Русская линия
Кремль.org Дмитрий Рогозин29.08.2006 

«Битва за Москву»
Глава из книги «Враг народа»

Доктор философии Дмитрий Рогозин возвращается в большую политику с книгой «Враг народа». Сквозь призму собственной насыщенной событиями биографии политик знакомит читателей с некоторыми до сих пор неизвестными эпизодами новейшей истории России, приоткрывает тайну «черного октября» 1993 года, рассказывает о работе Конгресса русских общин, защите соотечественников, войнах в Приднестровье, бывшей Югославии, Чечне, освобождении заложников, закулисной стороне работы во главе комитета Госдумы по международным делам, феномене партии «Родина», трагических событиях в Беслане, максимально откровенно говорит об отношениях власти и оппозиции, о президенте Владимире Путине и своем взгляде на будущее страны и роль, которую должны сыграть в России патриотическое движение и каждый гражданин.

Выборы в Московскую городскую Думу 2005 года уже фактически успели обрасти легендами. В эксклюзивном материале Kreml.org — публикуемой с разрешения автора главе «Битва за Москву» — Дмитрий Рогозин развеивает многие мифы и рассказывает о том, как в действительности было организовано участие «Родины» в скандальной избирательной кампании.

Дмитрий Рогозин «Враг народа».
Издательство «Алгоритм», М.: 2006.
Презентация книги состоится 8 сентября 2006 года на Книжной ярмарке на ВВЦ.

БИТВА ЗА МОСКВУ

Прошлогодние выборы в Московскую городскую думу некоторые политологи называли «репетицией будущих выборов в Госдуму». Соглашусь только отчасти. Никакой репетиции с точки зрения определения будущего расклада сил, конечно же, не было. Зато «репетицией» можно назвать использование московскими и федеральными властями технологий по «управлению демократией».

Сделать это было тем проще, что вначале у правящей партии не было оснований беспокоиться за благоприятный исход. Команду «Единой России» повел на выборы лично Лужков, известный филантроп, футболист, «опытный хозяйственник» и муж столичной богачки мадам Батуриной (кстати, по данным журнала «Forbes «, сумевшей увеличить за 2005 год свой капитал с 1,6 до 2,6 млрд. долларов).

Мэрская популярность сама по себе гарантировала «косолапым» солидную фору. Для того чтобы отсечь от попадания в Мосгордуму неугодные партии, «Единая Россия» установила заградительный порог в 10 процентов, преодолеть который было непросто даже парламентским партиям. Такая «подстраховка» давала критикам столичного мэра повод заподозрить его в старческом малодушии. Впрочем, Юрий Михайлович здесь ни при чем. Скорее всего, 10-процентный ценз был спущен Москве кремлевскими кукловодами, решившими «заровнять политическую поляну» перед выборами в Госдуму 2007 года.

Собственно, и вся схема избирательной кампании ЕР выстраивалась не под Лужкова. Его команду еще летом 2005-го было решено «раскассировать». Вице-мэра Валерия Шанцева отправили губернатором в Нижний Новгород, Георгия Бооса — «рогозинским транзитом» в Калининград, а Михаила Меня — в известный город невест Иваново.

Кстати, в связи с назначением Михаила Меня родился забавный анекдот. Мол, пишет бывший ивановский губернатор-коммунист Владимир Тихонов письмо Путину: «Прошу переназначить меня губернатором». Путин на письме ставит резолюцию: «Согласен. Губернатором Ивановской области назначить Меня».

Еще одним ударом по Лужкову стала выборная кампания в Законодательное Собрание Белгородской области в сентябре 2005 года. Казалось, при чем там Лужков? А вот причем: семья Лужкова имела на Белгородчине обширные бизнес-интересы, которые вступили в противоречие с интересами местного губернатора Евгения Савченко. Конфликт достиг такого накала, что стороны пускали в ход даже взаимные обвинения в причастности к убийствам и кровавым разборкам. Лужков там проиграл. Судя по всему, Кремль давал ему понять, что не потерпит от него никакой финансовой и публичной самодеятельности. А зря — Юрий Михайлович и не помышлял о реальной независимости от Кремля. Он всегда останавливался перед буйком, за которым могло бы начаться его самостоятельное политическое плавание.

Решающую роль в охлаждении отношений между кремлевскими бюрократами и кланом московского мэра сыграла, как ни странно «оранжевая революция» на Украине. Потерпев сокрушительное поражение в борьбе за влияние на Киев, кремляне поняли, что никакие палаточные лагеря и многотысячные массовки на Майдане не были бы возможны без помощи киевского градоначальника.

Стресс, пережитый Кремлем, повысил подозрение как к оппозиции, так и к московскому градоначальнику, несмотря на его немалый труд в поддержку Януковича. Кремль не верил ему. Не верил еще с 1999 года, когда мэр совместно с рядом одиозных региональных лидеров готовился штурмовать политический Олимп России. Такую дерзость в Кремле помнили. А тут, понимаешь, еще и Майдан в ночных кошмарах является.

Посему Лужкову дали понять: «Мосгордума твоей не будет, включишь в список наших людей, а сам список возглавишь. А когда придет время, удалишься на покой пчёл разводить, да и нас, «медведей», мёдом подкармливать. А на место твоё у нас энергичный человечек из Питера имеется, ведь не всех же еще своих мы трудоустроили. Так что, мил человек, подвинься!»

Куда прикажете деваться пожилому человеку, да еще и со скарбом, накопленным за три пятилетки тяжкого мэрского труда? Так «единороссы» и впрягли в свою бричку все еще популярного в Москве Лужкова, заставив его провести их список в Мосгордуму и позволив цинично использовать запрещенные в приличном обществе приемы.

До старта московских выборов социологи сходились во мнении о безусловной победе «Единой России», что не странно в условиях полного контроля мэрии над столичными СМИ и рынком городской рекламы. Некоторые предрекали, что в Думу пройдут еще «Родина» и коммунисты, заняв несколько мест на задних скамейках. Однако изображать в городской думе декоративную оппозицию мы не хотели.

Чего хотела партия «Родина» от московских выборов? Победы. А победой могло стать завоевание хотя бы трети депутатских мандатов, что дало бы возможность лишить «Единую Россию» абсолютного большинства и создать оппозиционную коалицию. При удачном раскладе эта коалиция могла бы реально влиять на работу московского правительства.

То есть, речь шла не просто о значительной корректировке власти в столице, а о передаче ее в руки политиков, готовых выводить из города союз воровской бюрократии и этнической мафии. А это уже не игрушки. Это была серьезная заявка.

Список «Родины» возглавил депутат Мосгордумы, член фракции «Родина» боевой генерал Юрий Попов. Я хорошо знал его еще со времени Приднестровского конфликта. Тогда Юрий Юрьевич командовал дивизией в армии генерала Лебедя и отличился как умелый и бесстрашный командир в ходе операции по подавлению вылазок румыно-молдавских боевиков. В Мосгордуме Юрий Попов зарекомендовал себя как законодатель-профессионал и патриот России и родного города. Он вел бескомпромиссную борьбу с нелегальной иммиграцией и её «крышей» во властных структурах Москвы, вызывая дикое раздражение у столичного мэра и его окружения.

Наши противники рассчитывали всю свою агитацию построить на эксплуатации популярности Лужкова. Его знаменитая кепка назойливо мелькала на телеэкране, красовалась на первых страницах столичных газет. Мэр и его заместители без устали разрезали ленточки на открытии новых объектов, выступали с щедрыми посулами, осыпали благодеяниями за казенный счет учителей, дворников, молодые семьи:

Робкие возражения других партий о том, что это незаконная агитация, использование служебного положения, подкуп избирателей — игнорировались. Такая агрессивная охота за голосами могла отбить у москвичей желание идти на выборы. Но это вполне устраивало власти, поскольку порог явки избирателей был снижен до беспрецедентных 20 процентов. Для «Родины», прими она правила игры, не было ни малейших шансов на победу. И мы дали «Единой России» «асимметричный ответ». Заключался он в ломке инерционного сценария выборов и в привлечении внимание общества к наиболее кричащим проблемам столичного мегаполиса.

Я убежден, что сегодня главный враг России — не НАТО, не международный терроризм. Главный враг наш — невиданное доселе чиновничье воровство, которое разъедает власть, отчуждает город от горожанина, отнимает у него всякую возможность влиять на обустройство своей жизни. Мы понимали, что корень всех бед в Москве — и безумной дороговизны, и отставания социальной сферы, и пробок на дорогах, и уничтожения исторического облика Москвы, и захвата целых сфер городской экономики этническими криминальными группировками — в тотальной коррумпированности московской бюрократии.

По дороговизне жизни Москва, по данным международной компании «Mercer Human Resource Consulting», занимает первое место в списке самых дорогих городов мира, опережая Лондон, Нью-Йорк и Токио. При этом зарплаты отечественных интеллектуалов, ученых, преподавателей высших учебных заведений, творческой интеллигенции (а это те категории граждан, которые качественно отличают столицу от провинции), ничего не говоря уже об учителях и врачах — отличаются в десятки (!) раз от таких же специалистов в других столицах мира, соседствующих в рейтингах дороговизны. Но если там именно интеллектуалы и высококлассные специалисты обеспечивают львиную долю потребления и поднимают цены, то кто это делает у нас? Если зарплаты профессора едва хватает на оплату скромного жилья, то за счет чего эта дороговизна?

Задачка на сообразительность: условие: один квадратный метр жилья стоит 90 000 рублей. Зарплата профессора (в среднем) 12 000 рублей, ему нужно купить квартиру для семьи из четырех человек общей площадью, скажем, 100 кв. м. (Полагаю, что профессору можно было бы и повысить социальную норму). Вопрос: сколько лет придется потрудиться профессору для приобретения квартиры? Нехитрый подсчет показывает, что профессору для приобретения квартиры нужно потрудиться 62,5 года.

Юрий Михайлович, это ли не издевательство над согражданами? Ну, не можете справиться с хапугами, Вас окружившими, ну, подвиньтесь, дайте возможность обществу слово сказать. Не испытывайте его терпение!

В Москве сегодня порядка 700 000 очередников на получение жилья. Подсчитано, что для того, чтобы удовлетворить этот спрос, необходимо построить порядка 8,4 млн. кв. метров жилья. За период пребывания Лужкова на посту мэра было построено 30 млн. кв. метров. А количество очередников не уменьшилось. Где справедливость? Кто раскупил и занял эти квартиры?

Строительная мафия — это вообще проклятие Москвы. Строительство, по некоторым оценкам, приносит доходов 300−500%, что сопоставимо с наркобизнесом и торговлей оружием. Не удивительно, что этот бизнес в Москве сверхмонополизирован. Чтобы получить разрешение на строительство, надо собрать около 200 справок. На это может уйти до трех лет, и не факт, что все справки будут приняты. Говорят, что существуют специальные конторы, которые за пару-тройку миллионов долларов могут собрать все справки «под ключ», с гарантией получения разрешения на ведение работ. Мадам Батурина, супруга московского мэра, по сообщению одного из зампредов Госстроя РФ, контролирует порядка 40−50% всех строительных подрядов в Москве. И, если это не коррупция, то что тогда коррупция?

Я уже не говорю о том, что само строительство ведется очень часто без учета нужд города, в интересах коммерческих структур, для которых город — не место жизни миллионов сограждан, а всего лишь источник извлечения сверхприбылей. В городе строятся безликие многоэтажки, уродующие облик города, граждан принуждают жить в «муравейниках», цинично именуя эти дома «элитным жильем». В жилые кварталы нагло втискиваются торгово-развлекательные центры с игровыми залами и злачными местами, а это также требует привлечения новых рабочих рук (преимущественно иностранных и неквалифицированных), которые, работая на некий частный коммерческий интерес, будут требовать от города решения всех их социальных запросов.

Уплотнительная застройка раздражает горожан, становится причиной стрессов и нервных расстройств. Психиатры говорят, что это даже не экономично. Сейчас городской бюджет заработает на этом строительстве, а через пять лет придется раскошеливаться на строительство и содержание новых психиатрических лечебниц и кладбищ.

Наша позиция была проста: необходимо провести независимое исследование оптимальной заселенности московских территорий и резервов для дополнительного строительства жилья. И на этой основе ввести законодательные санитарные нормы, ограничивающие уплотнительную застройку.

На всеми любимой Пушкинской площади принято решение делать подземную развязку, дабы упорядочить здесь автомобильное движение. Хорошо. Но мэрия в довесок этой развязке навязывает строительство здесь же под землей еще и торгово-развлекательного комплекса. А это будет означать еще большее скопление в этом районе людей, еще большие заторы в метро, запруженность улиц и т. д. Кому это нужно в городе, кроме самих чиновников мэрии и этого полукриминального бизнеса, который окопается в подземельях под Пушкой? Местные жители, которые прожили в окрестных домах десятки лет, протестуют, но — тщетно. Решение принято, и обжалованию не подлежит. И подобных примеров можно привести по каждому району десятки. Насилие бюрократии над городом превратилось в систему.

В городе только номинально обсуждаются вопросы градостроительства. И то решающий голос на них имеет сам московский градоначальник, не отличающийся эстетическим чутьем. И потому так вольготно себя чувствуют в Москве бизнесмены типа большого грузинского художника Зураба Церетели, по совместительству чудесным образом возглавившего Российскую академию художеств. Благодаря его «художествам» богатые москвичи, не растерявшие в отличие от мэра чувство вкуса, готовы даже переплачивать риэлтерам, лишь бы только из окон покупаемых ими квартир не было видно церетелевского циклопа, изображающего Петра Великого.

Но самое главное в том, что разгул этой вакханалии, уродующий облик города, наносящий ущерб его когда-то неповторимому стилю, делается во вполне конкретных частных коммерческих интересах.

В город завозят сотни тысяч мигрантов из стран ближнего и дальнего зарубежья. Большую часть завозят нелегально, в пломбированных фургонах и вагонах-теплушках, не обеспечивая им ни достойные бытовые условия, ни социальные гарантии, платя мизерные деньги за тяжелую грязную работу. Содержание людей в подобных условиях неминуемо превращает нелегальных иммигрантов в источник социальной дестабилизации, преступности и беспорядков в городе.

Как только мы заговорили вслух о гремучей смеси и сращивании интересов сомнительного бизнеса и чиновников гнезда Лужкова, в штабе «Единой России» забеспокоились. Правильней сказать — затряслись. «Родина» безошибочно попала в нервное сплетение целой нации, где соединилось всё — и боль демографической катастрофы, и трагедия утраты культурной идентичности, и страх за будущее детей. Крыть было нечем. Участвовать в публичных дебатах на эту тему ни «единороссы», ни сам Лужков — не могли. Можно было только краснеть, но такой румянец на щеках вряд ли добавил бы им голосов.

Будучи не в состоянии сами оппонировать, они выставили против меня в передаче НТВ «К барьеру!» 29 сентября 2005 года хрупкую правозащитницу Аллу Гербер, которую я уважаю как достойного оппонента за ум, последовательность и твердость, хотя её взгляды мне были всегда чужды. Мои доводы оказались сильнее. Массовая поддержка, оказанная мне телезрителями по вопросу о борьбе с нелегальной иммиграцией, дала рекордный рейтинг этой телепередаче и стала неприятнейшим сюрпризом для «Единой России».

Меня иногда спрашивают, а Ваши взгляды левые или правые? Для меня это не важно. Наша идеология — это идеология национальных интересов. И на сегодняшний день она — единственно востребованная в обществе. Нам необходима социальная стабильность и устойчивость общества, а это возможно только при полном учете интересов всех социальных, национальных, профессиональных и иных групп наших сограждан. Нам одинаково важны и интересы социально-незащищенных слоев населения, и интересы эффективного бизнеса, и развитие передовой науки, и качественное современное образование, и безопасность страны, и гражданские права людей. Потому что только максимальный учет интересов всех групп представляет совокупный интерес нации, а без его учета нельзя вывести страну из затяжного кризиса. Поэтому моя задача состоит в том, чтобы сформулировать социально-патриотическую идеологию и внести в повестку политической жизни России вопрос, что такая идеология должна быть господствующей и правящей.

Я всегда стоял и буду стоять на позиции защиты национальных интересов. Я с гордостью произношу слово «Россия» и горжусь тем, что я россиянин, русский. Я знаю и ценю великую историю и культуру русского народа. И это дает мне счастливый шанс понимать и уважать историю и культуру народов Кавказа, Поволжья, Севера и Сибири, других стран и народов.

«Национализм, национальная гордость и национальные институты, несмотря на присущие им недостатки, формируют наилучшую основу для действующей демократии». Это не я сказал. Это сказала Маргарет Тэтчер. Для наших условий я бы только уточнил немаловажную деталь: эффективный национализм для развития нашей страны имеет не этнический, а исключительно гражданский характер.

Известно, что одним из наших лозунгов был — «Вернем Москву москвичам!». Иногда его сокращали: «Москву — москвичам» или «Москва для москвичей», что, в сущности, то же самое.

Каково же было мое удивление, когда я вдруг услышал от Лужкова, что наш лозунг тоже является ксенофобским. Может, Юрий Михайлович постарел и стал кое-что забывать из своих слов? А ведь лозунг, под которым Лужков в связке с Гавриилом Поповым шел на мэрских выборах в 1991 году, звучал так — «Город для горожан!». Найдите 10 отличий!

Впрочем, не в лозунгах дело. Дело в том, что день ото дня растет беспокойство людей разрушением их культурной среды, привычного уклада. И это касается и уплотнительной застройки города объектами, не имеющими отношения к нуждам москвичей, и массового завоза для этого нелегалов, бесправных иностранцев, эксплуатация которых недобросовестным бизнесом с молчаливого согласия городской администрации формирует благоприятную социальную среду для преступности и уличных беспорядков.

И ведь это обоснованная тревога. Бунты и поджоги осенью 2005 года в пригородах Парижа, населенных иммигрантами, доказали это.

Уже после этих событий я побывал во Франции. Там у меня среди прочих встреч в правительстве, Сенате и Национальной Ассамблее была интересная дискуссия с одним из депутатов Европейского парламента, представляющим небольшую правоцентристскую партию. У него в офисе я увидел плакат с репродукцией известной картины Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах» и лозунгом: «Франция: либо ты ее любишь, либо вали отсюда!». Я искренне рассмеялся, представив визг властей, если бы мы позволили себе нечто подобное. А во Франции, в этой политически корректной стране, умные люди разводят темы миграции и национальных отношений, придавая первой — характер правовой и политический, а вторую сводя исключительно к вопросу уважения и поддержки национальных чувств иностранцев и интеграции их во французское общество.

Мы полагаем, что Россия должна быть открытой страной, но правительство должно иметь четкую, прозрачную и понятную политику в отношении привлечения иностранной рабочей силы, политику, в которой должны учитываться, в первую очередь, интересы наших граждан. Сейчас такой политики нет вовсе, государство самоустранилось от управления миграционными процессами, и ее место занял откровенно криминальный бизнес с откровенно коррумпированной бюрократией, которые действуют в этом вопросе в своих узко корыстных коммерческих интересах в ущерб логике экономического развития и интересам граждан.

Обнаружив, что «Родина» способна поломать весь прописанный ЕР сценарий выборов, московские власти предприняли первую попытку снять опасного конкурента с выборов. Вечером 26 октября юристы партии «Родина» были уведомлены Мосгоризбиркомом о наличии «неких проблем» с перечислением нами избирательного залога, хотя эта несложная банковская операция была осуществлена две недели тому назад и никаких нареканий не вызвала.

Проект постановления об отмене регистрации партии был уже заготовлен, но московские власти не решились дать ему ход. Полагаю, надуманность предлога была слишком очевидна. Ограничились снятием одного из наших кандидатов по округу, да и того суд потом восстановил. Вообще, под угрозой разоблачений со стороны «Родины» команда Лужкова на раннем этапе выборной кампании отказалась от намерения задействовать административный ресурс для расправы над нашей партией.

Реакция власти была удивительно быстрой и трусливо-истеричной — руководству всех каналов был спущен запрет на появление Рогозина в телеэфире. Акции нашей партии стали замалчивать либо комментировать исключительно негативно.

Забавно было слышать от приезжавших на съемки наших мероприятий телеоператоров такие слова: «Дмитрий Олегович, ради Бога, простите, но не могли бы Вы отойти в сторону, т.к. нам надо снять этот план так, чтобы Вы в кадр не попадали!».

Тему нелегальной иммиграции вначале попыталась подхватить «партия власти», но это выглядело нелепо. А потом ее вовсе отдали на откуп вождю ЛДПР Жириновскую, ибо, как известно, нет лучшего способа дискредитировать здоровую и популярную в народе идею, кроме как довести ее до абсурда. И, если мы говорили о проблеме «нелегальной миграции» как о правовом нонсенсе и интересе к ней бесчестного бизнеса, не касаясь этнической темы, то Жириновский принялся усиленно раздувать шовинистическую истерию, которую потом партия власти приписала нам.

Почувствовав реальную опасность провала на выборах, административная машина ЕР перешла к прямому и грубому давлению на нас. Мне, руководителю парламентской фракции, и моим товарищам по партии, в нашем родном городе стали чинить большие и мелкие гадости, над разнообразием которых «партия власти» не удосужилась потрудиться. Во время встреч с избирателями выключали свет, сторожа помещений, где эти встречи должны были состояться, теряли ключи, московских дворников обязали срывать плакаты и листовки с агитацией за партию «Родина». Был даже случай, когда сотрудники милиции (!) пытались проколоть шины у нашего агитационного автомобиля.

В подмосковной Щербинке, где представители «Родины» уверенно брали большинство мест в местном органе представительной власти, от директоров предприятий потребовали: запретить рабочим идти на выборы!

Все это, естественно, происходило в условиях плотной информационной блокады. Вне положенного по закону времени на агитацию «Родина» не могла ни слова сказать в разъяснение своей позиции. Зато на нее обрушились настоящие потоки лжи.

Сегодня историю участия «Родины» в московских выборах и ее отстранения сводят к телевизионному ролику «про арбузные корки». Мол, «родинцы» поплатились за разжигание ксенофобских настроений. Ничего подобного. За «корки» московские власти ухватились, когда никаких других шансов остановить опасного соперника уже не оставалось.

Нелепость обвинений была настолько очевидна, что даже председатель ЦИКа Александр Вешняков в свойственной ему манере выразил осторожное недоумение. Ни «Свободную Россию», ни, тем более, партию Жириновского никто за агитационные ролики с выборов не снимал. Точнее, их ролики с эфира снимали, а сами партии — нет.

Впрочем, у них ведь и не было шансов потеснить «Единую Россию»:

Идея ролика не возникла сама по себе. Его сюжет иллюстрировал один из наших предвыборных лозунгов: «Очистим Москву!». А от чего очищать? Да всё от того же — от коррупции, криминала, невежества, бескультурья «новых русских» и наглости шпаны, от неуважения властей к простым москвичам. Называя ролик «ксенофобским», где мы с генерал-майором Юрием Поповым достаточно мягко увещеваем уличных хамов, наши противники сами выказали собственную тщательно скрываемую ксенофобию, обнаружив у персонажей сюжета «кавказскую национальность».

26 ноября, за неделю до голосования, Московский городской суд отменил регистрацию списка партии «Родина» на выборах в Мосгордуму. Особый цинизм ситуации придает то обстоятельство, что сделано это было в удовлетворение иска ЛДПР — той самой партии, чей вождь является «образцом национальной терпимости». Однако и другие обстоятельства оставляют от действий властей и Мосгорсуда самое удручающее впечатление.

Судебное заседание шло за закрытыми дверями, руководство партии не получало повестки, а официального представителя «Родины» Ольгу Елисееву пустили в зал суда только через три часа (!) после начала слушания! На улице ОМОН скрутил и задержал полторы сотни молодых «родинцев», которые протестовали против превращения правосудия в политическую дубину.

Не взирая на отсутствие заключения экспертов, суд прогнулся под «Единую Россию». Причем, настолько неприлично, что еще несколько дней понадобилось, чтобы переписывать протокол, придавая ему хоть сколько-нибудь удобоваримую форму.

Зависимость «самого справедливого суда в мире» от московской бюрократии вынуждены признать даже члены «Единой России». Так, однажды депутат Александр Лебедев в эфире одного их телеканалов так и заявил: «Правительство Москвы содержит московские суды. Мало того, что квартиры судьям предоставляет, но и судебные здания. Это прямое нарушение Конституции, поскольку только федеральные власти имеют на это право. Это создает недоверие к московским судам и их решениям».

Впрочем, судьи Мосгорсуда были не первыми, кто был задействован в процедуре расправы. До них отметились члены Московской городской избирательной комиссии, «обнаружившие в видеоролике признаки разжигания межнациональной розни». Кстати, сам Мосгоризбирком подобной компетенцией не обладает, поскольку он официально сформирован из представителей партий, участвующих в выборах — т. е. оппонентов «Родины» по политической борьбе. И не то, чтобы дождаться мнения эксперта — даже просто посмотреть ролик не все удосужились — не то, что проводить какие-либо лингвистические, психологические и иные экспертизы! Однако руки послушно подняли «за» предложенное решение, проект которого председатель Мосгоризбиркома составил, очевидно, под диктовку из мэрии.

Во всяком случае, присутствовавшие в этот момент в зале МГИК утверждают, что вопрос о «Родине» появился в повестке заседания неожиданно, после того, как его председателю кто-то позвонил, видимо, из высокого кабинета:

Абсурдность предъявленных «Родине» обвинений понимали даже «единороссы». Например, депутат Госдумы Николай Безбородов заявил, что «нужен был повод, и ролик стал таковым, а причина, конечно, в другом: идет политическая борьба между партиями за избирателя». По мнению его коллеги — депутата Геннадия Гудкова, «партия «Родина» набирала очки и проходила в Мосгордуму, и избирательный ролик партии не был основной причиной снятия партии».

Власти Москвы всерьез опасались, что недовольство столь наглыми действиями вырвется на улицы, тем более что сразу несколько партий заявили о проведении митингов 27 ноября. Испуг оказался настолько глубоким, что митинги и шествия в центре столицы были запрещены городскими властями не только на время до выборов, но и после.

Недостатка в спекуляциях по поводу снятия «Родины» с выборов не было. Многие усматривали в этом хитрый пиаровский ход: мол, на Руси обиженных любят, «Родина» сама себя с выборов сняла, рассчитывая, что Верховный суд ее восстановит, и тогда партия получит дополнительные голоса избирателей. Другие рассуждают об интригах кремлёвского двора: хотели, дескать, Лужкова припугнуть, а потом увидели, что «Родина» самостоятельную игру ведет, и ее восстановление ставит под вопрос все политическое будущее «Единой России»:

Как это обычно и бывает, крохи истины погребены под горами домыслов. Но то, что решение Верховного суда отклонить жалобу партии «Родина» и оставить в силе решение Мосгорсуда является политическим заказом — бесспорно. Даже адвокат юрист Сергей Беляк, представлявший в суде интересы ЛДПР, после решения Верховного суда это публично признал в зале суда, выставив своих заказчиков в идиотском свете. Он, в частности, признал, что «это политика», и «решалось все там, наверху».

Наши жалобы на нарушение процедуры не были приняты во внимание, три экспертизы, две из которых подготовил Институт судебной экспертизы, а третью заказала Московская прокуратура (естественно, все они были в нашу пользу), даже не были приобщены к делу.

И только 13 января 2006 года, спустя месяц после судебной расправы над партией «Родина» Прокуратура города Москвы вынесла решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту демонстрации нашего предвыборного ролика.

В Постановлении, подписанном заместителем прокурора Москвы В.В.Росинским, в частности, указывается, что в своем решении от 26 ноября 2005 года Московский городской суд сослался на лингвистическую консультацию доктора филологических наук, профессора Борисову Е.Г. Однако в ходе проверки Прокуратуры г-жа Борисова Е.Г. пояснила, что «ни одно место в содержании видеоролика не могло однозначно интерпретироваться как призыв к возбуждению вражды к конкретным нациям», и что выводов относительно призыва к устранению из Москвы лиц нерусских национальностей она в своей консультации не делала».

Прокуратура изучила также заключения специалистов Калужской и Калининградской лабораторий судебной экспертизы Минюста, Института психологии имени Л.С.Выготского, Института Русского языка имени В.В.Виноградова, Института психологии РАН. И они также не обнаружили в ролике «ни признаков возбуждения ненависти, вражды или унижения человеческого достоинства, ни пропаганды исключительности или неполноценности граждан, ни побуждений к действиям против какой-либо нации, расы, религии, социальной группы, или отдельных лиц, как ее представителей».

В документе Прокуратуры также указывается, что «содержащиеся в решении суда понятия «лица кавказской и славянской внешности», «представители народов Кавказа», «представители славянских и кавказских народностей», «лица нерусских национальностей, приезжающих в Москву», не относятся к конкретным национальностям или социальным группам, поэтому не образуют объективной стороны состава преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, но явились основанием для вывода о нарушениях требований части 1 статьи 56 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». А потому делается вывод: «Решение суда по гражданскому делу не имеет преюдициального значения для вывода о наличии в чьих-либо действиях признаков указанного преступления» и «оснований для вывода о том, что политическая партия «РОДИНА» изготовила и распространила видеоролик «Очистим Москву от мусора» с целью возбуждения национальной и социальной вражды, не имеется».

Что же получается? Прокуратура спустя месяц после завершения «битвы за Москву» наконец признает, что в действиях партии «Родина» на выборах в Московскую городскую думу не было состава преступления. Так чем же тогда руководствовались судьи московского городского и верховного суда, вынося своё решение об отмене регистрации избирательного списка партии «Родина»? Если партия и её лидер оказались правы, и законы России ими нарушены не были, тогда возникает вопрос, за что сняли «Родину» с выборов? И насколько законна нынешняя Московская городская дума, избранная без участия популярной в Москве партии «Родина»?

Если бы московские власти задались целью публично себя высечь, то у них это получилось бы не так эффектно, как на выборах Мосгордумы. Вся эта гнусная политическая расправа над московским списком «Родины», реально пошатнула веру многих москвичей в правосудие, причем не только наших сторонников, но и всех людей, занимающих гражданскую позицию. Почти семьдесят процентов избирателей проголосовали против этого бесстыдства «ногами»! Москвичи на такие выборы не пришли.

Да, у нас украли нашу победу. Но и «Единой России» гордиться в Москве нечем. Еще три года назад, когда та же самая ЕР шла на выборы в Госдуму, и Лужков был в первой тройке и, собственно говоря, возглавлял список, «Единая Россия» получила 53% голосов всех москвичей.

На выборах в Мосгордуму при явке 34% ЕР получила 47% голосов. Нетрудно подсчитать, что вопреки жесткому административному давлению в пользу списка Лужкова за «популярного градоначальника» проголосовало всего 14% всех москвичей! Сравните с 53 процентами на думских выборах всего три года назад! Поддержка «партии власти» и главного пчеловода столицы упала почти в четыре раза.

Но и этого «медведям» показалось мало. Они не погнушались «зачистить» кандидатов партии «Родины», выставленных по избирательным округам. Кое-где потерявшие страх чиновники вычеркивали фамилии наших товарищей из бюллетеней, хотя это было прямым нарушением закона.

Все дни до выборов и сразу после них у здания, в котором работает аппарат исполкома партии «Родина», торчал автобус с бойцами внутренних войск, готовых к очередному «маски-шоу» и, видимо, только ищущих для этого подходящий предлог. Ну, хотя бы горсть манифестантов:

На дом руководителю Союза молодежи «За Родину» талантливому молодому писателю Сергею Шаргунову нагрянули следователи, представившиеся из ФСБ. Несмотря на то, что жена Сергея была беременна, они устроили в квартире засаду. Зачем? Неужели нет в городе большей угрозы безопасности власти, чем молодой русский писатель?

Итоги московских выборов вызвали значительный резонанс. Кое-где в регионах с перепугу нашу партию объявили «запрещенной».

А что же «Родина»? Не скрою — конъюнктурщики, влезшие в руководство партии, дрогнули и стали искать «запасные аэродромы». Но ядро партии стало еще твёрже. Мы знаем теперь достоверно, с кем имеем дело и на что эти люди способны. Мы знаем, что наши противники — жалкие и подлые трусы, которые укрываются от мужской схватки с оппонентами.

Но главное — мы вышли из московской кампании с высоко поднятой головой и твердой уверенностью в том, что имеем широкую народную поддержку.

Результаты московских выборов значимы для всей России. Но не в том смысле, как поняли ретивые исполнители на местах: «Родину» мочить, ЛДПР ласкать, а КПРФ — щекотать.

Московский пример показал, что для политических циников нет никаких сдерживающих факторов. Избирком, суд, милиция — всё у них в кармане. Но кто сказал, что общество собирается терпеть их бесконечно? Кто сказал, что мы готовы играть по их правилам?

Дмитрий Рогозин «Враг народа».
Издательство «Алгоритм», М.: 2006.
Презентация книги состоится 8 сентября 2006 года на Книжной ярмарке на ВВЦ.

http://www.kreml.org/opinions/127 253 223?mode=print


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru