Русская линия
Комсомольская правда Наталия Васильева08.09.2006 

Бесовщина: Кто и как пытается раздуть миф о «русском фашизме»?
Давно сказано — чтобы создать статую, надо просто отбить от камня все лишнее

То же самое относится к пониманию смысла политики. Выкидываем из информационного потока все лишнее, весь «белый шум» — и подлинный смысл событий выступает во всей своей грубой наготе.

Сенатор Ричард Лугар, председатель комитета сената по иностранным делам, выступая на международном энергетическом саммите в штате Индиана, прямо назвал политический строй в России «враждебным режимом», включил нашу страну наряду с Ираном и Венесуэлой в ось «энергетического зла» и сделал четкий вывод, что США должны «избавиться от геополитических угроз со стороны богатых нефтью режимов». Сказано ясно и крепко.

Только как же избавишься-то? Россия — не Венесуэла, даже не Иран. Страна с ядерным оружием как-никак. Но никто и не помышляет о силовом давлении на Россию. Невозможно. Неэффективно. Не нужно.

«Россию может победить только Россия» (Шиллер). А вот и она, «другая Россия», нужная для «победы над Россией». Лидер «другой России», г-н Касьянов, прямо объявил, что «справедливая цена» на российскую нефть — 20 — 25 долларов за баррель. Кстати, это единственная конкретная цифра, единственное вполне конкретное заявление Михаила Михайловича в качестве публичного политика. Его «программа»: пустые слова про «демократию вообще» и вот эта — действительно определенная цифра.

«Справедливая» — с чьей точки зрения? Понятно, с точки зрения американцев, желающих избавиться от тех самых «геополитических угроз».

Желание покупателя покупать дешевле, а того лучше даром — абсолютно нормально. То, что это желание упаковывается в красивую идеологическую обертку («не корысти ради, а токмо волею пославшей мя демократии»), тоже понятно: лейбл в торговле — первейшее дело! Ясна и задача «другой России» — убедить «остальную Россию», что-то, что «справедливо» для западного покупателя, для Высшего Разума, то еще более справедливо для российского продавца и должно быть принято с благодарностью. Только и всего!

Однако назваться «другой Россией» всякий дурак может. Вот оправдать свои претензии, доказать, что и вправду можешь, как некий новый Лжедмитрий, обольстить и покорить Россию, немного сложнее. И задачка эта явно не экс-премьера. Опускать российский ТЭК он, может, и рад бы — в случае, если бы оказался в Кремле. Вопрос лишь в том, как там оказаться? «Многоуважаемый бюрократический шкаф» сам двигаться не умеет, его ножки не для ходьбы, а для важного стояния в президиумах и почетных караулах. Шкаф кто-то должен тащить наверх. Нужны политгрузчики.

И они предлагают, да нет — активно навязывают свои услуги. Небескорыстно, естественно.

«Это я, Эдичка» — собственной персоной. Лимонов прекрасно знает главную особенность российской политики — она сегодня невероятно скучна, забюрократизирована, набита со всех сторон ротами вот таких Касьяновых, в какие бы партии они ни входили. Любая яркая фигура — хоть с искорками харизмы — обречена на популярность. Преснятину хочется заесть хоть лимоном. На безрыбье и Эдичка — Дантон. Впрочем, нет, он выбрал для себя совсем другую маску.

Не знаю, как там насчет литературных талантов, но чувство художественно-культурного вкуса у Лимонова несомненно есть. Человек тонко чувствует свою роль, свой исторический архетип, открыто «косит» под Петрушу Верховенского, даже внешне оформляет себя как «бес-провокатор» — одна разночинская бородка с пенсне чего стоят! (Как тут не вспомнить главного исполнителя терактов на Черкизовском рынке — та же бородка, та же ненависть в глазах, только майки с нацболовской свастикой пока еще стесняются.) Но ведь не только злобные недоросли (нацболы), но и либеральная интеллигенция, которая, наверное, «Бесов» все-таки читала, не видит этого кричащего внешнего и внутреннего сходства….Или видит, но помалкивает, боясь прослыть «приспешниками власти». Что, впрочем, только лишний раз доказывает, что со времен «Бесов» оная интеллигенция ничуть не поумнела, ничему не научилась ни на чужих, ни на своих ошибках.

Именно Лимонов и его НБП — единственная реальная сила «Другой России». Касьянов и Каспаров, которых он легко оседлал, служат Лимонову для легитимации, а Лимонов работает для них мотором. Диалектическая задача — он тащит наверх «шкаф Касьянова», находясь при этом внутри шкафа.

При этом, как положено бесу-провокатору, «подросток Савенко» трудится сразу во многих смысловых полях.

«Эдичка Верховенский» легко сжигает свое «пушечное мясо» — гонит нацболов в тюрьму, чтобы на их посадках заработать героическую харизму для себя — любимого. (А на место одного «присевшего» дурачка быстро придут два других — мода! Недаром применительно именно к НБП возник термин «гламурный фашизм».) При этом критиковать провокатора считается в либеральных кругах дурным тоном — как же критиковать тех, кто сидит. Что сидят не из-за садизма «кровавых чекистов», а потому что их сознательно отправил в тюрьму тусующийся в либеральных СМИ Вождь, — об этом говорить в «приличном обществе» как-то неприлично… Что «сострадание и сочувствие» вот таких либералов создает атмосферу, в которой закомплексованные недоросли тянутся в НБП, т. е. что «гуманные либералы» несут свою долю моральной ответственности за отсидки нацболов, — тем более говорить неприлично.

Другой аспект многогранной деятельности г-на Савенко связан с так называемым «русским фашизмом».

В последнее время разговоры на эту тему опять стали модными.

К таким одиозным фигурам вроде Новодворской, которая повторяет «русский — значит фашистский» вместо «здравствуйте» и «до свидания», прибавились свежие публицистические силы. Например, Дмитрий Быков, который сделал для себя открытие, что в России существует «Необыкновенный фашизм». Недавно он с благодарностью принял из рук Лимонова литературную премию «Национальный бестселлер-2006». При этом он обвиняет власть, что та потворствует «нарастающему русскому фашизму».

В словоблудии вокруг «русского фашизма» необходимо разобраться — тема реально очень важная.

Несомненно, в России есть фашисты, есть нацисты. Несомненно, в России нет фашизма и нацизма. Несомненно, выражение «русский фашизм» — абсурдно. А когда сознательно «гонят абсурд», это называется провокация.

Спорить с тем, что в России (как и во всех европейских странах) растет ксенофобия, не приходится. Эта ксенофобия часто принимает абсолютно дикие, уголовные, чисто бандитские формы. Конечно, с этим надо бороться — но, конечно, это все равно будет существовать. Ксенофобия — неизбежный фон массовой миграции. Кстати, ксенофобия и со стороны представителей «титульной нации» и — в не менее диких формах — со стороны самих мигрантов.

Но ксенофобия даже на уровне массовых настроений — это далеко не фашизм. В Европе массовая ксенофобия — есть, экстремистские партии — есть, а фашизма (нацизма) — нет. Тем более нелепо говорить о фашизме в России. Идеология национального превосходства «арийская раса — первого класса» органически чужда нашему менталитету. Ну вот — чего нет, того нет. Скорей уж в России слишком развито самоедство, самоуничижение, иногда — до юродства, до русофобии. Не идеализируя свой народ, мы обязаны признать свои болезни — тут и зависть к богатым, и пьянство, и грубость верхов, и грубость низов, и взаимная агрессия… Роскошный букет, в какой-то момент нашедший высшее выражение в большевизме. Вот уж это — наше! И слово, и дело. А чужих слов и дел («фашизм», «нацизм») нам не надо.

Но, возвращаясь от мифического «русского фашизма» к вполне реальным фашистам в России, следует по справедливости признать первым из них, конечно же, г-на Лимонова.

И дело совершенно не в том, совершали ли его воспитанники насильственные действия. Совершали — хотя не так много, не так жестоко, как те же скинхеды. Только скинхеды, как бы ни кричали «Хайль!», так и остаются уличной шпаной, а «лимончики», какими бы нежнейшими тортами ни кидались в депутатов и министров, являются зародышем фашистской партии.

Потому что у скинхедов нет лидера, партии, идеологии. А у НБП — есть. Есть Вождь, есть тоталитарная партия, абсолютно адекватная своему фашистскому названию, есть идеология насилия, нетерпимости, ненависти, завернутая в стильную, современную, яркую упаковку. Именно этим «лимоны» опаснее скинхедов. Как тихий «химик-ботаник», синтезирующий наркотик, куда опаснее громилы-наркодилера.

Этого не могут не видеть те же либеральные журналисты, защищающие Лимонова, — они не дураки. И едва ли готовы повторять «пусть сильнее грянет буря!», едва ли — слишком они сытые для этого.

Просто им наплевать. Тусовочные сегодняшние интересы для них куда реальнее мысли о дне завтрашнем, об опасности фашистской партии, вполне реальной фашистской партии, для той страны, где эти либералы имеют честь проживать.

Вот так и рождается миф о «русском фашизме». Удобный миф! Многоцелевой.

Годится, чтобы раскачивать ситуацию в стране. Годится, чтобы обвинять власть в потворстве фашизму. Годится, чтобы обелять реальных фашистов («смотрите — НБП преследуют, а с погромщиками миндальничают»).

Вот так выстраивается интересная логическая цепочка. Либеральные адвокаты фашистов — НБП Лимонова — «Другая Россия» Лимонова-Касьянова — серьезные геополитические споры, которые ведут с нашей страной.

По отдельности эти звенья кажутся никак не связанными друг с другом. Сама попытка их объединить выглядит как «теория заговоров». А никаких «заговоров» и нет. Американские сенаторы не руководят Лимоновым и едва ли слыхали о существовании его партии. Просто они отстаивают интересы своей страны — как они их понимают. А г-н Касьянов пытается опереться на западных политиков — как это делали Саакашвили или Ющенко. И, не имея никаких задатков публичного политика (тем более организатора партии), вынужден внутри страны заигрывать с фашистами из НБП. А либеральные тусовщики в своей среде фрондируют, как умеют, и потому обеляют «обиженных властью молодых людей».

Нет «заговора». Нет «единого центра», раздающего «инструкции». Есть корыстные интересы, временно объединяющие совсем разных людей. Только бизнес — ничего личного. А бизнес этот называется бесовщина.

http://www.kp.ru/daily/23 769.4/57 152/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru