Русская линия
НГ-Религии Станислав Минин07.09.2006 

Зона отчуждения
Британская пресса о росте исламизма в стране и его причинах

В Великобритании вновь, как и год назад, говорят и пишут о радикализации мусульман

«Уолтемстан» — так британские журналисты окрестили район Уолтемстоу в восточном Лондоне, место компактного проживания мусульман — выходцев преимущественно из Южной Азии. После того как британские спецслужбы в конце июля заявили о том, что им удалось предотвратить серию терактов на авиатранспорте, на Уолтемстоу обрушились полицейские рейды. Серия арестов — и СМИ вновь, как и год назад после терактов в Лондоне, заговорили о радикализации британских мусульман, о том, насколько выходцы из исламских стран интегрированы в британское общество. «Уолтемстан» — своеобразный ярлык, наклеенный СМИ на изолированное этнокультурное и религиозное сообщество.

Действительно ли такое сообщество существует в современной Великобритании? Являются ли социальное или культурное отчуждение причинами для радикализации мусульман?

Писатель и сценарист Ванесса Уолтерс на страницах газеты «Guardian» пишет о низком уровне жизни в восточных районах Лондона, о преступности и наркомании, неполных семьях. По ее словам, для многих жителей того же Уолтемстоу религия — «одна из немногих возможностей вырваться из круга безысходности и преступности». «Примерами для молодых людей становятся футболист Эшли Коул, рэп-исполнитель Кано и Пророк Мухаммед. Неужели так сложно понять, что для подростка без каких-либо целей в жизни, без стабильности в семье религия или культура, пропагандируемая MTV, — это искушение или ответ на все вопросы?!» — пишет Уолтерс.

В то же время обозреватели «Daily Telegraph» отмечают, что среди мусульман, задержанных по подозрению в подготовке терактов на авиалайнерах, далеко не все являются социально обездоленными. Это и студенты университетов, и дети бизнесменов, архитекторов, служащих. Таким образом, можно сделать вывод, что не социальное положение толкает мусульманскую молодежь на радикальный путь.

Газета «The Observer» предполагает, что речь может идти об общем недовольстве мусульман проамериканской внешней политикой Великобритании. По мнению одного из британских имамов, прокомментировавших ситуацию для издания, «мусульманская молодежь в Британии теряет веру в демократические институты, и нет ничего удивительного в том, что они стремятся найти выход своему гневу и разочарованности». Кстати, в правительстве Великобритании не считают, что между британской внешней политикой и ростом экстремизма есть связь. Так, в середине августа представитель британского МИДа Ким Хоуэллс критически отозвался о содержании открытого письма ряда мусульманских деятелей и членов лейбористской партии, утверждавших, что поддержка инициатив Буша угрожает жизни британцев.

Телерадиовещательная корпорация BBC, в свою очередь, попыталась рассмотреть эту проблему исходя из иных социологических параметров: смотрят ли выходцы из мусульманских стран британские телеканалы, а если нет, то не отвергают ли они тем самым британскую культуру? Документалист Навид Ахтар (автор вышедшего в прошлом году фильма «Мусульмане, юные и злые»), выходец из Пакистана, рассказал, что передачи, которые он сам готовит для британского телевидения, не вызывают интереса даже среди его родственников, «предпочитающих в это время смотреть исламские кабельные каналы».

Иэн Ридер, профессор Ланкастерского университета, заявил газете «The Observer», что исламские телеканалы в Британии «дистанцируются от нормальных социальных контактов и создают замкнутые сообщества, в которых господствует ярый фанатизм». Все это — порождение неудовлетворенности британским обществом, отчуждения и агрессии по отношению к социуму.

В то же время социологические опросы, на которые ссылается BBC, показывают, что мусульманская молодежь, владеющая английским языком, предпочитает смотреть британское телевидение. И, по словам социолога Юнаса Самада, профессора Брэдфордского университета, именно такое приобщение к западной культуре оказывает прямое воздействие на процесс радикализации молодежи. Как рассказывает Самад, когда ученые спрашивают у молодых радикалов, откуда у них эти экстремистские идеи, то в ответ они слышат: «Мы просто смотрим ваше британское телевидение!»

Рост исламистских настроений среди молодых мусульман в Британии — реакция на те образы западной действительности, которые в изобилии предлагают им СМИ. Получается, что корни радикализма — не в сознательном уходе из «чужой» реальности в свой узкий этнокультурный мирок, а, напротив, в максимальном приобщении к плодам «враждебной» цивилизации.

Стоит процитировать слова мусульманки Сафины Заман, сестры одного из задержанных во время полицейских рейдов, которые приводит «Daily Telegraph». «Мой брат любит жареную рыбу с картошкой (традиционное британское блюдо. — „НГР“), он болеет за футбольную команду „Ливерпуль“ и смотрит британские телепередачи. Боже милостивый, ведь он даже хотел пойти работать судебным экспертом в полицию после окончания университета!» — говорит Сафина. Казалось бы, что может ярче свидетельствовать об интеграции в британское общество, чем любовь к футболу, традиционной пище и местному телевидению?! И тем не менее полиция подозревает Вахида Замана в принадлежности к исламистской организации и подготовке терактов.

Как пишет та же газета, мусульманская молодежь «не ощущает близости с тем, что говорят набожные, но старомодные имамы, и легко поддается чарам радикалов, ждущих у ворот мечети, пока закончится молитва». Бывший член исламистской организации «Хизб ут-Тахрир» Шираз Махер заявил изданию, что мечети «не могут предложить молодым мусульманам эффективного лидерства, и возникающий вакуум в настоящий момент могут заполнить лишь экстремисты». Пропаганда радикалов действенна как среди образованной молодежи, так и среди маргиналов: первые приобщаются к исламистским идеям в университетах (исламских или даже светских — в особенности это касается студентов, изучающих информационные технологии), вторые — в тюрьмах.

Примечательно, что не только выходцы из мусульманских стран и их потомки подвержены влиянию исламистской идеологии. «Daily Telegraph» приводит пример Ричарда Рида, сына ямайского эмигранта и англичанки, который в 2001 г. пронес взрывное устройство на борт трансатлантического лайнера и намеревался привести его в действие. Именно исламизм позволил Риду, маргиналу, выходцу из неблагополучной семьи, обнаружить новую идентичность и дал ему возможность отомстить «несправедливому обществу».

Исламизм превращается в идеологию для борцов с социальной несправедливостью? Он становится своего рода альтернативой коммунизму? Теряет свою этнорелигиозную привязку, превращается в гибкую систему идей для каждого, вне зависимости от положения в обществе, образования и национальности? Пример Британии показывает, что именно это и происходит. И дать однозначный ответ на вопрос, где искать корни исламизма, в этой ситуации просто невозможно.

Статья подготовлена по материалам британской прессы

http://religion.ng.ru/society/2006−09−06/4_zone.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru