Русская линия
Столетие.Ru Максим Кустов16.09.2006 

Финские сказки на «Эхе Москвы»
О том, как заблаговременно «переполнилась чаша терпения» Маннергейма

То, что история Великой Отечественной войны повергается в «либеральных» СМИ систематической фальсификации, давно стало привычным явлением. Любая версия с «той стороны» Восточного фронта автоматически принимается как истина в последней инстанции. К счастью, уровень воинствующего невежества исполнителей этой малопочтенной задачи позволяет достаточно быстро определить, где именно они сознательно «передергивают», а что просто перепутали по незнанию.

Так, например, 5 июня нынешнего года на «Эхе Москвы» прозвучала передача «Цена Победы». Неюбилейные беседы по истории Второй мировой войны. О чем не пишут в энциклопедиях? Почему не сходятся цифры? До правды докапываются «эховец» Виталий Дымарский и «взглядовец» Дмитрий Захаров. (Цитируемый текст дословно соответствует размещенному на сайте радиостанции).

Вот как «до правды докапывались» ведущие:

Слушатель: — Здравствуйте. Владислав, Саратов. У меня, в общем-то, две реплики, если можно, по поводу прошлой передачи и по поводу сегодняшней. Вот в прошлый раз Захаров сказал, что якобы Финляндия не воевала с Россией.

Д.Захаров: — Это и я говорил, мы говорили сто пятьдесят раз.

Слушатель: — Я могу сказать ему, что 26 июня 1941 года Финляндия официально объявила войну Советской России.

В.Дымарский: — А вы знаете, когда Советский Союз объявил войну Финляндии, пошел на Финляндию?

Слушатель: — Вы имеете в виду 1939 год? Я говорю про 1941 год.

В.Дымарский: — Нет, я имею в виду июнь 1941 год.

Слушатель: — И совместно с германскими войсками, кстати, я могу…

Д.Захаров: — Владислав, извините, помолчите секунду. Первый удар Советский Союз нанес во второй финской войне 22 июня 1941 года.

Слушатель: — Вот у меня есть книга, прочитайте, пожалуйста…

В. Дымарский: — Давайте я вам дам другую книгу, читать надо разные книги.

Д.Захаров: — Послушайте еще секунду. Финские дипломаты осаждали МИД в Москве с просьбой не начинать против них войну, они хотели заключить перемирие. Последний, достаточно эффективный и массированный удар по Финляндии, которые переполнил чашу терпения, был нанесен 25 июня. И вот после этого 26 числа финны уже вынужденно…

Слушатель: — Так, в общем, я хочу сказать вот еще. Объясните, пожалуйста, но ведь в Финляндии армия была 600 тысяч человек, кстати, не такая уже и маленькая, это 17% всего населения страны. И совместно с германскими войсками, которых было 250 тысяч, вторглась в Россию. Кстати, могу сказать еще одну вещь, что финны…

Д.Захаров: — Извините, Владислав, они не вторглись в Россию, а они вошли на территорию, которая у них была аннексирована в 1939 году.

Слушатель: — Минуточку, а бои на реке Свирь, где финнам пустили кровь?

В. Дымарский:— Мы о чем сейчас спорим? Мы сейчас все равно истину…

Слушатель: — А по поводу еще финнов могу сказать, что финны виновны в том, что…

В. Дымарский:— Ну, понятно, вам финны покоя не дают.

Слушатель: -…что прежде всего в Петербурге случилось, прежде всего они блокировали его и они в этом тоже виновны, в смерти ленинградцев.

В. Дымарский:Мы об этом поговорим отдельно.

Д.Захаров: — Нет, тут есть абсолютно однозначный и абсолютно прозрачный ответ. Если бы с 22 июня по 25 июня не бомбили Финляндию и она бы не присоединилась к Германии, не выступила на стороне Германии, то Ленинград не оказался бы в блокаде.

В. Дымарский:— Да финны хотели вообще соблюсти нейтралитет.

Д.Захаров: Нейтралитет. Просто блокады бы не было, потому что была бы возможность снабжения Ленинграда через Финляндию, это как Отче наш.

Ну, к манере откровенно «глушить» собеседника в стиле трамвайной склоки — «помолчите секундочку» и «давайте я вам дам другую книгу, читать надо разные книги» — мы привыкли за последние десятилетия. Это стиль поведения, характерный для поборников «плюрализма и гласности», органически не способных не перебить собеседника, не заткнуть ему рот. У либералов это полемикой называется. Тут главное, чтобы оппонент даже одно предложение досказать не мог…

Интересно, правда, было бы узнать, как это ведущий собирался «дать книгу» радиослушателю?

Владислав из Саратова так и не сумел досказать свою мысль — «плюралисты» просто не дали ему этого сделать. «Объяснили», что летом 1941 года финны «не вторглись в Россию, а они вошли на территорию, которая у них была аннексирована в 1939 году».

Просто и ясно. Конечно, либерал без ляпсуса не может — юридически часть территории Финляндии перешла к СССР вовсе не в 1939 году, а в 1940-м, на основании мирного договора от 12 марта 1940 года.

Но, может быть, имелась в виду не юридическая, а фактическая аннексия? Тоже не получается. В декабре 1939 года советское наступление захлебнулось, захватить удалось относительно небольшую часть финской территории. Наступление, в ходе которого Красной Армии наконец-то удалось прорвать линию Маннергейма, началось 11 февраля 1940 года. Лишь в самом конце «зимней войны», в марте 1940 года, красноармейцам удалось ворваться в Выборг, самый крупный из захваченных финских населенных пунктов. Так что утверждение об «аннексии» в 1939 году вполне позволяет судить о исторической эрудиции Д.Захарова.

Всем желающим предлагается также проверить: какие именно территории оккупировали финны во время Великой Отечественной войны? Ограничились ли возвращением утраченного по результатам «зимней войны» или нет? Заглянуть, например в энциклопедию и узнать, относился ли, скажем, город Петрозаводск к территориям, «аннексированным в 1939 году», и как были устроены финские концлагеря для мирного населения на территории Советской Карелии. (Рекомендую интернетсайт «Я вспоминаю». Там, помимо воспоминаний фронтовиков, размещены и воспоминания жителей оккупированных территорий, в том числе и Карелии. После прочтения этих воспоминаний тезис о том, что «финны не вторгались в Россию» будет восприниматься с особенным «доверием»).

Так же можно проверить и вопрос В. Дымарского: «А вы знаете, когда Советский Союз объявил войну Финляндии, пошел на Финляндию»? Потрясающий вопрос.

Попробуйте найти в литературе упоминания о том, «когда Советский Союз объявил войну Финляндии». А он ее объявлял? Есть ли хоть один исследователь или мемуарист (помимо Дымарского) который знает, «когда СССР объявил войну Финляндии»? До сих пор все как-то считалось, что это она СССР войну объявила.

Значительно легче понять, что значит «Советский Союз…пошел на Финляндию». Пошел — это в переводе с «эхомосковского», видимо, означает, полетел. После начала войны по территории Финляндии, главным образом по аэродромам, советские ВВС нанесли серию воздушных ударов. После этого 26 июня (согласно некоторым источникам, 25 июня) Финляндия объявила СССР войну.

Дело в том, что на территории Финляндии была развернута мощная немецкая группировка -. (Владислав из Саратова совершенно резонно пытался упомянуть о ней. Любопытно было бы выслушать его аргументы. Но либералы в эфире «глушат» похлеще советских глушилок времен холодной войны).

Советское командование, зная о том, что немецкая группировка уже развернута в Финляндии, приняло решение нанести упреждающие воздушные удары (не давшие ожидаемых результатов).

Я опять-таки не призываю верить нам с Владиславом на слово. В наше время все легко можно проверить.

Посмотрим, что по этому поводу писали немцы. (В статье сознательно не используются данные отечественных историков и мемуаристов.)

Известный военный историк Пауль Карель: «Через три недели, 7 мая 1941 г., решение Гитлера прибыло в корпус с курьером через штаб командующего армией в Норвегии генерал-полковника фон Фалькенхорста. Фюрер избрал скверный компромисс. Он приказал армии в Норвегии, на которую теперь возлагалась ответственность за ведение боевых операций на севере Финляндии, нанести удар по Мурманской железной дороге в трех точках. Горно-стрелковому корпусу Дитля предстояло силами своих двух дивизий выступить из Петсамо на город и порт Мурманск, двум пехотным дивизиям 36-го корпуса одновременно наступать через Сала в направлении Кандалакши, примерно в 350 километрах южнее, чтобы там перерезать железнодорожную линию. И, наконец, еще в 150 километрах южнее финский 3-й корпус, также силами двух дивизий, должен был атаковать через Кестеньгу на Лоухи и перерезать линию там. На трех разных участках развертывалось в общем и целом шесть дивизий».

Уже 7 мая 1941 года Гитлер в приказе предельно четко пишет о участии в плане «Барбаросса» финского 3-го корпуса.

Может быть, известный историк (в годы войны сотрудник германского МИДа) что-то путает? А как у других немецких авторов?

Генерал Курт Типпельскирх в «Истории второй мировой войны» пишет: «Участие в войне Румынии и Финляндии было уже предусмотрено в директиве от декабря 1940 году».

В декабре 1940 года немцы планируют участие финнов в войне на их стороне, 7 мая 1941 года Гитлер действия расписывает их корпусам. А «Эхо» уверяет, что «если бы с 22 июня по 25 июня не бомбили Финляндию и она бы не присоединилась к Германии, не выступила на стороне Германии, то Ленинград не оказался бы в блокаде».

Кому прикажете верить — немецким дипломату и генералу, утверждающим, что финское участие в войне на стороне немцев было в деталях согласовано задолго до ее начала, или «Эху», путающему 1939 год с 1940-м и не знающему, кто кому войну объявил?

Что же касается утверждения о том, что, «просто блокады бы не было, потому что была бы возможность снабжения Ленинграда через Финляндию, это как Отче наш» — то оно просто за гранью понимания. Особенно со ссылкой на молитву.

Хотелось бы привести еще одну цитату все из того же Кареля, показывающую, как финны «жаждали» нейтралитета: «Между исходными позициями немцев в Норвегии и советской границей пролегала финская территория. В Петсамо, однако, находилась резиденция советского консула. Он мог засечь подготовку к войне накануне 22 июня и послать тревожный сигнал в Москву. Под угрозой утраты тогда оказался бы фактор внезапности всей операции „Барбаросса“.

По этой причине, по договоренности с финской стороной, военнослужащие одной саперной роты малыми группами в гражданской одежде пересекли территорию Финляндии в ночь с 20 на 21 июня, чтобы подготовить переправу через реку Петсамо. Внешне финны вели себя самым правильным образом. Финские пограничники с бюрократической точностью выждали, когда стрелки на их часах покажут 02.31 по восточному времени. Все в порядке: война против России началась минуту назад. Шлагбаум открылся. Солдаты из Штирии, Тироля и Зальцбурга поднялись и устремились вперед к завоеванию города за Полярным кругом. К 24 июня немцы провели рекогносцировку местности вплоть до самой границы. Местные финские проводники провели немцев через скалы и валуны, мимо сверкающего красного гранита через ручьи и речки и снежные сугробы».

Финны с немецкой точки зрения «вели себя самым правильным образом» и помогали им. С чего бы советским летчикам финнов бомбить?

Но самое, пожалуй, убедительное, свидетельство того, что Финляндия заблаговременно подготовилась к войне на стороне немцев, оставил… маршал фон Маннергейм барон Карл Густав Эмиль. Взял, да и с северной душевной простотой написал в мемуарах: «Мобилизация, приказ о которой был отдан 17 июня, прошла в соответствии с планом».

С чего бы это 17 июня приказ о мобилизации отдавать, если не собираешься в том, что 22 июня начнется, принимать участие? Ну, как 17-го числа можно было знать, что 25-го у тебя возьмет, да и «переполнится чаша терпения»?

http://stoletie.ru/retsenzii/60 914 153 152.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru