Русская линия
Столетие.Ru Александр Самоваров04.09.2006 

Щит и меч Александра Невского
Это была одна из тех колоссальных фигур в отечественной истории, которая во многом определила развитие России

Если мы будем кружить вокруг признанных заслуг князя: остановил экспансию Запада, наладил отношения с Ордой, — то мало что поймем. Хотя эти факты и главные в политической биографии Невского, но за скобками остается нечто более существенное.

Князь Александр в самые страшные для Руси годы, когда она могла уйти в небытие, стал нравственной опорой для русского народа.

Можно было разбить шведов и немцев без Александра? Думается, да. В конце концов, разбили бы. Можно было наладить отношения с Ордой без Невского? Вполне реальным было бы и это, не один он ездил в ставку великого хана, большинству русских князей пришлось так поступать. Так в чем же заслуги князя? В чем его необычайная популярность в нашем Отечестве?

Русь и Орда

Когда после 1991 года были разрушены идеологические догмы, то появились работы публицистов и даже историков, которые посмотрели на деятельность Невского, как тогда говорили, «свежим и незашоренным» взглядом. И что же они увидели?

Оказывается, отряды шведов и немцев, которые были разгромлены Невским, едва-едва насчитывали несколько тысяч человек. Оказывается, князь Александр вместо того, чтобы возглавить русское сопротивление татарским ордам, перешел на их сторону и не поддерживал восстания против захватчиков. И получалось, что не святой он вовсе, а, наоборот, чуть ли не предатель.

Такое «переосмысление» личности Александра Невского не стало, разумеется, доминирующим, но оно любопытно с той точки зрения, что показывает, как дилетанты, пусть иногда и с учеными степенями, могут искренне не понимать сути отечественной истории.

Если рассматривать империю Чингисхана как некую абстракцию, если отстраненно рассуждать о завоевателях-европейцах, то понять значение Невского для Руси невозможно.

Чингисхан создал армию, равной которой мир не знал. Он создал механизм управления покоренными народами, которого человечество до этого не знало.

В самом деле, сравним завоевания Римской империи, Александра Македонского и империю Чингисхана. В чем отличия? В том, что на создание того, на что Риму потребовались столетия, у Чингисхана ушла только последняя треть его жизни. Рим методично, столетие за столетием, завоевывал одну провинцию за другой. Армии Чингисхана за десятилетия сокрушили десятки самых разных государств и народов, которые проживали на огромной удаленности от ставки великого монгола. Александр Македонский в течение своей жизни завоевал почти все народы, до которых смог добраться, но чуть ли не на следующий день после его смерти империя Македонского распалась. А империя Чингисхана не просто объединила самые разные цивилизации, она пожрала их. Цветущие народы и культуры были уничтожены в прах, и большинство народов либо были ассимилированы, либо так и не смогли подняться после завоевания их монголо-татарами.

По идее, у Руси не было шансов на спасение. Именно рядом с ней была образована Золотая Орда, мощнейшая и самая дееспособная составляющая империи кочевников.

В любой момент на русские княжества могли быть обрушены удары многотысячных полчищ монголов. Так и было, но гораздо хуже, что ежегодно многочисленные отряды золотоордынской молодежи шли на Русь за добычей, так сказать, забавы и тренировки ради. От широкомасштабных набегов части русского населения укрыться было можно, но от постоянных набегов мелких отрядов практически не было спасения.

В реальной жизни это означало, что люди жили в состоянии постоянного не страха даже, а ужаса. Этот ужас должен был парализовать народ. Не было смысла создавать семью и рожать детей, ибо в любой момент могли придти и убить мужчину, угнать в рабство женщин и детей. Не было смысла строить дом, потому что при набегах пылали деревни и города. Не было смысла хранить память о предках, ибо память такая хранится во имя будущего, а будущее для большинства населения просматривалось с трудом. Вот так и гибнут народы, уходят из временного пространства или превращаются в народы второстепенные, не способные к сопротивлению.

Но Русь, к счастью, имела вождей. Это были те, кто поднимал восстания против татар и погибал в битвах с ними, это были те, кто молитвой и верой давали людям надежду и силу, это были мудрые политики, которые выстраивали отношения Руси и с монголами, и с Западом. Самым значительным политиком и вождем в эти страшные годы стал князь Александр.

Становление

Он родился 13 мая 1221 года. Отцом его был переяславский князь Ярослав Всеволодич. Александр был внуком Всеволода Большое Гнездо, прямым потомком Юрия Долгорукого и Владимира Мономаха.

Таким образом, Александр Ярославич был плоть от плоти «рода русского», который создал древнюю Русь. А вот дедом его по матери был легендарный торопецкий князь Мстислав Удалой. Тот самый, один из немногих русских князей, уцелевших в битве с монголо-татарами на Калке.

Александру Ярославичу было 16 лет, когда монгольские орды вторглись на Русь и разобщенные княжества гибли одно за другим. Но юный князь вовсе не был наблюдателем в этой трагедии, он был участником событий. Пусть и находился пока под влиянием своего отца. Кто знает, окажись Александр не в Новгороде, которому удалось избежать разорения и вступить в особые отношения с монголо-татарами, а во Владимире, к примеру, может быть, жизнь его сложилась бы иначе, или он был бы одним из десятков русских князей, погибших в эти годы. Но надо понимать вот что. Междоусобная вражда русских князей в то время достигла апогея, и у юного Александра не могло еще сформироваться общенационального типа мышления.

Но в то же время Александр не был и обычным юнцом. Отец оставлял его уже с 9 лет править Новгородом. С молодых лет он участвовал в походах отца. В одной из битв с немецкими рыцарями пятнадцатилетний Александр видел, как прижатые к реке тяжеловооруженные рыцари ступали на лед и тонули. И он это запомнил.

А далее татарский смерч над Русью. В результате отец Александра Ярослав становится Великим князем Владимирским. Сам Александр правит в Новгороде.

Разрушены и превращены в пепел прекрасные русские города: Владимир, Рязань, Киев и десятки других. И только великий воин Даниил Галицкий отчаянно и мужественно сражался, защищая свое княжество. Именно Даниил Галицкий пытался опереться на христианские народы Запада в борьбе с татарами. Видимо, он вел об этом переговоры и с отцом Невского Ярославом. Во всяком случае, в создании такого союза и стали подозревать Ярослава татары. Ему приходится сначала ехать и объясняться с Батыем, а тот отправил князя в ставку монголов в Каракорум. Реально там всеми делами заправляла мать великого хана Гуюка Таракина. Это была женщина хитрая и коварная.

О своей встрече с Ярославом в Каракоруме рассказывал позднее папский посланник Плано Карпини, который встречался с князем. Все закончилась трагично. Таракина угостила Ярослава собственноручно, после чего отец Невского скончался.

Обретение имени

К этому времени Александр уже стал Невским. Когда рассуждают о том, что победа князя Александра над шведами была несущественной, поскольку шведов высадилось всего ничего, несколько тысяч, упускают из вида несколько очень важных моментов.

Во-первых, это был не обычный поход шведских рыцарей. Они придали ему религиозный характер. То есть речь шла о начале тотальной крестоносной экспансии против ослабленной монголо-татарским нашествием Руси. Во-вторых, шведы начали рыть рвы, предполагая построить крепость, как и делали рыцари повсеместно, от Святой земли до земель народов еми и суми, когда хотели закрепиться на новых рубежах. В третьих, они не сомневались в победе, ибо сила их отряда в несколько тысяч воинов гарантировала успех. В те времена для шведов отряд в сто человек считался очень большим. И зять шведского короля ярл Биргер, возглавлявший поход, обратился к новгородскому князю с посланием: «Если хочешь противиться мне, то я уже пришел. Приди и поклонись, проси милости, и я дам её сколько захочу».

Александр понимал, что поход шведов — это только начало экспансии. И действовал молниеносно. Он собрал всех воинов, которые были под рукой, и атаковал шведов, которые не ждали от него такой быстрой реакции.

Перед походом князь вошел в новгородский Софийский собор и помолился, а затем, по преданию, обратился к воинам со словами: «Не в силе Бог, но в правде». Эти слова стали девизом для русских на столетия. И произносили их в разные времена по разным поводам. Для Руси, которая попала под монголо-татарское иго, эта формула, пожалуй, была спасительной.

Не так важно, когда именно эти слова были произнесены Невским. Может быть, он даже и не говорил подобного. Но именно таким образом можно сформулировать позицию князя не только по отношению к шведским или немецким захватчикам, но и к монголо-татарам. Можно сказать, что это политическое кредо Александра, которое формировалось в течение всей его жизни. И автор «Жития» Невского прекрасно понимал, в чем суть жизненной философии князя.

…Что же касается шведов, то они были разгромлены на голову. В поединке с ярлом Биргером девятнадцатилетний Александр свалил его ударом копья в голову.

Русь и Запад

Эта победа принесла большую славу Александру. Но еще большую славу, не только среди русских, но и в Европе, и среди монголо-татар он получил, разгромив немецких рыцарей.

Немцы подошли к вопросу колонизации русских земель куда более основательно, чем шведы. Они собрали свои силы в кулак и начали захват земель, принадлежащих Новгороду. Самым неприятным знаком для русских было то, что среди них нашлись предатели, которые, к примеру, открыли немцам ворота Пскова. Это говорит о том, что в атмосфере тотальных поражений от татар появились и те, кто готов был идти и «под немцев».

Но у Невского не было иллюзий в отношении того, что союз с западными христианскими странами может помочь Руси в борьбе с татарами.

В самом деле, разве сложно было тем же шведам или немцам, которые к тому времени довольно прочно обосновались в Прибалтике, помочь России? Вот они рядом, на границах с Русью. За ними Римский папа, а за Римским папой сотни тысяч христианских воинов. Союз с немцами был реален, но в том-то все и дело, что со слабой Русью Запад никогда на союз не пошел бы, и тем более ни при каких условиях не оказал бы ей помощь.

Точнее, было одно условие. Его и высказали шведы князю Александру: «Приди и поклонись, и попроси милости, и дадим ее, сколько захотим».

Александр, которого спесивые новгородцы изгнали после его победы над шведами, перед лицом немецкой угрозы был призван опять. Здесь он уже подготовился серьезно. К нему пришел брат Андрей с владимирскими полками, эту помощь прислал правивший тогда еще во Владимире отец Ярослав.

Но и немцы собрали практически все силы Ордена. Во главе шел сам магистр, а значит и вся орденская верхушка. Это была грозная сила. И идея у них была простая, современник передал ее так: «Покорим себе славянский народ».

Дальнейшее было описано много раз. Повторим суть. Александр безошибочно выбрал позицию. Силы были неравны. Немецкую рыцарскую конницу было чрезвычайно тяжело разбить в чистом поле. И Александр, вспомнив уроки предыдущих сражений, дал бой на льду Чудского озера, где русские прекрасно знали местность, в том числе и ведали, где лед подтаял.

Невский победил. В результате было убито 500 рыцарей, а 50 попали в плен. Значительные это были потери для немцев или нет? По тем меркам — огромные. И результат был выдающимся. Немецкие рыцари запросили мира, разменяли пленных, отпустили заложников. Условия того договора, надо заметить, они соблюдали вплоть до XV века.

Вот тогда Александр и стал необычайно популярен. Измученная поражениями Русь получила подтверждение того, что она может быть сильной и способной на многое. Это было началом возрождения.

Военная дипломатия

После этих побед и Батый захотел встретиться с Невским. Хитроумные монголы хорошо изучали противника, прежде чем напасть. Они стремились понять и психологию побежденных, чтобы манипулировать теми же русскими князьями. У них получалось со многими, но не с Невским.

После смерти Ярослава его дети, — Александр Невский и Андрей, — были вызваны в Каракорум. Монголы решили рассорить братьев, а затем стравить Даниила Галицкого с Александром. Для этого хан Гуюк поступил следующим образом. Он сделал князем Владимирским не старшего брата, Александра, а младшего, Андрея, а Невскому дал другое «великое княжение» — Киев. Но Даниил Галицкий считал Киев своим.

Князь Александр легко просчитал замысел монголов и в Киев просто не поехал.

Здесь надо сказать о том, почему молодой Александр был лоялен к Орде. Дело в том, что за его спиной не было реальных сил. Богатый Новгород никогда не был центром военной мощи. Новгородцев не волновали никакие другие проблемы, кроме собственных. В этом, кстати, и кроется ответ на вопрос, почему Новгород не стал основным центром силы Руси после разгрома Владимиро-Суздальского княжества, после уничтожения других центров древнерусской земли. Новгородцам это было не нужно. Они хотели торговать и богатеть. За пределами торговли и денежной выгоды их мало что беспокоило.

Брат Невского, Андрей, получив в свое владение Владимир, повел дело к неподчинению монголам. Расплата последовала незамедлительно. И на Андрея, и на Даниила Галицкого были брошены значительные силы кочевников. Даниилу и на этот раз удалось отбиться. А вот Северо-Восточная Русь была подвергнута повторному после Батыя разорению. Андрей потерпел поражение и бежал в Швецию. По одним источникам, он там погиб, по другим, впоследствии вернулся на Русь, был принят и укрыт братом Александром.

И вот, после этого великим князем стал Александр Невский.

Если сравнивать Невского и Даниила Галицкого, то вроде бы и не очень понятно, почему великий воин Даниил, долгое время успешно сражавшийся против монголо-татар, практически исчез из памяти народной, а Невский, который все-таки принял правила игры, подчинился татарам, навечно остался в памяти народа.

Но всё объясняется довольно просто. Даниил умер, и некому стало защищать его землю, исчезло прекрасное Галицко-Волынское княжество. Умер Александр, но после него осталась знать и служилые люди Северо-Восточной Руси, которые учли уроки Невского. Они выживали, зная, что рано или поздно разобьют поработителей.

Александр ясно понимал, что русские во всем превосходят ордынцев. Он прекрасно видел, что профессиональные русские воины сильнее пришельцев. Сила захватчиков была в том, что каждый кочевник был воин, в то время как русские крестьяне и горожане воинами не были.

Русские сохранились как народ и в конечном итоге победили потому, что никогда не считали пришельцев выше себя. И носителями этого понимания собственного достоинства, ума, чести и воинской доблести были такие люди, как князь Александр.

Именно тогда и стал складываться архетип русского народа, который создал великую Россию. «Мы все выдержим, мы все равно победим» — это и есть основа этого архетипа, и как только русским становится особенно тяжело, из подсознания всплывает эта мистическая уверенность в собственных силах. Так было во время войн и с Наполеоном, и с Гитлером.

А закладывали эту силу такие люди, как Александр Невский.

http://stoletie.ru/zodchiy/60 901 113 424.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru