Русская линия
Российская газета Элина Труханова14.09.2006 

Глазами слышу, руками говорю
В деревенском храме церковные службы проходят с сурдопереводом

Церковнославянский текст надо перевести про себя на русский язык, а потом уже с русского – на язык жестов. Фото: Виктор Орлов
Церковнославянский текст надо перевести про себя на русский язык, а потом уже с русского — на язык жестов. Фото: Виктор Орлов
Здоровые люди, даже из тех, кто хорошо знает дорогу к храму, обычно не задумываются над тем, что рядом в церкви может стоять человек, который не слышит священника, не может пойти на исповедь, потому что не говорит, а значит, чувствует себя под расписными сводами настолько беспомощно, что просто предпочитает уйти. Хотя именно ему духовная подпитка нужна, может быть, больше, чем кому бы то ни было.

Не задумывался об этом до поры до времени и будущий настоятель церкви Ильи Пророка в деревне Кузнечиха иеромонах Антоний, а полтора десятка лет назад — послушник Андрей, ездивший по российским монастырям в поисках своего призвания. Отдав по настоянию своего духовника свой гражданский долг — отслужив в армии, Андрей предпочел дальше отдавать Богу Богово: работал в монастырях, участвовал в их восстановлении — клал стены, крыл крыши. На монастырском подворье в Варницах он и познакомился с пожилым глухонемым кровельщиком Виктором Белоноговым из Ярославля. Став его помощником, Андрею волей-неволей пришлось выучить язык жестов: Виктор Павлович писал текст на бумаге, а потом повторял то же самое посредством жестов. Так постепенно послушник Андрей усвоил этот «иностранный» язык людей, живущих бок о бок с нами.

Потом уже, приняв сан и попав на служение в ярославский храм Никиты Мученика, иеромонах Антоний однажды получил записку. Глухонемая женщина писала, что хочет исповедоваться и причаститься, но не знает, как это сделать. Когда несколько дней спустя отец Антоний заметил в церкви двух женщин, объяснявшихся между собой жестами, он подошел и, к их изумлению, поговорил с ними на их языке.

С этого момента у ярославских глухонемых появился свой батюшка.

Сегодня отец Антоний — настоятель церкви Ильи Пророка в деревне Кузнечиха, что на самой границе с Ярославлем. Глухонемые знают сюда дорогу, пожалуй, лучше даже, чем слышащие. Поскольку среди прихожан храма есть и здоровые, и глухие, службу отец Антоний ведет, как обычно, на церковнославянском языке. И только благодаря женщине, стоящей лицом к прихожанам и без перерыва жестикулирующей, понимаешь, кто еще пришел сюда на службу.

Быть сурдопереводчиком в церкви — задача не из легких. Он должен сначала церковнославянский текст перевести про себя на русский язык, а потом уже с русского — на язык жестов. И все это — за считанные секунды. Причем необходимо учитывать, что переносного значения слов для глухонемых людей не существует, они понимают все исключительно буквально.

— Приходится не просто переводить слово, а делать это так, чтобы люди правильно поняли смысл, иногда просто объяснять, — рассказывает отец Антоний. — Например, слово «подвижник», если его перевести буквально, глухонемые поймут так: человек, который много двигался, активный, а отнюдь не тот, который совершал духовные подвиги.

Не проще и на исповеди. Даже у говорящего человека словарный запас часто ограничен, у глухонемых же этот запас вообще минимален, особенно если человек не обучен письму и чтению, что в этой среде не редкость. А языком жестов можно объяснить далеко не все. Многих слов в этом языке просто нет. Как нет окончаний, категорий времени, числа и прочих языковых «приспособлений», облегчающих понимание. Но терпение и труд, как известно, все перетрут. Непонятым из храма не уходил еще никто.

Прихожане кузнечихинской церкви уже привыкли к тому, что глухонемых батюшка всегда ставит впереди слышащих. Как детей. Отец Антоний давно заметил, что психология глухонемых людей очень сходна с детской — они так же доверчивы и так же ранимы. Строго скажешь — обидятся, приласкаешь — обрадуются, все тут же забудут и уйдут счастливые. Но то, что глухие не могут понять на слух, они понимают часто благодаря особенной чуткости.

До появления в Ярославле православного батюшки, работающего с глухонемыми, люди, лишенные слуха и возможности нормально изъясняться, обычно становились адептами всевозможных сект, где с глухонемыми, в отличие от православия, давно говорят на их языке. Сегодня, говорит отец Антоний, из сект ушли многие. Но в общероссийском масштабе в православных церквях, к сожалению, работа с глухонемыми пока находится на стадии начинания. Лишь в трех городах страны — Москве, Екатеринбурге и Ярославле — у глухих есть возможность быть православными в полном смысле этого слова.

Не меньше «исхода» из сект радует настоятеля Ильинской церкви то обстоятельство, что глухие повели в храм слышащих. Едут сюда со всей области. В храм Ильи Пророка под Ярославлем воспитатели недавно привозили глухонемых детей из рыбинского дома-интерната. Ребята побывали на первой в своей жизни церковной службе, впервые исповедовались и причастились. К воспитанникам аналогичного интерната в Ярославле батюшка ездил сам.

Удивительно, но в кузнечихинской же церкви состоялась встреча бывшего послушника Андрея со своим учителем языка немых Виктором Белоноговым. Тот факт, что он, родившийся в городе на Урале, проходивший послушание во многих российских монастырях, после принятия сана был направлен именно в Ярославль, откуда родом Виктор Павлович, отец Антоний тоже воспринимает как чудо. Сегодня кровельщик Виктор Белоногов — помощник настоятеля. Он мастерил купола на храмах ярославского Толгского монастыря, в Покровском женском монастыре в Москве, на Афонском подворье, на самой горе Афон, куда его посылали на полгода. Там он участвовал в восстановительных работах в православном Свято-Пантелеймоновом монастыре и в греческих монастырях, заслужив от греков звание «золотые руки».

Еще одно чудо произошло много лет назад в уральском городе, откуда родом иеромонах Антоний. Молодого человека, жаждавшего Бога и веры, впоследствии ставшего монахом и священником, в самый первый его визит в церковь какая-то сердитая женщина-прислужница вытолкала вон.

— Я много лет служу, знаю все правила, но до сих пор не могу понять, за что меня тогда выгнали, — говорит отец Антоний.

А мог бы и уйти, куда послали. И не было бы служб с сурдопереводом в Кузнечихе. Чудо? Чудо.

http://www.rg.ru/2006/09/14/hram-surdoperevod.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru