Русская линия
Политический журнал Ксения Лученко12.09.2006 

Другая Европа

Ежегодно сотни тысяч европейцев съезжаются в итальянский город Римини, чтобы встретить единомышленников и показать, что готовы защищать ценности старой доброй Европы перед лицом вызовов современности.

Римини — первый освоенный россиянами итальянский курорт — прочно ассоциируется с вечно опаздывающими чартерами, «челночным» бизнесом 1990-х, морскими развлечениями. Редкие интеллектуалы помнят, что это родной и любимый город великого Фредерико Феллини.

Между тем здесь расположен огромный выставочный комплекс «Римини-Фиера», куда в августе съезжаются сотни тысяч человек из разных стран, чтобы принять участие в фестивале «Римини-Митинг». В 2006 г. фестиваль посетило более 800 000 человек, здесь открыли политический сезон бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, сенаторы Рокко Бутильоне, Марчелло Пера и Джулио Андреотти, вице-президент Европейского парламента Марио Мауро.

Двадцать семь лет назад активисты католического движения «Communione e liberazione» («Сопричастность и освобождение»), созданного одним из ярчайших христианских проповедников XX в. священником Луиджи Джусанни (1922−2005), решили организовать встречи, где молодые католики и их друзья могли бы обсуждать проблемы религии и современности. И это во времена, когда в Европе стремительно развивался процесс секуляризации, а быть верующим было едва ли не стыдно. Теперь Митинг занимает площадь более 120 тыс. кв. м, длится неделю, сказанное здесь попадает на первые полосы итальянских газет и в выпуски новостей на крупнейших телеканалах.

Митинг — удивительное событие. Здесь лицом к лицу встречаешь другую Европу. Не ту, которую показывают по «Евроньюс», не ту, которая пляшет на гей-парадах, смеется над датскими карикатурами и называет улицы именами чеченских террористов. Здесь узнаешь, какие проблемы действительно волнуют европейцев и как они отвечают на вызовы глобализма.

Центральной темой Митинга-2006 была «Вера и разум», официальная ее формулировка звучала как цитата из отца Джусанни: «Разум — это потребность в бесконечном, и он находит свое наивысшее выражение во вздохе и в предчувствии того, что это бесконечное проявит себя». На лекцию доцента Миланского университета Джанкарло Чезана о разуме, предчувствующем бесконечность, невозможно было попасть: десятитысячный зал забит, люди толпятся у входов. Студенты, молодые родители с грудными детьми, итальянские старушки в золоте и бриллиантах стоят в проходах, сидят на ступеньках, бесконечно аплодируют. Что привело всех этих людей из разных социальных кругов, разных возрастов и образовательного уровня на лекцию высоколобого интеллектуала? Почему матери увозят детей с моря и таскают за собой по залам «Римини-Фиера»? Зачем студенты в свои короткие каникулы устраиваются добровольцами и работают на Митинге? «Ну как же, они ищут смысл жизни», — отвечает на эти вопросы одна из студенток-добровольцев. «Здесь совсем другие отношения между людьми, мы здесь действительно открыты и честно обсуждаем все, что нас волнует», — говорит женщина, добровольно работающая на Митинге уже двенадцатый год. — Моя профессия — директор по маркетингу, я живу весь год в ожидании Митинга, потому что он вносит в мою жизнь осмысленность, я встречаю здесь единомышленников, и мы общаемся совсем не так, как в той среде, в которой я нахожусь в повседневной жизни". «Нас призывает сюда Христос, и все центрировано вокруг Него, хотя с первого взгляда это незаметно», — считает тридцатилетний инженер, который работает на Митинге с 14 лет, сначала в качестве мальчика на подхвате, а в последние годы — водителем. Участие в организации и работе Митинга для католиков-мирян — это их десятина, которую они отдают церкви. На доброй воле здесь построено многое, почти все. Три тысячи волонтеров берут отпуск, сами покупают билеты до Римини, оплачивают проживание, выкупают форменную одежду и трудятся в течение недели. Бесплатно работают все — водители, повара и официанты в кафе фаст-фуд, гиды на многочисленных выставках. Съезжаются не только из разных городов Италии: среди волонтеров встречаются чехи, белорусы, немцы.

Темы бесчисленных «круглых столов» и лекций — биоэтика и аборты, гражданский брак как угроза традиционной семье, положение исламских женщин в Европе, перспективы экономического развития регионов Италии, проблемы образования и современного искусства. Десятки мероприятий происходят одновременно.

Одна из важнейших дискуссий посвящена теме «Светскость и секуляризм», в ней принимали участие директор Центра изучения Центральной и Восточной Европы Николаус Лобковиц, сенаторы Итальянской Республики Рокко Бутильоне и Марчелло Пера, епископ Сан-Марино и Монтефельтро Луиджи Негро. По словам Лобковица, секуляризм — попытка вытеснить религию и религиозные мотивации из сферы публичной жизни в сферу сугубо приватную. С одной стороны, отделение церкви от государства, закрепленное в Конституциях многих стран, избавляет церковь от искушения мирской властью. Но идеология секуляризма запрещает политикам руководствоваться своими религиозными убеждениями в принятии решений. «На наших глазах секуляризм превращается в новую государственную религию, в другой форме мы видели это в коммунистическом мире», — отметил Лобковиц. Он считает, что все ценности в европейской культуре — достоинство человека, равенство мужчины и женщины, уникальность человеческой жизни и т. д. — происходят из христианства, без своего метафизического основания они теряют смысл. «Радикальные секуляристы доминируют в политике только потому, что верующие считают ее грязным делом. Между тем страна останется христианской только в том случае, если верующие будут влиять на политику», — убежден Лобковиц.

Рокко Бутильоне — один из немногих убежденных католиков на итальянской политической сцене. Однако именно по причине его христианских убеждений карьера оборвалась на взлете: будучи депутатом Европейского парламента, Бутильоне метил в кресло еврокомиссара, но был вынужден ответить на прямой вопрос депутатов левых убеждений о своем отношении к гомосексуалистам и сказал, что как политик вынужден признавать равенство людей всех сексуальных ориентаций, однако, как любой нормальный католик, не может не считать содомию грехом. Он был тут же снят со всех своих постов в Европарламенте. Выступая на Митинге, Бутильоне вспоминал о своем участии в собраниях общин, входящих в «Communioine e Liberazione». Он привел высказывание отца Джусанни: «В человеческой жизни сердце больше разума» и сказал, что всю жизнь старался руководствоваться этим принципом. По его мнению, идеологи секуляризма «считают, что имеют априорные знания, исключающие ценности, основанные на опыте жизни человека и народа», между тем «если опыт нации сформировал совокупность ценностей, мы не можем их вычеркнуть».

Яркий философ и известный политик Марчелло Пера обратил внимание, что существует две модели секуляризма — американская и французская. В первом случае все религии на равных присутствуют в политической жизни и влияют на нее, при этом многие политики — верующие миряне. Во втором случае религия исключена из политики полностью, и ее место занимают идеологии, тогда политическое большинство — антирелигиозные позитивисты. По мнению Пера, «мы все в Европе — поздние дети Французской революции. Там, где господствуют якобинцы, нет места ни для одной религии». Следствия давления «религии разума» — узаконивание абортов, однополых союзов, экспериментов над эмбрионами, далее «аппетиты растут», речь идет уже об эвтаназии и полигамии. Мультикультурализм, то, что Европа стесняется назвать себя христианской, идет не по пути интеграции мигрантов, а по пути поддержки их национальных общин, Пера считает признаками деградации Европы. «Осуществленный союз демократии и релятивизма» привел к тому, что «не осталось ценностей, которыми Европа не готова торговать».

Через несколько дней на встрече, посвященной теме «Образование и свобода», политик, вышедший, как и Бутильоне, из движения «Communione e liberazione», Марио Мауро заявил, что Европа стоит перед лицом двух одинаково опасных идеологий — фундаментализма и релятивизма так же, как в двадцатом веке ее раздирали фашизм и коммунизм.

Выступление Сильвио Берлускони 25 августа было самым громким событием Митинга. В ожидании экс-премьер-министра многотысячная толпа, едва сдерживаемая живой цепью волонтеров, скандировала что-то напоминавшее речевки футбольных болельщиков. В зале царило радостное возбуждение, мелькали молодые люди в футболках с надписью «Я люблю Италию», реяли флаги возглавляемой Берлускони партии «Форца Италия». Когда Берлускони появился, толпа буквально подхватила его и донесла до сцены, сотни журналистов тыкали объективами теле- и фотокамер в лицо политику. Он был слегка простужен, одет в расстегнутую на три пуговицы рубашку и наброшенный на плечи джемпер. Травил байки и анекдоты, шутил, говорил, что на выборах были подтасованы бюллетени, что позволило Проди получить незначительное преимущество. Однако он считает, что выборы все равно им проиграны, потому что «мы недостаточно верили в то, что говорили». Отвечая на поступившие вопросы о войне в Ираке и отношениях с Америкой, подчеркнул, что «не бывает двух Западов, Запад один», а значит, Европа вынуждена быть заодно с США, даже когда не может одобрить их действия. Итальянские телеканалы транслировали только одно высказывание Берлускони: «Италия должна быть католической, Италия — для итальянцев». На Митинге этот лозунг встретили овацией. Дело в том, что в Италии рассматривается закон, разрешающий получение итальянского гражданства после пяти лет проживания в стране, и это на фоне нерешенных проблем ассимиляции мигрантов, растущего количества преступлений на почве исламского фундаментализма, отсутствия контроля за тем, что преподается в исламских школах. Естественно, политик, выступающий против этого закона, а также за отмену налога на наследство («люди работают всю жизнь, платят налоги и копят оставшееся, чтобы передать что-то своим детям, а те вынуждены еще раз платить налоги с этого имущества»), находит поддержку у значительной части населения. Многие в зале сидели с направленными в сторону сцены мобильными телефонами — осуществляли прямую трансляцию для знакомых и родственников, которым не хватило места в зале.

Общественно-политическая составляющая Митинга важна, но она не затмевает культурную. Каждый вечер на разных площадках на территории «Римини-Фиера» и в историческом центре Римини проходили концерты и спектакли. Звучала ирландская, неаполитанская и альпийская народная музыка, играли итальянские барды и классические оркестры, можно было послушать мюзиклы и увидеть драматические постановки. Одно из главных направлений Митинга, помимо встреч и дискуссий, — разнообразные выставки. Особенность выставочных концепций, непривычная для русского посетителя, — упор не на картинку, а на смысл. Визуальный ряд сопровождается довольно объемными текстами, логика организации выставочного пространства также следует из сюжета, заложенного в концепцию. Каждая выставка превращается в огромную книгу с иллюстрациями и сюжетом. Кроме того, на всех выставках работает большая команда гидов, которые водят посетителей и комментируют маршрут. Темы некоторых выставок: восстание в Будапеште 1956 г. глазами фотографа Эриха Лессинга, традиции монахов-бенедиктинцев, мозаика собора в Отренто (XII в.), «Счастье в раю Данте», жизнь Игоря Стравинского, жизнь и служение протоиерея Александра Меня. Представлять последнюю выставку приехал Павел Мень, брат покойного русского священника, и живущая в Италии дочь Елена. На открытии экспозиции о знаменитом российском проповеднике собралось около 1500 человек, все время работы Митинга здесь яблоку негде было упасть: итальянцы читали биографию отца Александра, фрагменты его переписки, воспоминания о нем, смотрели видеофильмы и фотографии, слушали объяснения гидов — профессоров-славистов и студентов-волонтеров.

Российское присутствие на Митинге не ограничилось этой выставкой. В «круглом столе» на тему «Вера и разум в современной России» участвовали представитель отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Георгий Рябых, ведущий передачи «Тем временем» на канале «Культура» Александр Архангельский и ответственный редактор газеты «Церковный вестник» Сергей Чапнин.

Все русские, приехавшие на Митинг, задавались одним вопросом: возможно ли такое в России? Есть ли у нас предпосылки для возникновения такого масштабного общественного форума, инициированного православными христианами? Александр Архангельский сказал в завершение своего выступления на Митинге: «Первая мысль: в России такое невозможно. Это говорит разум. Вторая: а почему, собственно, невозможно? И это говорит вера». В России регулярно проходят несколько церковно-общественных форумов: Рождественские образовательные чтения, выставка «Православная Русь» и фестиваль православных СМИ «Вера и слово». Масштаб ни одного из них несопоставим с «Римини-Митингом». Причин здесь много, но главная — ориентация всех этих мероприятий на «випов» — священноначалие и чиновников. Инициатива их проведения исходит «сверху», «наверх» направлен и результат. Широкого мирянского движения, способного выдвигать своих политиков, задавать тон в общественных дискуссиях, быть полноценным институтом гражданского общества, в России на сегодняшний день нет. Есть лишь группы амбициозных граждан, пытающихся вещать от имени абстрактной «православной общественности». Однако это не значит, что наши небольшие церковно-общественные форумы не имеют потенциала. Когда начинался «Римини-Митинг», в России еще правил Брежнев. Самому старому православному форуму — Рождественским чтениям — нет еще и 15 лет. Уже в этом году «Православная Русь» переезжает в «Экспо-Центр» и совпадает по времени с «Верой и словом», что позволяет выше поднять планку каждого из мероприятий, частично объединив программу и дав гостям из регионов возможность участвовать в обоих. Увидим ли мы на этих площадках реальные общественные группы, людей с их чаяниями и свободные дискуссии о наших ценностях и приоритетах — покажет время.

http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=57&tek=6219&issue=176


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru