Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Ирина Медведева,
Татьяна Шишова
19.09.2006 

Молодежь, которая не хочет взрослеть

Часть 1
Часть 2

Но старшие — те, кто еще не потерял способности к рефлексии — не могут равнодушно смотреть, как гибнут молодые. И каждый на свой лад пытаются их спасти. В последние годы этой проблемой серьезно озабочена и Православная Церковь. Но как разговаривать с «поколением цветов»? Как подступиться к нему?

— С молодыми нужно сейчас обращаться очень бережно, — уверял нас батюшка, служащий в Подмосковье. — Одно неосторожное слово — и все, вы можете их потерять. Да пусть приходят в храм как угодно одетые!

— И даже с голым животом?

— Вы ждете, что я скажу «нет», а я скажу «да»! И с голым животом, и подвыпившие, матерящиеся. Лишь бы пришли. Пришли к нам, а не на дискотеку. Сейчас не до жиру. Время-то какое! Знаете, что происходит на дискотеках? Им там и наркотики раздают, и музыкой этой жуткой сводят с ума. Ну, а еще…

Священник умолк, видимо, раздумывая, сказать или не сказать. Потом все же решился:

— Еще беременеют девочки, сами не зная, от кого.

— ???

— Да, представьте себе. Это я из исповедей знаю. В какой-то момент гасят свет, и происходит свальный грех. В поселке, где я служу, несколько таких матерей-одиночек, которые даже не знают, кто отец их ребенка.

Когда слышишь про весь этот ужас, думаешь: может, и правда? Может, пускай в каком угодно виде и состоянии, но придут в спасительный ковчег Церкви, а не на дискотеку?

Однако немного поостыв и потому поразмыслив более трезво, понимаешь, как небезопасна такая позиция. Конечно, сразу выдвигать искалеченной молодежи слишком жесткие требования, это, как любил выражаться в бытность свою премьер-министром Е.М.Примаков, контрпродуктивно. Впрочем, с людьми вообще желательно общаться, учитывая их особенности: пол, возраст, социальное положение, личностные характеристики. Но стараясь найти общий язык, нельзя упускать из виду конечную цель общения. А она, как мы недавно сказали, заключается в том, чтобы спасти молодежь от погибели. Но спасение невозможно без покаяния, а покаяние — по-гречески «метанойя» — означает «изменение». А можно ли по-настоящему измениться, не меняя свой безобразный вид и греховный образ жизни?

Пока по этому вопросу расхождения в православной среде вроде бы нет: конечно, нельзя. Разномыслие начинается, когда заходит речь о «дороге к Храму». Одни, как процитированный выше священник, считают, что ничего не нужно навязывать, молодые потихоньку сами все поймут. Другие, которых обычно упрекают в излишнем консерватизме, выступают против попустительства, говоря, что это вредно как для самой молодежи, так и для Церкви, в которой современная молодежь начнет утверждать свой стиль жизни. И разве эти опасения беспочвенны? Мы, во всяком случае, уже не раз слышали от своих юных собеседников, что у них батюшка без предрассудков и благословляет — кого на пробный гражданский брак, кого на предохранение от беременности, кого на работу в «отвязанном» молодежном журнале и прочих весьма сомнительных с точки зрения нравственности местах (дескать, куда Господь поставил, там и стой).

Ну, и с чего они вдруг — если батюшка благословляет или, в лучшем случае, молчит, начнут менять свою жизнь? Скорее наоборот, получив добро, молодежь еще больше утвердится в своих страстях. И вдобавок, как это обычно бывает с людьми, у которых нелады с совестью (ведь сколько ее ни глуши, она все равно подает непрошенные признаки жизни) будет активно перетягивать на свою сторону окружающих. Когда видишь людей, особенно ровесников, у которых другой внешний вид и другое поведение, совесть получает нежелательную подпитку, глушить ее становится труднее. Значит, борьбу с ней нужно усилить, а подпитку минимизировать. Чтобы можно было сказать себе и окружающим: «Я такой не один. Вон нас сколько! Кого больше, тот и прав. А всякие отдельные ханжи и святоши могут отправляться в монастырь.»

На Западе погибельный культ «раскрепощенной» молодежи начал насаждаться несколько раньше, в конце 60-х, после удачно проведенной «Парижской весны», которую политологи теперь называют первой «бархатной революцией». Именно революцией, потому что был совершен настоящий переворот в общественном сознании, подорваны моральные устои западного христианского общества. И хотя тогда мало кто в полном объеме представлял себе, какие ядовитые плоды принесет «поколение цветов», мыслящие люди, естественно, испытывали тревогу. И тоже задумывались как о путях спасения молодежи, так и о роли взрослых в этом процессе. Умный человек, как известно, учится на чужих ошибках, и лишь дурак на своих. За последние десятилетия мы (в смысле общество) и без того наделали много глупостей, прельстившись яркими фантиками либерализма. Может, хотя бы в Церковь не будем заносить эту отраву? Внемлем предупреждениям умных людей «с других берегов»?

«Человек становится взрослым тогда, когда он любит детство и детей и перестает с волнением прислушиваться к исканиям, мнениям и интересам молодежи, — писал 40 лет назад по свежим следам „Парижской весны“ прот. Александр (Шмеман), живший в Америке и, между прочим, не замеченный в сугубом консерватизме. — Раньше спасало мир то, что молодежь хотела стать взрослой. <Сейчас, наоборот, взрослые хотят до гроба оставаться молодежью – И.М, Т.Ш.>. А теперь ей сказали, что она именно как молодежь и есть носительница истины и спасения. „Vos valeurs sont mortes!“ — вопит какой-то лицеист в Париже, и все газеты с трепетом перепечатывают и бьют себя в грудь: действительно, nos valuers sont mortes! Молодежь, говорят, правдива, не терпит лицемерия взрослого мира. Ложь! Она только трескучей лжи и верит, это самый идолопоклоннический возраст, и вместе с тем, самый лицемерный Молодежь „ищет“? Ложь и миф. Ничего она не ищет, она преисполнена острого чувства самой себя, а это чувство исключает искания. Чего я искал, когда был „молодежью“? Показать себя, и больше ничего. И чтобы все мною восхищались и считали чем-то особенным. И спасли меня не те, кто этому потакал…»

А еще раньше, незадолго до совсем не бархатной, а натуральной, кровавой русской революции 1917 года, один из авторов сборника «Вехи», философ Сергей Булгаков, впоследствии ставший священником, пророчески предупреждал: «Если в христианстве старчество является естественным воплощением духовного опыта и руководительства, то относительно нашей интеллигенции такую роль заняла учащаяся молодежь. Духовная педократия есть величайшее зло нашего общества… Каждый возраст имеет свои преимущества, и их особенно много имеет молодость с таящимися в ней силами. Кто радеет о будущем, тот более всего озабочен молодым поколением. Но находиться от него в духовной зависимости, заискивать перед ним, прислуживаться к его мнениям, брать его за критерий — это свидетельствует о духовной слабости общества.» («Вехи», С. Булгаков «Героизм и подвижничество (из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции», 1909)

К предупреждениям не прислушались, духовная слабость общества вскоре привела к катастрофе. Другое дело, что большевистские вожди довольно быстро прекратили заискивать перед молодежью, положив конец революционной вольнице, а заодно — разгулу «свободной любви» и прочего декадентства. Взамен они вернули советским юношам и девушкам идеалы чистоты, верности, самопожертвования и укрупнили старый лирический романтизм новым, героическим. Идея полного переустройства общества на более справедливых основаниях, без «голодных и рабов» увлекла множество молодых людей. Увлекла настолько, что и в старости, несмотря на открывшуюся страшную правду о советском периоде, бывшие комсомольцы не отреклись от своих комсомольских идеалов, не желая признавать, что безбожный социализм был обречен рухнуть.

Обреченность молодежи эпохи потребления очевидна уже сейчас. Об этом говорят — и у нас, и на Западе — философы, ученые, духовенство, политики, публицисты. Но даже не читая умных книг и статей, а лишь послушав популярные шлягеры, можно всем своим существом почувствовать: еще четырех десятков лет на размышления о судьбах молодежи у нас не будет. «Битлз», общепризнанные кумиры поколения сексуальной революции, все-таки прикрывали вырвавшуюся на свободу похоть романтическим флером. Теперь тексты нарочито грубы, физиологичны. Скотство торжествует победу. «А ты такая страшная, страшная…» (это о своей девушке), «Размножайся!», «Я на тебе, как на войне». Дальше — только звериный рык и вой.

Не нужно строить иллюзий: потакание молодежи в сегодняшней ситуации только ускоряет ее погибель. Те, кто это делает, даже из лучших побуждений, становятся соучастниками жертвоприношения.

Вместо того, чтобы подстраиваться под современный молодежный стиль, надо его (конечно, с умом) дискредитировать, взяв в качестве девиза слова из стихиры на вечерне Великой Пятницы: «Ад, достойный всяческого посмеяния».

При этом совершенно необходимо восстановить романтическую вертикаль, отказаться от воспевания прагматизма, вернуть возвышенные идеалы, показать, как обеднена жизнь их отсутствием. Наш опыт общения с молодежью свидетельствует, что это совсем нетрудно. Романтический голод в юношеской среде настолько велик, что для его утоления нет необходимости изобретать какие-то изысканные блюда.

Ну и, конечно, следует вернуть молодежи место, которое она традиционно занимала в самых разных обществах. Место отнюдь не центральное, не главное, а наоборот, промежуточное. Короткий мостик при переходе из детско-отроческого возраста к взрослому. Растягивание этого перехода, придание ему наивысшего статуса началось, когда идеологи «нового мирового порядка» стали разрабатывать комплексные программы сокращения населения. Оно и понятно. Чем дольше будут длиться опасные молодежные забавы, тем больше людей уйдет из жизни до срока. Чем престижней и беззаботней будет молодежная жизнь, тем меньше захочется «играть на понижение», переходя в разряд взрослых. Пока ты не женат и у тебя нет детей, ты и в тридцать, и в тридцать пять лет — молодежь. Когда же наконец надумаешь обзавестись семьей, много родить не успеешь.

«Раньше мир спасало то, что молодежь хотела стать взрослой», — пишет о. Алееман). Но для этого нужно прекратить ей угождать и перед ней заискивать. Иначе с какой стати барин вдруг захочет поменяться местами с прислугой? Взрослый, а не юношеский статус должен сделаться более престижным, дающим новые права и возможности. А затянувшаяся «молодежность» вновь (как было совсем недавно!) считаться признаком инфантилизма, личностной и социальности несостоятельности.

Не восхищение, а ироническая усмешка пусть станет общестаенной реакцией на заигравшегося плейбоя.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=27 749&sq=19&crypt=


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru