Русская линия
Столетие.Ru Андрей Арешев14.09.2006 

Лечение без диагноза
Проблему Нагорного Карабаха пытаются решать, не разобравшись в ее причинах

История Карабаха, включенного в начале XIX века в состав России, всегда была тесно связана с историей российского государства. Закономерно и то, что карабахская проблема всегда обострялась в смутные для России времена. Так было и в 1918, и в 1988 году. В обоих случаях для многих в Карабахе было очевидно: дело идет к тому, что рано или поздно они останутся один на один с Азербайджаном.

По сей день карабахская проблема остается одной из самых сложных. Чтобы нащупать хотя бы подходы к ее решению, нужно досконально разобраться в ее военно-политической, правовой, культурно-исторической, геополитической и социально-экономической составляющей. Тем удивительнее было в начале 2006 года слышать из уст международных посредников шапкозакидательские заявления о возможности скорого решения конфликта. Особенно если учесть, что решать проблему по-прежнему пытаются, мягко говоря, неадекватными способами: не вникая в суть конфликта, пытаются избирательно «лечить» отдельные его последствия. И что самое удивительное, Нагорный Карабах, судьбу которого пытаются решить договаривающиеся стороны, фактически в переговорах не участвует.

Недавно новый американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза, прославившийся своими заявлениями о возможности решения карабахского конфликта уже в 2006 году, посетил Степанакерт. До этого Брайза не удосужился ни разу побывать в крае, судьбу которого взялся решать. На сентябрь 2006 года намечены консультации министров иностранных дел Армении и Азербайджана с представителями Минской Группы ОБСЕ, однако представляется, что никакого прорыва не будет и на этот раз. Это закономерный итог фактической смены трехстороннего формата переговоров (Азербайджан, Армения, Нагорно-Карабахская Республика) на двусторонний (Азербайджан и Армения). Между тем, прекращение огня, достигнутое в мае 1994 года, стало возможным именно благодаря проведению переговоров в трехстороннем формате.

В 1991—1994 годах Нагорный Карабах пережил одну из самых кровопролитных войн.

О жестокости и масштабах той войны говорят следующие цифры. В период с декабря 1991 года (провозглашение независимости НКР) до мая 1994 года (установление режима прекращения огня) только по Степанакерту со стороны азербайджанских населенных пунктов было выпущено свыше 21 тысячи снарядов систем залпового огня «Град», 2700 ракет «Алазань», более 2000 артиллерийских снарядов, сброшено 180 шариковых бомб. На всех этапах военных действий Азербайджан обладал многократным перевесом в живой силе и технике, однако так и не смог победить.

В 1993—1994 годах в Баку фактически признали Степанакерт в качестве стороны переговоров. Иначе не было бы, например, документа, подписанного Гейдаром Алиевым 17 августа 1993 года, которым руководство Азербайджана уполномочило вице-премьера Р. Гулиева «вести переговоры об организации встречи высших руководителей Азербайджана и Нагорного Карабаха». Не было бы еще десятков подобных документов…

В результате войны возникли новые реалии: сотни тысяч перемещенных лиц, линия соприкосновения сторон, не совпадающая с официально проведенными на карте границами. Ряд районов Азербайджана, откуда предпринимались наступления и обстрелы территории НКР, перешли под контроль Армии обороны Нагорного Карабаха, образовав «пояс безопасности». В настоящее время именно эти территории вокруг НКР являются, по сути, единственной гарантией поддержания хрупкой стабильности в регионе и невозобновления боевых действий.

Некоторые из этих территорий граничат с Ираном, что явно привлекает внимание американцев.

Вероятно, именно поэтому одним из пунктов предлагаемых посредниками (фактически — США) планов по урегулированию карабахского конфликта является ввод на эти территории «международных миротворческих контингентов». На практике это приведет к дестабилизации в регионе, так как Иран наверняка предпримет контрмеры в случае неблагоприятного для него развития ситуации. Не останутся в стороне и другие мировые и региональные игроки. Размораживание конфликта в непосредственной близости от российских границ никак не соответствует интересам и нашей страны — одного из сопредседателей Минской группы ОБСЕ. И здесь интересы России и НКР объективно совпадают.

Внешняя политика властей Нагорного Карабаха направлена на то, чтобы избежать развития событий по негативному сценарию и добиться справедливого решения проблемы. А оно вряд ли возможно без международного признания фактической независимости, для которой есть все необходимые исторические, политико-правовые и нравственные основы. В ходе переговоров было выдвинуто три основных принципа, которые обязательно должны быть учтены в процессе урегулирования: невозможность подчинения Нагорного Карабаха Азербайджану, исключение его анклавного положения и наличие сухопутной границы с Арменией, международные гарантии безопасности НКР, уровень которой должен определяться его населением. Международные посредники все с большим пониманием относятся к этой позиции карабахской стороны, однако камнем преткновения продолжает оставаться непримиримая позиция официального Баку.

Между тем, Нагорно-Карабахская Республика постепенно залечивает нанесенные войной раны. Восстанавливается экономическая инфраструктура, полностью разрушенная в ходе войны, создаются новые предприятия, рабочие места. Конечно, проблем немало, но реальная картина происходящего в республике бесконечно далека от тех страшилок, которые порой навязывают доверчивой публике. Хотя для жителей НКР восстановление положения, которое было до 20 февраля 1988 года — пока еще из области фантастики.

http://stoletie.ru/russiaiworld/60 913 160 824.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru