень серьезно.

Особенно заметно их доблесть и воинское мастерство проявились во время поражения русской армии под Нарвой в начале Северной войны. Тогда, осенью 1700 года, выступившая в поход на шведскую крепость русская армия была еще не готова по-настоящему к сражению с одной из лучших европейских армий — шведской, возглавляемой талантливым полководцем Карлом Двенадцатым.

Офицерский состав, наскоро набранный, командовал взятыми в большинстве своем прямо от сохи новобранцами, никогда в бою не бывавшими. Рекрутам приходилось к ногам охапки сена и соломы привязывать, чтобы они могли понять, с какой ноги маршировать. Герцог де Кроа, которому Петр доверил армию, оказался как полководец ниже всякой критики. Он растянул свою армию длинной тонкой полосой и не создал резерв для решающего момента битвы. Распоряжений от него во время боя почти вовсе не исходило. Скверно была организована доставка провианта, солдаты некоторых полков не ели сутки как раз перед моментом нападения на них Карла.

Солдаты небезосновательно считали главнокомандующего де Кроа и немцев-офицеров сплошь изменниками, которые выдадут их «своему» королю. Знаменитый советский историк Евгений Тарле писал по этому поводу: «При таких условиях странно не то, что русские потерпели урон, а то, что бой длился так долго: с утра до темной ночи. Это объясняется храбростью и стойкостью нескольких отрядов и прежде всего двух гвардейских полков (Семеновского и Преображенского).

Писатель Алексей Толстой так обрисовал эту битву со стороны шведского короля: «Ветер с особенной силой доносил выстрелы с левого фланга, где два батальона гренадер генерала Левенгаупта штурмовали позиции семеновцев и преображенцев. Неужели и там, в наиболее ответственном месте, еще нет успеха?… Пальба слева становилась все отчаяннее. Из облаков снега выскочил занесенный всадник:

— Король… Генерал Левенгаупт просит подкреплений…

— Я послал ему четыре роты… Я удивлен…

— Король… Палисады разбиты, рвы завалены фашинами и трупами… Но русские отошли за рогатки… Выкрикивают ругательства и лезут на штыки… Генерал Левенгаупт получил несколько ран и пеший продолжает сражаться впереди солдат».

Кавалергарда век недолог

2 декабря 1805 года, русская армия вместе с австрийскими союзниками потерпела одно из самых тяжелых поражений в своей истории. Западнее деревни Аустерлиц, в 120 километрах к северу от столицы Австрии Вены, произошла грандиозная по тому времени битва. Поскольку в ней приняли участие императоры Франции, России и Австрии, ее называли «битвой трех императоров».

На другой день после этого сражения во всех частях французской армии зачитывали приказ Наполеона: «Солдаты, я доволен вами. В день Аустерлица вы осуществили все, чего я ждал от вашей храбрости….»

Бонапарту было чем гордиться. Поражение русских и австрийцев определилось уже в первые утренние часы. Наполеон предвидел, что противник будет стараться отрезать его от дороги к Вене и от Дуная, именно поэтому он преднамеренно отодвигал свой левый фланг. Когда русские туда пошли, его войска, захватив господствующие над местностью Праценские высоты, прижали русских к линии полузамерзших прудов. Наполеон приказал бить по льду ядрами. В прудах утонули или были уничтожены целые полки.

Гибнущую пехоту отчаянной атакой пытались спасти русские гвардейцы-кавалергарды.

Лев Толстой впоследствии так написал о ней: «Это была та блестящая атака кавалергардов, которой удивлялись сами французы… страшно было слышать потом, что из всей этой массы огромных людей, из всех этих блестящих… богачей, юношей, офицеров и юнкеров… после атаки осталось только осьмнадцать человек». Была в те годы у России такая особенность: дети знати не уклонялись от исполнения воинского долга, показывая пример доблести простым солдатам. Вновь, как и за 105 лет до этого, русская гвардия проявила свою доблесть в самый тяжелый момент. Вновь она не желала знать о том, что сражение проиграно…

Гвардия советская

В Красной Армии первые гвардейские части появились в страшные для страны дни осени 1941 года (в 1918 году гвардейские части, оставшиеся от царской России, были расформированы).

18 сентября нарком обороны Иосиф Сталин подписал приказ N308, в котором было сказано: «В многочисленных боях за нашу Советскую Родину против гитлеровских орд фашистской Германии 100, 127, 153 и 161-я стрелковые дивизии показали образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности. В трудных условиях борьбы эти дивизии неоднократно наносили жестокие поражения немецко-фашистским войскам, обращали их в бегство, наводили на них ужас… За боевые подвиги, за организованность, дисциплину и примерный порядок указанные дивизии переименовать в гвардейские дивизии, а именно: 100-ю стрелковую дивизию — в 1-ю гвардейскую дивизию. Командир дивизии генерал-майор Руссиянов. 127-ю стрелковую дивизию — во 2-ю гвардейскую дивизию. Командир дивизии полковник Акименко. 153-ю стрелковую дивизию — в 3-ю гвардейскую дивизию. Командир дивизии полковник Гаген.161-ю стрелковую дивизию-в 4-ю гвардейскую дивизию. Командир дивизии полковник Москвитин… Всему начальствующему (высшему, старшему, среднему и младшему) составу с сентября с. г. во всех четырех гвардейских дивизиях установить полуторный, а бойцам двойной оклад содержания. Начальнику тыла Красной Армии разработать и к 30 сентября представить проект особой формы одежды для гвардейских дивизий». Интересно, знал ли Сталин, подписывая приказ, о том определении слова гвардия, которое поместил Владимир Даль в своем знаменитом словаре: «Гвардия — отборное войско поблизости государя, щеголеватее одеваемое и жалуемое преимуществами против армии».

Особой формы одежды для гвардейцев, правда, тогда создавать не стали, лишь изготовили нагрудный знак «Гвардия».

Ограничились «денежными преимуществами против армии». И держать «отборное войско по близости государя» никто не собирался. На фронте нужны были…

А что же это были за дивизии, первыми в Красной Армии удостоенные такой чести и за что они получали гвардейское звание?

Как сотые стали первыми

100-я стрелковая дивизия генерал-майора Руссиянова отличилась еще под Минском, в июне 1941 года. Тогда, в неразберихе начала войны у дивизии забрали почти всю артиллерию, а потом… приказали остановить стремительно рвущиеся на восток немецкие танки. Но чем? Пушек почти не было, противотанковых ружей тоже. Тогда возникла мысль поджигать немецкие танки стеклянными фляжками с бензином. До войны они входили в комплект снаряжения красноармейца (в ходе боев от этих хрупких стеклянных изделий отказались).

Выяснилось, что таким эрзац-оружием действительно можно поджигать немецкие танки. В боях под Минском воины 100-й стрелковой дивизии уничтожили 101 вражеский танк, 13 бронемашин, 61 мотоцикл, много автомашин разных марок, 23 орудия, сбили 20 самолетов. В боях под Острошицким Городком был полностью уничтожен 25-й танковый полк 7-й танковой дивизии вместе с командиром полка полковником Ротенбургом. В Журнале боевых действий 100-й стрелковой дивизии 20 июля была сделана такая запись: «Маршал Советского Союза тов. Тимошенко… в районе Дорогобужа встретил лейтенанта тов. Хабарова. Узнав от него, из какой части… сказал, что 100-я дивизия хорошо дралась, толково воюет и, если будет время, заедет посмотреть, как она сейчас устроилась. Передайте бойцам и командирам привет». Нечасто в июле 1941 года маршалы хвалили своих подчиненных…

Но за успех дивизии приходилось платить очень дорогой ценой. После ожесточенных боев под Минском и удачного выхода из окружения ее пришлось вывести в тыл на доукомплектование. Прибыли два батальона, сформированные из сибиряков, а также добровольцев, московских и ленинградских коммунистов. После пополнения дивизии предстояло наступать. Целью наступления стала Ельня, старинный русский город на Смоленщине.

Советское командование понимало, что образовавшийся после захвата 19 июня войсками 2-й немецкой танковой группы Ельни и прилегающих к нему населенных пунктов образовавшийся выступ является важным плацдармом для будущего наступления на Москву.

Брать этот город было чрезвычайно сложно. Ельня расположена в котловине, окруженной в радиусе восьми — десяти километров высотами. На высотах, господствующих над городом, враг успел создать серьзные укрепления. Ельнинская группировка с каждым днем пополнялась новыми людскими ресурсами и техникой.

Наступать пришлось при господстве противника в воздухе, под непрерывными бомбежками. На высоте 238,8 целиком погибла одна из стрелковых рот. Потом некому было рассказать, как она умирала. Шесть раз переходила из рук в руки деревня Ушаково.

Там погибло гораздо больше людей, чем когда-либо в ней было жителей…

В итоге Ушаково осталось у немцев, создавших там три пояса обороны. Кроме траншей полнота профиля зарыты в землю танки, бронемашины, установлены в дзотах крупнокалиберные пулеметы, артиллерия, Между оборонительными поясами — проволочные заграждения и минные поля.

В лоб брать деревню было невозможно, на обходной маневр не было сил. Командовавший наступавшей на Ельню группировкой Георгий Константинович Жуков прибыл дивизию, чтобы разобраться в обстановке. Здесь он выслушал доклад о том, что в ротах осталось по 10−15 человек и командуют ими младшие командиры; что на каждого бойца осталось по пять патронов и на каждое орудие по два снаряда. Комдив сказал:

— Я имею сведения, что под Оршей с нашей стороны было применено новое оружие. Есть ли возможность усилить нашу дивизию этим оружием?"

Жуков приказал перебросить в дивизию батарею реактивных минометов.

О применении этого оружия генерал Руссиянов вспоминал так:

«Здесь я впервые увидел залпы наших прославленных „катюш“. Не могу сказать, что испугался, но когда я услышал их своеобразный рев и увидел огненные трассы, то по спине невольно прошел холодок. Когда же увидел, что передний край обороны врага сплошь в огне и в черном дыму, даже представить себе не мог, что там творится.

„Ад, кромешный ад…“ — так потом говорили пленные».

Вскоре «Катюши» станут называть «гвардейскими минометами». И не случайно — гвардейский статус получали все части реактивных минометов…

http://stoletie.ru/territoria/60 915 163 129.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru