Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Ирина Медведева,
Татьяна Шишова
12.09.2006 

Под дудочку крысолова

Часть 1. Поколение цветов. Жертвоприношение в гирляндах

Но как же удалось настолько оболванить молодежь, чтобы она, утратив инстинкт самосохранения, добровольно шла на убой? Спускаясь в ров погибели, юноши и девушки уверены, что восходят к светлому будущему. Это же какое-то очень глубинное поражение, которое невозможно объяснить только хитрыми уловками манипуляторов. Уловок, конечно, множество, но это лишь средство, инструменты для успешного проведения операции. А операция проведена самая что ни на есть серьезная: из молодости удалось изъять ее основной смыслообразующий стержень. Он, этот стержень, есть у каждого возраста. Скажем, у старости — мудрость. А что же главное для молодости? Чем отличается молодежь от взрослых, пусть и молодых? Ведь не красотой же и здоровьем, которые сегодня благодаря достижениям медицины можно сохранять достаточно долго. (А можно, наоборот, быстро испортить, следуя модному молодежному стилю жизни.)

Молодежь — это порыв, устремленность в будущее, свободный полет. Уже не дети, но еще не родители. Их еще не вынуждает приземлиться груз взрослой ответственности. Есть это у нынешней молодежи? — Есть и даже в большей степени, чем у предыдущих поколений, поскольку она не спешит расстаться с вольной жизнью.

Святые отцы давно предупреждали, что именно в юности в душе разгораются страсти. Этого сейчас тоже с избытком. И амбициозность, свойственная молодости, в последние десятилетия усиленно разогревается, и эгоизм. Чего же все-таки нет? Что изъято из самого нутра, из самой сердцевины юности?

Изъято как раз то, что облагораживает страсти — романтизм, идеализм, возвышенный образ мыслей. А без этой идеальной вертикали отнологически присущие юности мечты «о доблести, о подвигах, о славе» вырождаются в какой-то нелепый кураж, разгул плотских страстей. Доблесть — нахамить, «нажраться и отрубиться», «забить <в смысле – наплевать> на все», уметь выигрывать в азартные игры, быть расчетливым, ловкачом, использовать людей в своих интересах. Подвиги, в основном, в постели. Ну, и порой в прыжке с парашютом, полете на дельтаплане. Конечно, на дискотеке тоже, если всю ночь — пойди, попробуй столько часов на ногах, да еще в бешеном ритме!

Мечты о славе тоже весьма специфичны. Кого сейчас прославляют молодежные СМИ? Разбогатевших жуликов, бесстыжих кривляк с титулом «звезд», не менее бесстыжих телеведущих, извращенцев, мотивирующих свои патологические пристрастия новыми направлениями в искусстве, представителей «пятой колонны» в политике. Юношескую жажду славы который год распаляют именно такими «героическими» эталонами.

Хотя постсоветская жизнь дала и продолжает давать огромное количество примеров подлинного героизма, причем в самых разных областях. Разве это не чудо? Столько усилий было предпринято, чтобы уничтожить нашу армию, науку, промышленность, педагогику, медицину, литературу и искусство, честную политику, наконец. И везде нашлись люди, которые встали на защиту государства. Не все ученые подались в «челноки» или уехали работать за границу. Кто-то продолжал за копейки удерживать отечественную науку от окончательного развала, а кто-то даже умудрялся делать открытия. За последние двадцать лет, в условиях, отнюдь не способствующих развитию таланта, появились выдающиеся врачи, учителя, конструкторы. В то время, как щедрые гранты выделяются на богомерзкие выкрутасы, честные художники, зачастую абсолютно бесплатно, создают образцы подлинного искусства — в живописи, скульптуре, литературе, кино. По-прежнему есть блестящие музыканты, певцы, танцоры. А сколько героев чеченской войны! Сколько бесстрашных спасателей, спецназовцев! Но — увы! Читателям журналов «Реакция», «Птюч», «Молоток», «Хулиган», «Yes» и «Вот так!» их имена незнакомы.

В последнее время, правда, наметился некоторый сдвиг в кино. Появились новые фильмы на военную тему, где армия откровенно не шельмуется. Времена наглого предательства прошли. Теперь даже поклонники Бжезинского вынуждены, скрепя сердце, выдавать себя за патриотов и государственников. Но солдаты показаны там, в основном, как озверевшие, скотоподобные существа. «После этого фильма уже никто не захочет служить в армии, — отозвалась о новой кинокартине „Живой“ Любовь Васильевна Родионова, мать героя-мученика первой чеченской войны Евгения Родионова. — Я тридцать шесть раз летала в Чечню, но никогда таких солдат не видела. Конечно, они не ангелы, но в фильме это жестокие, грубые животные. Их интересует только жратва и грубый секс.»

Что касается секса (необязательно грубого), то с этой стороны по молодежи был нанесен главный удар. Ведь мечты об идеальной, вечной любви — это не просто стержень, а самая сердцевина юности. Не пирожные, а хлеб насущный, без которого душа не вырастет полноценной. В психиатрии и психологии существует понятие стадий психического развития. Пропущена одна из стадий — и человек уже не может сформироваться нормально. К примеру, дошкольный период называют «мифологическим». Если маленький ребенок не слышит сказок, если родители общаются с ним как со взрослым, делая упор на логику, то возникает опасность недоразвития эмоциональной сферы. Что характерно, в частности, для шизофреников. То есть, ребенок, изначально сохранный, может стать шизофреноподобным в результате неправильного воспитания. Подростково-юношеский период называется «романтическим». Один из основоположников отечественной сексопатологии проф. Г. С. Васильченко указывал на то, что выпадение романтической фазы свойственно олигофренам. Дефектологи, работающие с олигофренами, часто жалуются на их раннюю сексуальность, неразборчивость в интимных связях, отсутствие возвышенных платонических чувств к противоположному полу. Собственно говоря, на то, что сегодня удалось навязать почти всей нашей молодежи. Чего же потом удивляться снижению интеллектуального уровня старшеклассников и студенчества? Плоды искусственной дебилизации налицо.

Никогда не забудем, как году в 99-ом к нам на прием пришла мать четырнадцатилетней девочки, которая росла в интеллигентной семье, до двенадцати лет вела себя нормально, училась в двух школах — английской и музыкальной. А потом начала читать журнал «Cool» (он тогда только появился, и подроскам его часто раздавали бесплатно на улице и в школе) и быстро «слетела с катушек». Круглая отличница превратилась в двоечницу, связалась со взрослым парнем, перестала ночевать дома, начала курить и выпивать. На момент визита матери к нам девочка лежала в больнице с переломом позвоночника, потому что неудачно спрыгнула со второго этажа, когда родители пытались не пустить ее в очередной загул. Но окончательно добил несчастную мать дочкин дневник, который она обнаружила, когда решила, воспользовавшись отсутствием девочки, прибраться у нее в комнате.

— Объясните мне, что это? Как это? Умный, культурный ребенок, столько книг читала — и вдруг такое…

Признаться, мы тоже были тогда не готовы к таким «документальным свидетельствам». Дневник состоял из длинных, но каких-то абсолютно бессмысленных и бессвязных описаний: куда пришли, что выпили, кто «подвалил» попозже, какой марки сигареты курили, кто заплатил за съеденное и выпитое. Назвать этот текст дебильным значило бы оскорбить дебилов. Ровесница хозяйки дневника из вспомогательной школы отразила бы события гораздо более содержательно. (Конечно, если бы ее и без того сниженный интеллект не пострадал еще больше от молодежной масс-культуры.) Ни мыслей, ни чувств, которые обычно поверяют девичьему дневнику, там не было и в помине. Впрочем, кое-какие чувства все же присутствовали. Дело в том, что «клево-кайфово-прикольная» жизнь в какой-то момент кончилась. Парень, с которым связалась девочка, ее бросил и переметнулся к другой. Она злилась, страдала и с горя даже начала писать стихи. В них она проклинала разлучницу, признавалась оставившему ее кавалеру в любви и превозносила его мужские достоинства. И все это сплошным матом, хотя и в рифму. Даже в зоне лирические чувства обычно выражают более деликатно.

Теперь уже подросло целое поколение, которое не знает счастья платонической любви. Им и слово-то такое часто незнакомо. Если услышат, могут подумать, что это вид извращения.

«Неужели ты в тринадцать лет еще девственница?» — вопрошают журналы.

К юноше применяются еще более жесткие критерии. «Он что, больной? — хмыкают подруги, узнав, что за два месяца ухаживаний парень ни разу не попытался уложить девушку в постель. — Ты смотри, а то он, может, нетрадиционной ориентации…»

Страх и трепет первой любви, терзания и надежды, мечта мимолетно коснуться руки, счастье поймать улыбку — все то, что веками наполняло не только произведения поэтов и художников, но и юные души самых обыкновенных людей, оставаясь в их памяти на всю жизнь, теперь объявлено устаревшим. А то и приравнено к сумасшествию. Как жестоко ограбили молодежь! Украв у них сокровенную тайну любви, осыпали грошовыми секретами «безопасного секса».

Вот вам и ответ на вопрос: как молодежь под дудочку крысолова скачет вприпрыжку к своей погибели. С одной стороны, перевернута система координат. С другой, из-за выпадения романтической фазы сознание развито недостаточно для того, чтобы эту перевернутость отрефлексировать и восстановить норму. С третьей же — подсознательное нежелание жить в мерзком антимире, с удаленным внутренним стержнем, в отсутствие любви.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=27 582&sq=19&crypt=


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru