Русская линия
Народное радио Николай Маслов07.09.2006 

Рост молодежного экстремизма в России
Программа «Город и мир» от 31.08.2006

Гости студии: председатель «Социальной партии России», доктор педагогических наук Николай Васильевич Маслов.

Ведущие: Игорь Сергеевич Шишкин;

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, прежде, чем перейти к нашей программе, той теме, которую мы сегодня хотим с вами обсудить, я хотел бы поблагодарить наших радиослушателей за те многочисленные письма, факсы, телеграммы, звонки, которые приходят к нам в редакцию с поздравлениями в связи с расширением вещания «Народного радио». Несколько последних месяцев — июнь, июль, август — это был период очень напряженной работы коллектива «Народного радио», связанный с расширением нашего вещания. Мы одержали, слава Богу, победу в нескольких конкурсах, и в ближайшее время будем вещать уже в семнадцати крупных городах России, не считая Москвы, Петербурга и Краснодара, где мы вещаем сейчас. Это действительно большой успех.

Николай Маслов: Сначала в семнадцати, потом в двадцати пяти, потом в пятидесяти. Хорошо, когда доброе слово будет распространяться по территории нашей любимой Родины, а, может быть, и зарубежья. И от меня примите поздравление.

Игорь Шишкин: Спасибо. Конечно, будем надеяться. Дай Бог. А теперь давайте все же перейдем к нашей программе. Тема ее — рост молодежного экстремизма в России. Последние сообщения с ленты новостей рассказывают о том, что здесь и там происходят или избиения людей, или взрывы. Всем памятны события на Черкизовском рынке. Поэтому я думаю, что обойти вниманием, молчанием эту тему просто невозможно. И прежде, чем мы перейдем к программе, предлагаю послушать сюжет, который подготовил Алексей Пичугин.

Алексей Пичугин: В последнее время молодежный экстремизм, проявление крайних форм агрессии со стороны группировок молодых националистов, толпы футбольных фанатов становятся первополосной темой для большинства российских СМИ. Неформальные молодежные группы, как правило, возникают по территориальному дворовому принципу, поэтому нельзя говорить о существовании группировок городского или областного масштаба. Например, много молодых ребят, проживающих в Подмосковье, часто приезжают в столицу на различные мероприятия: на футбол, на концерты популярных музыкальных групп, да и просто на традиционные массовые общенародные гуляния, вроде встречи Нового года или майских праздников. В это время они могут спонтанно стать участниками каких-либо акций, в том числе хулиганской или экстремистской направленности. Сообщения о таких правонарушениях чаще всего отмечаются в городской хронике. Обычно подобные молодежные объединения действуют только по месту жительства, не выходя из своего района или города.

Кроме того, существуют экстремистские молодежные организации вполне определенного политического толка, в частности, есть последователи германского национал-социализма, так называемые скинхеды, которым и приписывают львиную долю самых тяжелых преступлений — убийства иностранных студентов, погромы мест проживания нелегальных иммигрантов и прочее. Последние события на Черкизовском рынке показали, что появился новый тип протестной экстремистской молодежи, достаточно высоко образованной, идущей на нечто большее, нежели обычный мордобой. И, наконец, следует выделять те группировки молодежи, которые, мимикрируя под тех же скинхедов, промышляют откровенным грабежом, разбоем и другими банальными уголовными преступлениями. Они также бреют головы, носят хорошо узнаваемые атрибуты отдельных молодежных движений, шарфы со спортивной символикой известных спортивных клубов, военного образца ботинки, черные куртки. Но идеологии у подобных группировок вообще нет никакой.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, на молодежном экстремизме сейчас очень активно спекулируют всевозможные разрушительные силы, кричат о русском фашизме. Это их проблемы. Но, с другой стороны, это проблема и наша общая. Увы, сегодня пришло сообщение, что тем, кто взорвал памятник Николаю Второму, дали 19 лет. Сейчас снова идет дело Копцева. Это же наша молодежь.

Николай Маслов: Но дело в том, что в первую очередь, ответственность должно понести государство. Я бы судил не Копцева, не тех, кто взрывал памятник Николаю Второму, а тех, кто научил их это делать через средства массовой информации, через школы. У нас не устарели еще законы, что есть ответственность общества, школы, родителей за то, что осуществляется людьми вокруг, за то, что человек прошел, не предупредил беду и так далее. Есть даже такие статьи в Уголовном кодексе. Почему, например, средства массовой информации в России по своей разнузданности и деморализации общества занимают первое место в мире? Ведь молодое поколение всегда искало, ищет и будет искать так называемые идеалы, которым оно подражает.

Посмотрите, кто режет. Ведь эксперты четко доказали, что Копцев, пришедший в синагогу, сидел в Интернете, смотрел фильмы про то, как зарезать, как зайти, как напугать людей. Почему тот человек, который его научил, не несет ответственности? Почему люди, которые показывают фильмы, как нужно убивать или отнимать, не несут ответственности, а человек, которого научили и заставили так делать, несет ответственность? Почему мы об этом не задумываемся? Вот, извините, тренер выбирает себе лучших ребятишек для чемпионата, учит их, но если команда проиграла, тренер уходит в отставку. Он подбирал их, и он несет полную ответственность за то, как эта команда сражалась. Офицеры на фронте первые несли на себе ответственность. Капитан японского корабля, которого недавно арестовали, сказал, что он капитан, командир, что его матросы не виноваты, они не могли знать, что зашли в российские воды, если их об этом не уведомили, но он, обладающий информацией и властью, знал, и берет на себя всю ответственность, и суд будет над ним. А тех японцев условно отпустили.

Так же и здесь. Мы сначала из нашей молодежи воспитываем преступников, показываем ее: убей, укради, ограбь, не работай, всю жизнь отдыхай. Это идеология наших средств массовой информации. А потом заставляем школу и семью заниматься воспитанием. Наш министр внутренних дел и бывший генпрокурор пишут обращение к патриарху, чтобы Церковь занялась нравственным состоянием общества.

Поведение молодежи — это индикатор благополучия общества, потому что молодежь всегда была на острие хорошего и плохого. Она на все реагирует моментально. Если все хорошо развивается, то и молодежь подтягивается в образовании, занята настоящим делом. Если в государстве плохо и нет справедливости, и молодежь видит, что у нее нет будущего, а будущее есть только у мигрантов, например, то она и начинает все эти экстремистские вылазки. Поэтому мне кажется, какие нравы у общества, какая мораль, какая экономика, такая и молодежь.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, вы сейчас сказали о том, что социальная справедливость, экономическая политика играют не меньшую роль, нежели те же средства массовой информации, которые действительно воспитывают просто-напросто культ грубой, жесткой силы, культ насилия, культ преступников. И я предлагаю послушать еще сюжет, который сделал наш корреспондент Юрий Дивногорцев о том, как социальная несправедливость может создавать питательную среду для роста экстремистских организаций.

Юрий Дивногорцев: В России растет пропасть между богатыми и бедными. Например, Москва уже догнала Нью-Йорк по количеству долларовых миллионеров, в то время, как подавляющее большинство населения едва сводит концы с концами. Россияне все быстрее разделяются на богатых и бедных. Согласно новым данным статистики, в первом полугодии этого года на долю 10 процентов обеспеченных россиян приходилось 30 процентов общей суммы доходов. Социологи отслеживают отношение доходов наиболее обеспеченного населения к доходам наименее обеспеченного. Этот коэффициент растет с каждым годом, причем стремительно. По части указанной дифференциации Россия ближе к странам третьего мира, чем к европейцам, притом во многих из этих стран нет такого богатства, как нефть и газ, за счет экспорта которых ныне активно увеличиваются объемы практически неиспользуемых золотовалютного резерва и стабилизационного фонда.

В то же время в огромных масштабах сохраняется массовая нищета, несправедливость. Почему одним все, а другим ничего? Этот вопрос беспокоит все большее число наших сограждан. Неужели обладателям баснословных богатств стали сами достойные люди: видные ученые, героические военные? Нет, ни для кого не секрет, как наживались капиталы в постперестроечном тумане. Но власть не собирается исправлять ситуацию, предпочитая оставить все, как есть. Угроза экстремизму возникает там, где руководство страны не обращает внимания на основные нужды своего населения. И невозможно решить проблему экстремизма без принятия адекватных мер в социальной сфере.

Игорь Шишкин: Действительно это и есть питательная среда. Да, телевидение и другие средства массовой информации влияют на сознание. Но чтобы направиться на такой путь, сначала подростки увидели, как обобрали их отцов, их дедов, а ведь в этом возрасте люди особенно чувствительны к любой несправедливости. Чаще всего власть держит шайка жуликов, которые накопили богатства неправедным путем, и это никто не скрывает.

Николай Маслов: Да, это особенно заметно в малых городах.

Игорь Шишкин: И подростки воспринимают свои действия даже как достойные, как своего рода партизанскую войну, считают себя Робин Гудами.

Николай Маслов: Да, борцы за справедливость. Социальное расслоение еще нигде не приводило к национальным успехам, к тому, чтобы общество развивалось без потрясений. Там, где нет резкого социального расслоения, как, например, в Швейцарии, нет никакого экстремизма, все без исключения движутся по пути постоянного улучшения благополучия. Конечно, нищета и несправедливость толкают людей на разного рода преступления. Вы правильно подметили, молодежь очень чувствительна к этим вопросам, и она с удовольствием на это реагирует. Достаточно какого-то одного человека, может быть, и умышленно засланного какими-либо спецслужбами, чтобы использовать это недовольство молодежи, подобно тому, как Ленин провел революцию в 1917 году. В России было много недовольных, и когда приехал Ленин со своей группой, и они это еще подогрели, и произошла революция. Так и здесь.

Россия имеет все возможности быть социальным государством при таких огромных природных богатствах как нефть, газ, лес и многое другое. И мне кажется, самая большая беда в том, что причиной роста экстремизма является неправильный курс, проводимый самой властью, которая делает страну не социальным государством. Мы видим, что нищие остаются, миллиардеров становится все больше, и это, конечно, многих раздражает. Это раздражение усугубляется еще и тем, что вчера приехавшие сюда люди другой национальности — армяне, азербайджанцы, не важно кто — становятся сразу обладателями хороших квартир, машин, бизнеса, а коренной москвич или житель Орла или Курска как был, так и остался, так сказать, ни при чем. Естественно, эта несправедливость порождает ответные действия, а молодые люди считают, что они действительно своих защищают.

Когда мы сами были молодыми, я помню, чего только мы не делали, если кто-то, как нам казалось, жил не по справедливости: ночью ему оборвут все яблоки, лавочку вырвут, перевернут, ворота снимут, забросят. Взрослый человек понимает, что за это будет неотвратимое наказание, но в молодые годы это делалось с чувством такого героического поступка. Но если это так, то еще полбеды. Плохо, когда во главе этих наших даже и патриотически настроенных мальчишек становятся хорошо обученные специалисты экстремистского толка. Вот пример: Чечня. Многие чеченцы пошли воевать за главарями, которые вообще не имеют отношения к России. Это приехавшие сюда какие-то арабы, которым заплатили деньги.

Игорь Шишкин: Чеченцы пошли за красивыми лозунгами: «Мы против разврата», «Мы против культа денег».

Николай Маслов: Все правильно, но и плохая жизнь в Чечне заставила их пойти в эти банды. Сегодня мы видим другое. Как только экономика наладилась, более или менее восстановилась какая-то справедливость, а тем, кто ушел в банды, экстремисты уже платят меньше, и эти люди видят, что здесь можно при хорошей жизни опять заработать, они начинают возвращаться.

Игорь Шишкин: Слово нашим радиослушателям. Алло, вы в эфире.

Слушатель: Вчера депутат Бабурин выступал, в частности, он сказал по поводу Копцева, что первыми от него пострадали таджик и русский, но как-то об этом умалчивают, а кричат только об антисемитизме. И еще. Правда ли, что вашу партию зажимают?

Николай Маслов: Не только мою. Сейчас формируют только две партии в России. Ну, что делать?

Слушатель: Здесь надо нам делать, наверное. Что нам надо делать, чтобы мы могли вашу партию как-то продвинуть? И третье. Вчера на радио прошла информация о том, что «Народное радио» взяло частоту «Радонежа», и православная общественность негодует, что это происходит.

Николай Маслов: Я не знаю, кто там негодует. Вот Игорь Сергеевич объявил, что на адрес «Народного радио» приходят сотни телеграмм, писем, идут звонки, люди радуются расширению вещания «Народного радио». Мы всегда радуемся, когда и наши братья на «Радонеже» расширяются.

А что касается партии, то в сентябре у нас будет съезд, мы исправим документы, в которых у нас было две ошибки, правда, которые не могут быть причиной для отказа. Но, тем не менее, нам отказали по указанию отдельных чиновников. Ведь идет борьба. Я думаю, что наша задача сегодня — постепенно сплачивать ряды людей, настроенных патриотически, притом не только православных. У нас очень много мусульман, патриотически настроенных, наших соотечественников, коренных людей. Для того, чтобы наше время пришло, надо накапливать свои силы, и надеяться на волю Божью.

А что касается сионизма или других националистов, то я свою позицию уже сказал. Люди берут оружие в руки и идут биться с кем-то не от хорошей жизни. Как роскошь толкает людей, даже миллиардеров, на преступление, и они готовы захватывать фабрики, заводы и убивать, так и нищета, к сожалению, толкает на преступление. Но причина и там и там одна — постоянное воспитание всего народа, особенно молодежи, в безнравственном направлении средствами массовой информации. Все видят, как большие чины показывают свою никчемность, видят, что в суд нельзя обратиться без денег, иначе ты не выиграешь, и вот эта несправедливость, и моральная, и материальная, будет продолжать призывать к экстремизму, и никакими тюрьмами это не остановишь. Надо просто знать свою историю. А нам нужно объединять усилия, и, может быть, через полгода, максимум через год или полтора мы увидим результаты своей победы.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Кирилл Андреевич: Как вы относитесь к созданию вот этого трехглавого змея, и как вы относитесь к коррумпированной семейке, которая работает у всех на глазах, один — заказчик, другая — подрядчик.

Николай Маслов: Ну, мы уже об этом говорили. К сожалению, та практика, наверно, единственная в мире, когда один член семьи является большим государственным чиновником, а другой член семьи становится сразу же бизнесменом и в течение нескольких лет становится миллиардером. Это называется коррупция, это называется безнравственность. Но беда не в том, что позволяет себе эта семейка делать в Москве или в другом городе, а в том, что федеральная власть на это не реагирует. Это тоже является предметом нездорового настроения в обществе, которое выливается в такие вспышки недовольства в людях, которых называют потом экстремистами. Конечно, почему человек, который родился в Москве, и его родители, рабочие или инженеры, всю жизнь прожили в Москве, еле-еле концы с концами сводят, а кто-то стал ни с того, ни с сего мэром или членом правительства и говорит, я же не миллиардер, это у меня жена миллиардерша. Вот она такая умная. Так почему же все огромные строительные и другие заказы проходят через ее компанию? В мире это является уголовным делом. У нас почему-то нет.

Я отношусь к этому очень отрицательно, потому что это влияет на все общество, разлагает его, и в обществе копится зло. В конечном итоге, страдает молодежь, страдают наши люди, многие очень болезненно воспринимают все эти вспышки недовольства, особенно женщины. Люди видят, что кому-то можно миллиарды зарабатывать, и нет наказания, а кто-то авторучку украдет или картину в Эрмитаже, и тут же весь мир на уши встает. Вот это и есть несправедливость, и это причина экстремизма, бандитизма и многих других наших бед. Это нужно лечить. Против этой несправедливости должно восставать общество, и каждый на своем месте должен с ней бороться.

Что касается трехглавого, этой новой партии? Ну, я, в общем-то, человек, искушенный в этих вопросах, как и многие из вас. Я прекрасно знаю, что шли переговоры. Сначала партию пенсионеров лишили руководителя, силой заставили уйти. Я это тоже знаю, встречался с ним. Что касается партии «Родина», то все видели по телевизору, как низвергли Рогозина. Это все одного поля ягоды. Не будет у этой партии будущего. Как бы я хорошо ни относился к Миронову, но он не лидер федеральный. Искусственно заставить голосовать за эту партию невозможно.

Сейчас действующая власть пытается сделать такой вариант: на выборах будут представлены только две партии — «Единая Россия» и эта объединенная, созданная из «Родины», «Жизни» и «Партии пенсионеров». А остальных не будет не выборах — их не допустят или еще что-нибудь придумают. Эта ложь — искусственно заставить голосовать за две партии, хотя во главе двух партий стоит один и тот же человек, и мы прекрасно понимаем, кто это, вот эта ложь в конечном итоге сделает в стране такое зло, которое свергнет всю эту питерскую группировку и к ним примкнувших. Это печально, печально, потому что они не сделали никаких выводов. Вот также и Коммунистическая партия: одна правила, всех остальных не допускала, никаких других мнений, других решений не могло быть. Результат мы все знаем.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но всегда встает вопрос, что делать?

Николай Маслов: Те люди, которые шли под Рогозина, никогда не пойдут под Миронова, и наоборот. Поэтому это искусственное соединение на уровне Москвы. В регионах будет совершенно иная картина.

Игорь Шишкин: Естественно. Сложить это невозможно. Но это один уровень, когда создается вид политической стабильности. Все хорошо, все прекрасно, все контролируемо. Но, с другой стороны, те события, о которых мы все говорим, — это очень тревожные звонки.
Николай Маслов: Это результат вот такого сведения партий в одну. Это результат того, что у отдельных мэров жены являются миллиардерами. Это результат того, когда у десяти человек сосредоточено все богатство страны, а у тебя — ничего. Но, к сожалению, во всей этой деятельности замешана и иногда возглавляет всю эту идеологию и наша государственная власть.

Игорь Шишкин: К сожалению, есть и еще одна сторона вопроса, которую вы затронули. Она связана с тем, что эти объективные условия сейчас может использовать любая злонамеренная сила для того, чтобы взорвать общество в целом и страну. И это может быть проделано не для того, чтобы стало плохо Абрамовичам с Дерипасками, они, скорее всего, окажутся где-нибудь в своей земле обетованной, а для того, чтобы стало плохо всей стране. Поэтому и встает вопрос, что делать? Я предлагаю послушать сюжет, который подготовил Андрей Куприянов.

Андрей Куприянов: За последние несколько лет нефтяные потоки, устремленные на Запад, принесли России невиданные ранее доходы, но кардинального улучшения экономической ситуации в стране почему-то не последовало. Раньше правительство говорило, что у нас все плохо оттого, что нет денег. Сейчас денег более чем много, но дела все равно идут ни шатко, ни валко. Видимо, причина кроется ни в объеме богатств, а в неких внутригосударственных процессах, с ними связанных. Многие сходятся во мнении, что построить социальное государство и решить многие проблемы, в том числе и межгосударственные, нам мешает элементарная нехватка порядка в рядах сильных мира сего. Рыба, как известно, гниет с головы. Коррупция среди высших чиновников, их кулуарность, а подчас и элементарное пренебрежение своими обязанностями зачастую приводят к плачевным (для граждан, разумеется) последствиям. Нет, никто не призывает коррупционеров расстреливать. Достаточно вспомнить главный тезис уголовного кодекса: «Главное — не жестокость наказания, а его неизбежность». Пара десятков, а то и сотен судебных процессов, крупный штраф и вылет с государственной службы с волчьим билетом, — этого было бы вполне достаточно.

Другая часть проблемы — это вопрос перераспределения доходов и олигархический беспредел. Завладев львиной долей народных богатств, и получив от государства индульгенцию в виде отказа от пересмотра результатов приватизации, владельцы заводов, футбольных клубов и яхт приобрели стойкий иммунитет от контроля со стороны общества. Ведь до сих пор никто не призвал к уголовной ответственности Чубайса, мановением руки отключающего электричество в ракетных частях, больницах и роддомах. И подобных примеров много во всех отраслях народного (когда-то) хозяйства. Так почему же, скажем, не обязать РАО «ЕЭС России» продать все акции государству и распределить их между гражданами, строго ограничив долю каждого акционера. Тогда контрольный пакет остается у государства, граждане обладают реальным контролем над предприятием. И никто не сможет провести аферу девяностых, массово скупая акции.

Еще раз напомню, проблема сейчас не в том, что средств нет, но в их перераспределении. У одних щи пустые, а у других бисер мелок. Ведь всегда есть возможность ввести непрямое регулирование цен, воздействуя на участников рынка с помощью таких действенных методов, как налоговая политика и государственные субсидии. К тому же можно с лихвой покрыть убытки от удешевления продуктов первой необходимости за счет целенаправленного повышения цен на предметы роскоши. И подобных несложных решений — море, но для них не хватает очень малого или, наоборот, очень многого: государственной воли и социально направленной политики.

Игорь Шишкин: Звонок из Петербурга. Алло, вы в эфире.

Александра Алексеевна: Экстремизма у русских нет, и фашизма нет. А экстремизм, фашизм и прочая «толерантность» идут от нашего правительства, от государства, от Думы, от СМИ, чтобы уничтожить русский народ. Никто даже не задумывается о том, что нас уничтожают, о том, что наша Сибирь уже называется Евро-Сибирь, что наша страна поделена к 2010-му году на оккупационные зоны. Такие сведения давал в газете «Новый Петербург» N 18 за 2006 год.

Николай Маслов: Я разделяю вашу позицию за исключением нескольких моментов. Если почитать труды святых отцов, то они ничего плохого о России не говорят, то есть никто Россию не разделит, как бы им ни хотелось этого. И Россия будет существовать до второго пришествия.

Игорь Шишкин: Мечтать не вредно.

Николай Маслов: Другой вопрос, что будут катаклизмы, но они будут не только в России, а во всем мире. И чем ниже будет наша нравственность и вера, тем больше Бог будет посылать нам нестроений. Что касается того, что некоторые стремятся уничтожить русскую нацию, то есть такое. Это зависть. Но опять же, если помнить, что ничего не бывает без воли Божьей, то, конечно, все зависит от нашего нравственного состояния. Когда мы сохраняли нашу веру в течение тысячелетия, когда мы сохраняли нравы и прочее, нам не страшны были ни войны, ни голод, мы все выдерживали, побеждали и шли только вперед. Сегодня мы неимоверными усилиями церкви, нашего патриарха смогли восстановить храмы, открыть монастыри, учебный процесс в отдельных регионах начал потихонечку наполняться нравственным содержанием, то есть мы видим, как Бог дает нам некое прозрение. Мы видим, как скачут цены на нефть на мировом рынке, что могло бы дать возможность развития нашей экономики, но, к сожалению, для большинства наших жителей вся эта экономика проходит мимо. Так вот, нам надо еще приложить усилия, чтобы восстановить наше нравственное состояние, и тогда Бог нам откроет возможность сменить нерадивых чиновников, министров, премьеров, кого угодно, на таких людей, которые бы работали для нашего русского народа, для всех народов, проживающих на нашей территории, и для государства целиком. Ведь каждое начальство поставляется ради подчиненных пользы и по достоинству их. Чем выше наше достоинство, тем выше будет и достоинство нашего руководства. Оказывается, что многое зависит и от нас самих.

Игорь Шишкин: Алло, вы в эфире.

Слушательница: Николай Васильевич, я видела 29 июля ваше лицо на старом кладбище Сергиева Посада, и я поняла полнейшее соответствие вашего характера, вашей напористости и ума. Я очень благодарна вам, что вы ведете такую колоссальную работу. А в отношении молодежи мне хочется только одно сказать: вряд ли они слушают эти умные и хорошие передачи, а вот если бы вы могли выступать в Московском университете. К сожалению, мне уже очень много лет, и я не могу чем-то деятельным помочь вам.

Николай Маслов: Каждый человек может помочь нам, и если у вас есть немного сил, вы молитесь о нас грешных, это нам придаст больше силы от Бога, и мы будем какие-то еще добрые дела делать. Что касается моей деятельности, то Бог дал и силу, и разум, и я вижу, что как только я что-то правильно делаю, то всегда идет помощь, а как только я делаю что-то неправильно, как сразу получается какой-то тормоз.

Что касается молодежи, то нас очень много молодежи слушает. Это я могу точно сказать. Около 40 тысяч только москвичей заходят каждый день на сайт «Народного радио» и смотрят записи передач. Я встречался с одним очень большим строителем, так у него в кабинете на экране компьютера открыта страничка «narodinfo», «Народное радио».

Если вы хотите еще какое-то посильное дело сделать, то возьмите карандаш, тетрадку и напишите и расклейте на подъездах десятков пять таких объявлений:

«Слушайте „Народное радио“.

Слушая „Народное радио“, вы спасетесь сами и спасете Россию»

Тоже будет польза. Пока мы живы, мы должны действовать, должны сеять добро, сколько хватит сил.

Игорь Шишкин: Николай Васильевич, но все же, что делать в этой ситуации? Ведь если молодежь не видит реального наведения порядка и социальной справедливости, в том числе и национального равноправия, она будет все чаще и чаще прибегать к незаконным методам, и судить ее за это ни в коем случае нельзя. Они должны на своей земле наводить порядок. Я слышал от некоторых подростков очень резкие заявления. Они считают, что их долг именно очистить свои города от людей, которых они считают просто-напросто захватчиками собственности своего народа.

Николай Маслов: Но они совершенно правильно считают. Молодежь всегда была очень деятельна, и ее всегда боялись, но и всегда использовали это ее свойство, поэтому ее нужно просвещать, нужно идти в университеты, в школы, в училища. Конечно, обойти все это трудно, но можно заниматься просвещением и по радио. Я всех призываю помолиться о том, чтобы «Народное радио» выиграло бы конкурс на вещание в Москве на других частотах, например, на УКВ или FM, чтобы было лучше слышно и более широко слышно. Кто может в этом поспособствовать, попросить у Бога такой для нас помощи. Пока у нас коллектив небольшой, а если каждый это сделает, и слава Богу, отнесет в храм записочку, скажет «Господи, помоги «Народному радио» вещать в Москве на FM-частотах, то это и будет ваш вклад. А если вы поможете каким-то образом материально, значит, это тоже будет вклад. Пусть это будет 100 рублей, пусть это будет 150 рублей. Значит, у нас будет более возможность взять лучших специалистов, чтобы Интернет развивать. Я знаю, что «Народное радио» готовится к тому, чтобы в Интернете было видеоизображение, кто выступает, чтобы лица были видны. И вот спасибо, вы говорите, что вы видели меня на кладбище. Это было 29-го, в день памяти моего духовного отца.

Что еще можно делать? Главное, нельзя врать. Когда говоришь о хорошем, а думаешь о плохом, то все это звучит от сердца, поэтому фальшь всегда слышна. Конечно, должны страдать те, кто нарушает закон. Это чиновники, это олигархи, так называемые. Если люди не увидят в этом плане справедливости, ничего хорошего не будет. Для этого нужны независимые суды, поэтому я бы все суды перевел из профессиональных на суды присяжных, где бы люди высказывались и, согласно закону, судили. Это было бы очень хорошим инструментом для наведения порядка и справедливости в нашем государстве. Все остальное — равенство, перераспределение акций, регулирование цен — это необходимые инструменты. Например, в крупнейшей английской компании «Бритиш петролеум» нет акционеров, у которых было бы на руках 10 или 20 процентов акций. Все акции распределены между народом, и любые дивиденды распределяются англичанам. Я бы тоже сделал так, чтобы «Газпром» принадлежал народу, чтобы его нельзя было продавать иностранцам, чтобы нельзя было продавать людям, которые не родились в России, а только коренному населению, причем, не в первом, а, может быть, во втором или в третьем поколении. Тогда бы коренное население знало, что забота именно о нем, о коренном населении, является приоритетом государства не на словах, а на деле. Тогда и рождаемость повысилась бы, и все остальное.

А когда людям говорят о национальных проектах, а в Калининградской или в Орловской губерниях закрываются сельские школы, потому что там не 60 детей, допустим, а 58, то о какой перспективе села и о какой демографии можно вести речь? Это все блеф и втирание очков. После таких случаев я бы на месте Путина министра образования снял бы в течение 15 минут. Одна бы школа в селе закрылась — все, министра образования выгнал бы без права проживания в стране: вредитель, все, довольно, свободен. И то же самое везде. Потому что если Путин объявляет национальные проекты, то министры должны не спать ночами, но их исполнять. А они школы закрывают, тем более в селе, там, где кормится Русь, там, где дети рождаются, где живет коренное население. Это что за безобразие? И раз действий нет, значит, человек или не владеет ситуацией, или не хочет ее исправить.

Игорь Шишкин: У нас много телефонных звонков. Алло, вы в эфире.

Слушательница: Николай Васильевич, искренняя благодарность вам за вашу деятельность. Я тоже участвовала в «Глинских чтениях». Спасибо огромное. Но, увы, сейчас вопрос другой. Я хотела бы понять, кто ссорит «Народное радио» и «Радонеж»? Вчера было объявлено, что частоты «Радонежа» переданы «Народному радио». Это так печально. Мы так любим «Народное радио» и понимаем «Радонеж». Может быть, вы прольете свет?

Николай Маслов: Я не знаю. Вот Игорь Сергеевич, он главный редактор.

Игорь Шишкин: Я участвовал в конкурсе, в котором было представлено несколько радиостанций, в том числе, еще была компания из Магадана. В этот раз конкурсная комиссия предоставила эти частоты нам. Это было, есть и будет. Были конкурсы до этого в Москве, в которых «Радонеж» участвовал, мы не участвовали. Там они, к сожалению, проиграли. Был конкурс у нас в Самаре. Мы очень долго, порядка двух лет разрабатывали эту частоту. Там принимало участие и радио «Звезда», очень уважаемая нами компания. Конкурсная комиссия отдала пальму первенства «Звезде». Ну, что же делать? Нам было, конечно, очень жалко, что мы были вынуждены уйти из Самары. Точно также и здесь сложилось, что сошлись и «Радонеж», и еще компании. И мы участвовали в этом конкурсе. Конкурсная комиссия рассматривала программные концепции. Насколько я знаю, один голос был за «Радонеж», один — за магаданскую радиостанцию, и 7 голосов было за «Народное радио». Вот так. У нас есть телефонный звонок из Краснодара. Алло, мы вас слушаем.

Слушательница: В Краснодаре тоже такая обстановка складывается, что даже на нашей центральной улице, на Красной, открыты только бутики, ночные и игровые клубы. И молодежь действительно пропадает в этих ночных клубах. Ну, что там хорошего? Что они там могут почерпнуть? В телевизоре они тоже смотрят фильмы типа «Комеди Клаб», что и смотреть-то страшно. Вот и получается такая молодежь.

Николай Маслов: Но я вам приведу пример Белгородской области. Губернатор Евгений Савченко собрал свой актив, педагогов, ученых, посоветовались, что делать, и приняли закон о том, что если кто-то будет ругаться нецензурно на улице — штраф, все дискотеки и прочие увеселения в 11 часов вечера закрываются, а совсем зеленую молодежь туда не пускают. Никакого курева, никакого пива нигде не продается. Понимаете, все зависит от человека. Так же и здесь. Соберите какой-то актив, попробуйте, сходите к мэру или к губернатору Краснодара, поговорите. Знаете, часто, честно вам хочу сказать, после искреннего разговора с человеком, по душам, от сердца, по-русски, меняется ситуация. Он, может быть, и не обращал на это внимания, а если он поймет, что после ночного клуба человек не способен работать, что он не сможет ничего хорошего дать своим детям, а в конечном итоге, страдает все общество, то он и будет принимать меры. А в нравственном обществе не нужны решетки на окнах, не нужны металлические двери, не нужно столько полиции, не нужно так много сотрудников МЧС, не нужны тюрьмы и так далее. И тому же губернатору и мэру не надо будет прилагать усилия, тратить бюджетные средства на все эти охранные и прочие мероприятия, камеры ставить на каждом углу.

В нравственном обществе всем живется по-другому. Василий Великий говорил, что если бы родители воспитывали прилежно своих детей, то не нужны были бы ни законы, ни суды, ни тюрьмы. Это идеал. Чем ближе мы к этому идеалу, тем меньше нам требовалось бы денег в бюджет. Мы не знали бы, куда их потратить. Надо только четко проводить линию по нравственному воспитанию. Это будет, об этом написано в святоотеческой литературе. В России будет расцвет Православия, но мы с вами должны потрудиться, чтобы это время скорее настало, мы должны его приближать своими действиями в каждой конкретной семье, в каждой школе, в каждом городе. Объединитесь два — три педагога, или на работе поговорите, чтобы вместе пойти к губернатору. Вот, например, коллектив «Народного радио»: мог бы все время крутить какую-то музыку, но люди находят силы, напрягают свой интеллект, делают свои передачи, ищут книги в библиотеках, находят экспертов, делают какие-то предложения, полезные для нашего общества. Мы видим в этом успех, и сами радуемся этому успеху. И это дает нам силы работать на этом поприще еще больше. Вы тоже можете это делать. Там, где два — три человека собираются, там уже сила.

Игорь Шишкин: Но здесь есть еще один вопрос. В какой мере современная наша школа способна выполнить вот эту функцию не только обучения, но и нравственного воспитания? В течение десяти с лишним лет воспитание было вообще запрещено.

Николай Маслов: Наша школа ждет команды. Завтра дай команду, и школа четко пойдет по курсу духовному, нравственному, высокообразованному, интеллектуальному. У нас такое государство. Все ждут от царя отмашки.

Игорь Шишкин: Не обязательно. На местах тоже очень активно работают.

Николай Маслов: Есть люди, которые так работают. Сегодня, насколько я знаю, четырнадцать или пятнадцать регионов уже официально ввели преподавание основ православной культуры. А если бы еще царь сказал, что только так и никак больше, то мы бы уже завтра жили в земном раю. Но маятник колеблется.

Игорь Шишкин: Маятник-то колеблется, но нельзя полагаться только на следующую его фазу, когда сверху прикажут проповедовать нравственность.

Николай Маслов: Игорь Сергеевич, мы пятнадцать лет назад начали форум «Глинские чтения».

Игорь Шишкин: Вот я как раз об этом хочу сказать: нужно ведь самим двигаться.

Николай Маслов: За пятнадцать лет мы более сорока тысяч педагогов пропустили через нашу систему. Мы получили тысячи благодарностей. Сегодня у нас уже собственная Московская педагогическая академия, курсы повышения квалификации, учебники, «Толково-педагогический словарь». Сейчас мы готовимся к дистанционному обучению и к весне его запустим. То есть нравственное состояние общества возрастает. И Бог дает возможность больше делать в этой сфере. Чем больше человек к этому стремится, тем больше ему дается возможностей. А если он руководствуется только рассуждением «чем хуже соседу, тем мне лучше», то ничего не получится.

Надо перестать нам, русским православным людям, завидовать, злиться на кого-то, надо очистить свою душу, и мы станем непобедимыми. Как говорится: «Смирись, и ты станешь непобедимым». Смирись не со злом, а смирись в том плане, что посвяти свою деятельность Богу и действуй только по его законам. Вот когда каждый из нас так поступит, мы увидим, что мы непобедимы. Я, например, знаю таких людей, у которых неизвестно, откуда сила такая берется: и учебники пишут, и книги, и все остальное. Вот сентябрь начинается, и у нас уже несколько межрегиональных конференций за Уралом и в других местах. Люди ждут нас целыми университетами, и мы приезжаем и привозим учебники. И, кстати, находятся меценаты. Спрашивают: «Сколько учебников вы хотите подарить, условно говоря, Орловской области?». Мы говорим, что там 900 или 700 школ, и нужно хотя бы по одному комплекту, и это стоит миллион рублей. И вот через неделю тебе приходит миллион рублей, ты загружаешь учебники, отправляешь в Орловскую область.

Игорь Шишкин: Наше эфирное время истекло. До свидания.

http://www.narodinfo.ru/program/32 186


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru