Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Сергей Пахмутов05.09.2006 

«Талибан» и Россия: афганский вектор российской политики

В последнее время внимание всего мира было приковано к событиям, разворачивавшимся на Ближнем Востоке, где ожесточенно пикировались Израиль и «Хизбалла», да иракские сунниты и шииты самозабвенно взрывали и обстреливали друг друга. Между тем, совсем недалеко, в Афганистане разворачиваются не менее значимые события. По отрывочным данным, регулярно просачивающимся из-за железного информационного занавеса, установленного американскими оккупантами, движение «Талибан» поспешно похороненное, но внезапно восставшее из пепла, с весны развернуло активные наступательные боевые действия. Да такие, что страны НАТО, оккупирующие Афганистан с 2001 года, вместо того, чтобы сокращать свои воинские контингенты (как было заявлено ранее) теперь наоборот, решили увеличить их. В настоящее время в Афганистане присутствует 22 тысячи военнослужащих НАТО, неравномерно рассредоточенных по территории страны.

Им противостоят отряды радикального исламского движения «Талибан», которые насчитывают, по разным данным, от 5−6 до 12 тысяч человек. В реальности же их может быть на порядок больше, так как мирный днем дехканин вечером становится солдатом «Талибана», как это было во время нашего военного присутстивя в Афганистане, как это было в Чечне и других мировых горячих токах.

Но не в численности сила «Талибана». Во-первых, как признают высокие чиновники из Пентагона, боевое снаряжение противника стало на порядок выше и отвечает самым современным требованиям. К тому же, рядовые боевики движения «Талибан» — это простые местные жители, которые досконально знают свою территорию, имея таким образом преимущество перед НАТОвскими оккупантами. К тому же, в настоящее время социально-экономическая ситуация в Афганистане складывается таким образом, что талибы имеют реальный шанс на реванш. Да и тактика действий отрядов «Талибана» гораздо более успешна, нежели чем у США — «внезапный удар мелкой группой — скоротечный бой — отход до вызова противником авиации и артиллерии». Как правило, такие мелкие группы состоят из 1−2 гранатометчиков, 2−3 автоматчиков, снайпера и пулеметчика, правда, в зависимости от конкретной задачи состав групп, а также их численность может незначительно варьироваться. Для выполнения более крупных задач, нежели обстрелы колонн, обстрелы баз и патрулей оккупантов несколько групп могут временно объединяться в более крупные подразделения. В случае же неблагоприятного для талибов развития оперативной обстановки они быстро отходят и растворяются в незнакомой для солдат НАТО местности. К тому же, НАТОвцы не рискуют далеко отходить от своих баз без мощного авиационного прикрытия.

Таким образом, войска контролируют лишь Кабул, большинство уездных центров да территории в радиусе максимального полета пули из М-16 от границы их баз. Афганская национальная армия, насчитывающая в настоящее время 26 тысяч человек, так до конца и не сформированная, плохо обученная и не отличающаяся высоким моральным духом, неохотно воюет с талибами (своими соотечественниками), ибо многие солдаты помнят тот период относительной стабильности, который наступил на большей части территории страны в 1995−96 гг. «Идейными» же противниками «Талибана» являются: а) участники бандформирований бывшего «северного альянса» (в большинстве своем — узбеки, таджики, хазарейцы); б) крупные наркоплантаторы (как известно, при талибах за выращивание наркосодержащих растений жестоко каралось — более 300 человек было казнено путем отрубания головыо в 1997—2001 гг.); в) различные авантюристы, причем не обязательно — коренные афганцы.

В общем, в настоящее время Афганистан представляет из себя зону стабильной нестабильности, где пуштуны воюют против таджиков и узбеков, НАТО, активно обороняясь, уничтожает и тех, и других, махровым цветом процветает единственная отрасль экономики — выращивание опийного мака да проходят обкатку войной различные исламские экстремисты.

Как ни парадоксально звучит, но режим «Талибана» в Афганистане намного более выгоден нашей стране с геополитической точки зрения. «Талибан» на краткое время объединил под своей рукой 95% территории страны. Началось наведение элементарного общественного порядка (со средневековой спецификой, правда, но это уж особенности Афганистана). «Талибан» — единая монолитная, мононациональная, можно даже сказать, организация (ее костяк — национальное афганское большинство, пуштуны). Ни о какой экспансии «до Волги» в то время не могло быть и речи — талибам нужно было свою страну восстанавливать. Далее. Как уже было сказано выше, талибы начали сурово и жестоко бороться со всеми проявлениями наркоиндустрии, что очевидно выгодно для России (90% героина, потребляемого в России — афганского происхождения). Тот героин, который шел в Россию в 1995—2001 гг. — «северного» производства, то есть, произведен на территориях, контролировавшихся «северным альянсом» (вчерашними душманами, в борьбе с которыми погибло 13 800 наших ребят). Талибы же попытались наладить сырьевые отрасли экономики — добычу полудрагоценного камня лазурита, например. Были мысли даже пригласить наших спецов для восстановления газодобычи.

В 2001 году Россия уже начала зондировать почву на предмет установления отношений с «Талибаном» — один из высших российских чиновников встречался с одним из «крестных отцов» «Талибана» — пакистанским президентом Мушаррафом. Вот какова была основная мысль, которой руководствовались некоторые высокие российские чиновники: «Надо отбросить иллюзии и понимать, что „Талибан“ пришел всерьез и надолго. Нам жить рядом, поэтому крайне важно выстраивать нормальные отношения с режимом, который, кстати, поддерживает большинство афганцев», Но тут случилось 9/11 и последовавшая за этим американская агрессия… В результате контроль над Афганистаном, который можно было реально получить, развивая отношения с «Талибаном», перешел к США, которые превратили Афганистан в зону перманентной войны, источник мировых проблем и мировой наркорассадник. Чтобы не быть голословным, приведем некоторые цифры:

По данным ООН (United Nations Drug Control Programme) посевы опиума (opium poppy) в 2001 году — 8000 гектар. В 2004 году — 131 000 гектар. И эта цифра постоянно растет.

Интенсивный рост посевов опийного мака и производства героина в Афганистане с конца 2001 года разорил производителей опийных наркотиков в странах Золотого треугольника (Мьянме, Таиланде и Лаосе). Объяснение этого феномена лежит в чисто экономической плоскости — в начале 2000-х годов оптовая цена диацетилморфин-основания (основания героина) в Бангкоке — крупнейшем торгово-расчетном центре азиатского наркобизнеса — составляла 10.000 долларов за килограмм, а в Читрале (перевалочный пункт на афгано-пакистанской границе) и Карачи (транзитный узел перед отправкой героина морем по «южному пути») — 650 долларов за килограмм высококачественного диацетилмофин гидохлорида (гидрохлорида героина). Таким образом, можно со всей уверенностью говорить о том, что с 2003 года Афганистан стал мировым монополистом в производстве героина. (http://www.nationalsecurity.ru/library/21/index.htm)

Существует также конспирологическая версия о том, что к агрессии против Афганистана администрацию Буша подталкивало ЦРУ. Как известно, эта организация неоднократно была замечено в участии в незаконном обороте наркотиков в глобальном масштабе, имея при этом колоссальный «дополнительный доход», из которого оплачивались различные подрывные акции против нашей страны и дружественных нам режимов. Приход же к власти талибов существенно подорвал благополучие господ из Лэнгли, которые, конечно же, никак не могли смириться с этим и замыслили поменять режим в Кабуле. Но это, следует повториться, всего лишь версия.

Но вернемся к «Талибану». Складывающаяся ситуация вполне благоприятна для этой организации. США, чьи силы являются костяком НАТОвского контингента в Афганистане, имеют проблемы в Ираке и других «горячих точках». Ассигнования, выделяемые Конгрессом США на операции в Афганистане и Ираке, не могут расти бесконечно, и уже сейчас Пентагон испытывает финансовые трудности. Тали бы же не нуждаются в масштабном финансировании — те средства, которые переводятся талибам различными исламскими радикальынми организациями, вполне хватает на закупку оружия и боеприпасов, а также на рекрутирование все новых и новых боевиков.

Если же наступит реванш «Талибана», то весьма велика вероятность того, что северные провинции (Тахар, Бадахшан, Кундуз и т. д) отложатся и или а) образуют независимое государство (как фактически и было в 1995—2001 гг.) либо б) часть из этих провинций будет присоединена к Узбекистану (такая мысль высказывалась в 1997−99 гг., однако в связи с изменившейся обстановкой от нее отказались — тогда талибы в случае развития оперативного успеха перенесли бы боевые действия на территорию Узбекистана). Первый вариант и для России, и для Таджикистана с Узбекистаном наиболее выгоден. Можно предположить, что талибы и сами не прочь будут избавиться от не-пуштунов и создать моноэтнический этнократический эмират. Есть такое мнение, что в случае такого развития событий они, талибы, оставят в покое «североафганские соединенные штаты», ибо там они не имеют никакй поддержки населения, а также у них отсутствуют ресурсы для полного захвата севера страны.- Ведь даже в лучшее для себя время они макиимум чего достигли на севере — так это взяли Мазари-Шариф, в то время как отряды Ахмад Шаха Масуда прочно окопались в провинциях Бадахшан, Тахар, Кундуз, Саманган и Балх. Неудивительно, ведь в распоряжении Ахмад Шах Масуда в этих провинциях имелись мощные оборонительные сооружения. Базы, схроны и т. д., созданные еще во время его борьбы против наших войск. Талибы так и не смогли установить контроль над этими провинциями.


На представленной выше карте цветным контуром обведены провинции, которые населены не-пуштунами, и которые в случае упомянутого реванша «Талибана» могут отколоться от талибского Афганистана и образовать буферное государство.

Для того, чтобы упрочить свое влияние в Афганистане, России необходимо постепенно прекратить поддерживать проводимую США политику в отношении этой страны, сократить помощь нынешнему проамериканскому режиму в Кабуле, который фактически не контролирует большую часть страны и занять выжидательную позицию, ожидая финала противоборства США и официального Кабула с одной стороны и «Талибана» — с другой. Ведь очень высока вероятность того, что США еще до окончания президентский полномочий Буша уйдут из Афганистана. А в таком случае возвращение «Талибана» к власти практически предрешено.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=27 354&sq=19&crypt=


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru